Бомбардировки Берлина советской авиацией в 1941 году Как это было

Лето 1941 года для Советского Союза было горьким. Гитлеровские армии стремительно продвигались на Восток, Красная Армия оставляла один город за другим, потери в живой силе и технике были огромными.

22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала войны, немецкая авиация совершила первый налет на Москву. С этого дня подобные атаки стали регулярными.

Разрушить столицу бомбардировочной авиации Третьего Рейха не удалось. Система ПВО Москвы оказалась весьма эффективной и свела эффективность немецких авиаударов к минимуму. Немцы, прорываясь к городу, несли очень большие потери.

Тем не менее, начало бомбардировок Москвы имело серьезный психологический эффект. Бодрости духа это факт не придавал ни бойцам Красной Армии, ни мирному населению.

26 июля нарком Военно-морского флота адмирал Н. Г. Кузнецов вместе с Жаворонковым на встрече у Сталина предложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота с аэродрома Кагул на острове Эзель — самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками.

Подготовка к первому вылету на Берлин в августе 1941 года

Там распологалась 8-я авиабригада ВВС Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) под командованием полковника Е.Н. Преображенского. Он лично возглавил особую группу, собранную из всех пяти авиационных эскадрилий первого полка, которая в начале августа 1941 г. перебазировалась на один из четырех самых больших островов Моонзундского архипелага – о. Саарему (Эзель, Моонзундский архипелаг).

Полковник П.Н. Преображенский со своим экипажем

С аэродрома Кагул (о. Эзель), который к тому времени уже располагался в тылу противника, тактический радиус дальних бомбардировщиков ДБ-3ф обеспечивал возможность нанесения ударов с воздуха по Берлину. Но столицу фашистской Германии можно было достичь не только с учетом предельного радиуса действия самолетов 1-го мтап, но и при условии выполнения полета только в ночное время суток и в основном над водной поверхностью.

После первого пробного разведывательного полета с острова по маршруту группы из пяти ДБ-3ф под командованием капитана А.Я. Ефремова было принято окончательное решение на бомбардировку столицы Третьего рейха.

Шумная ночь в Берлине с 7-го на 8-я августа

Вечером 7 августа один за другим взлетели тринадцать максимально груженных крылатых машин. Флагманом шел Е.Н. Преображенский, вторую группу вел В.А. Гречишников, третью возглавлял А.Я. Ефремов. По маршруту шли на высоте 7 км, температура за бортом была отрицательная, стекла кабин и очки шлемофонов членов летных экипажей обмерзали, периодически пользовались аварийными кислородными приборами.

В историческом вылете над Берлином побывало пять самолетов полка, остальные экипажи отбомбились по Штеттину. О неожиданности действий морских авиаторов говорит тот факт, что наутро немецкие радиостанции сообщили в эфир о попытке 150-ти самолетов Великобритании прорваться к Берлину.

Гитлер в шоке

В первый раз ДБ-3Ф отбомбились над берлинским стадионом, разрушили новый индустриальный квартал германской столицы. Советские бомбы повредили здания вокзала и телеграфа, а также ряд оборонных предприятий в районе Райниккендорф.

В Берлине не было даже светомаскировки, а гитлеровские ПВО начали работать, только когда смертоносный груз советскими бомбардировщиками был уже сброшен. Фактически немцы били «в пустой след» — всем нашим самолетам удалось без потерь вернуться на родину.

ДБ-3ф (ИЛ-4)

Когда выяснилось, что бомбили все-таки русские, а не англичане (союзникам СССР даже пришлось выступать с опровержением), Гитлер был шокирован такой новостью, ведь еще совсем недавно ему докладывали, что советская авиация как вид вооружения полностью уничтожена.

Этот налет нанес колоссальный удар и по моральному духу простых немцев – жители разбомбленного Берлина писали на фронт своим воюющим родственникам о том, что теперь им придется опасаться еще и русских бомбардировок.

Новые вылеты морской авиации

В дальнейшем морские летчики продолжили воздушные бомбардировки столицы третьего рейха. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1941 г. наиболее отличившиеся летчики: полковник Е.Н. Преображенский, капитаны В.А. Гречишников, А.Я. Ефремов, М.Н. Плоткин и штурман флагманского экипажа капитан П.И. Хохлов были удостоены звания Героя Советского Союза. Многие представители летно-технического состава 1-го минно-торпедного авиаполка были удостоены высоких государственных наград.

Всего балтийскими летчиками на столицу Германии было совершено восемь налетов, последний из которых состоялся в ночь на 4 сентября 1941 года. Авиационная группа выполнила 86 самолетовылетов, при этом 33 самолета (что составило 38%) дошли до цели и бомбили Берлин. Остальные самолеты по разным причинам нанесли бомбовые удары по запасным целям – Штеттину, Кольбергу, Мемелю, Виндаме, Данцигу, Либаве[5]. В результате налетов в Берлине было зарегистрировано 32 очага пожара. За период бомбовых ударов по Берлину наши потери авиагруппы полковника Е.Н. Преображенского составили 18 самолетов и 7 экипажей.

Работа дальнебомбардировочной авиации. Ночь с 10 на 11 августа 1941 года

Помимо авиации КБФ столицу фашистской Германии бомбила 81-я авиационная дивизия дальнего действия (аддд)[7]. Она была сформирована в соответствии с приказом Наркома обороны СССР № 0052 от 15 июля 1941 г. (основание – решение Государственного Комитета Обороны СССР от 14 июля 1941 г.)[8].

Ее командиром стал один из первых Героев Советского Союза комбриг М.В. Водопьянов. Дивизия включала в свой состав: управление, 432-й и 433-й авиационные полки.

