История неприязни поляков к России Немного обо всём

враждебность польши

Двести лет назад, 15 (27) ноября 1815 года, большая часть Великого герцогства Варшавского, созданного Наполеоном и бывшего его протекторатом, была присоединена «на вечные времена» к Российской империи под именем Царства Польского, и новое царство, созданное «вопреки представлениям почти всех европейских государств» и «великодушием императора Александра I», получило Конституцию, которая превратила только что сформированное государство в наследственную монархию, «навсегда соединённую с Российской империей».

Недавно пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков, комментируя результаты выборов в Польше, сказал о том, что Россия сожалеет, что отношения с Польшей находятся «не в лучшей форме».

Император Александр (1777 - 1825 г)

Не в лучшей форме - это ещё мягко сказано. К сожалению, историческое наследие польско-российских отношений обременено массой взаимных обид. Но есть одно важное различие: если у русских главные «исторические раны» ассоциируются со Смутным временем (поддержка поляками Лжедмитрия I в 1605 году, взятие Москвы в 1610 году и т.д.), отдалённым от нас аж на четыре столетия, то поляки счёт своим претензиям к России доводят практически до наших дней.

По сути, Польша - это пример нации, сумевшей в Средние века создать мощную империю, а затем её потерять, причём не только её, но в конце XVIII века и государственность вообще.

Второй момент: Польша всегда стремилась доминировать в Восточной Европе, но в итоге в этом соревновании уступила России, и теперь у поляков существует некая историческая обида на нашу страну.