В составе каждого полка предусматривалось иметь по 5 эскадрилий тяжелых бомбардировщиков ТБ-7 (Пе-8) в составе трех кораблей каждая, одну эскадрилью истребителей охраны типа Як-1 или ЛаГГ-3 в составе 10 самолетов и батальон аэродромного обслуживания.Командиром полка назначен один из опытнейших пилотов дальней авиации полковник В.И. Лебедев.

81-я дивизия, обладая особым статусом в Военно-воздушных силах, непосредственно подчинялась командующему ВВС Красной армии генерал-лейтенанту авиации П.Ф. Жигареву. Вопросы ее боевого применения находились в компетенции Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. По его распоряжению, в качестве ответной меры за массированные налеты люфтваффе на Москву, дальняя авиация (вслед за 1-м минно-торпедным авиационным полком 8-й авиабригады ВВС КБФ) должна была подвергнуть бомбардировке военные объекты столицы третьего рейха.

В первой декаде августа 1941 г. командование ВВС доложило в Ставку Верховного Главнокомандующего (СВГК) о полной готовности дивизии к боевой работе по Берлину. По личному указанию И.В. Сталина в ночь с 8 на 9 августа было подготовлено специальное распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО): «Т-щу Водопьянову. Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.VIII на 10.VIII или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налет на Берлин. При налете кроме фугасных бомб обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбежки г. Кёнигсберг. И. Сталин 8.8.41»[10].

На основании этого документа командующий ВВС Красной армии П.Ф. Жигарев издал соответствующий приказ. Одновременно штабом ВВС совместно с 5-м управлением Главного управления ВВС (авиации дальнего действия) были разработаны боевые задания 81-й аддд по обеспечению пролета и возвращения бомбардировщиков через линию фронта.

Удар по столице фашистской Германии, вслед за ВВС КБФ, должны были наносить экипажи 432-го (на ТБ-7) и 433-го (на Ер-2) дальнебомбардировочных полков (дбап) 81-й авиадивизии.

Для выполнения боевой задачи первоначально были задействованы 12 ТБ-7 и 28 Ер-2. 10 августа самолеты перелетели на военный аэродром «подскока» г. Пушкин (28 км южнее Ленинграда). После очередной технической ревизии состояния машин количество отобранных бомбардировщиков уменьшилось до 10 ТБ-7 (выбор пал только на дизельные машины) и 16 Ер-2, составившие основу 1-й и 2-й эскадрилий 432-го дальнебомбардировочного полка (приказ командующего ВВС № 0010 от 9 августа 1941 г.). Примерно 8 »еров» были включены в состав «оперативной группы» того же авиаполка под командованием заместителя командира полка капитана А.Г. Степанова.

ТБ-7 в полете

Общее руководство организацией первого налета дальнебомбардировочной авиации (ДБА) на Берлин было возложено на командующего ВВС Красной армии генерал-лейтенанта авиации П.Ф. Жигарева, непосредственное командование авиагруппой бомбардировщиков – на комбрига М.В. Водопьянова.

В 18.00 10 августа экипажи эскадрилий были собраны для постановки задачи (аэродром г. Пушкин). Генерал П.Ф. Жигарев зачитал обращение Верховного Главнокомандующего к личному составу дивизии, одновременно был отдан приказ иметь на каждом воздушном корабле максимальный боекомплект и полную заправку топливных баков. Основу боеприпасов составляли фугасные (ФАБ-100, -250, -500, -1000), зажигательные (ЗАБ-50) и ротационно-рассеивающие (РРАБ-3) авиабомбы.

Крайняя ограниченность по времени, и строжайшая секретность планируемого мероприятия исключили возможность своевременного доведения до руководства Северной зоны ПВО и противовоздушной обороны Краснознаменного Балтфлота сведений о предстоящем полете наших самолетов. Это обстоятельство сыграло над участниками налета на Берлин злую шутку.

Подавляющее большинство личного состава подразделений зенитной артиллерии и экипажей истребительной авиации не были знакомы с силуэтами ТБ-7 и Ер-2, что позволяло принимать их за вражеские бомбардировщики.

Вследствие возникших технических проблем на Берлин ушло лишь 10 бомбардировщиков (7 ТБ-7 и 3 Ер-2), до цели долетели 7 тяжелых самолетов.

12 августа на страницах газеты «Красная звезда» появилась оптимисти­ческая заметка под названием «Налет советских самолетов на район Берлина» с соответствующим текстом: «В ночь с 10 на 11 августа имел место новый налет советских самолетов на военные объекты в районе Берлина. Сброшены зажигательные и фугасные бомбы большой силы. В Берлине вспыхнули большие пожары и наблюдались серьезные взрывы. Все наши самолеты вернулись на свои базы, за исключением одного самолета, который разыскивается»[12]. Представленная советской общественности информация была далека от истины, но пропаганда в условиях войны работала по своим законам жанра. Истинное положение дел оказалось под грифом «совершенно секретно».

В процессе подготовки и выполнения полета был выявлен ряд существенных недостатков, потребовавший принятия незамедлительных мер.

Несмотря на сложности в организации первого налета, дальнебомбардировочная авиация до 5 сентября 1941 г. произвела 10 налетов на Берлин и другие города Германии: Кенигсберг, Штеттин, Данциг и Свинемюнде, сбросив на них 21,5 тонны бомб.

Источник https://topwar.ru

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Нажми и лайкни

ПОНРАВИЛОСЬ! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Следуй за нами на Фейсбук Подписаться в Твиттере Следовать в Контакте Следовать в Одноклассниках Подписаться в Google+ Следить в LiveInternet

Ближайшее по времени публикации

Опубликовать в Твиттере Опубликовать в Майле Опубликовать в Контакте Опубликовать в Одноклассниках Опубликовать в Google+ Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в LiveInternet Опубликовать в Blogger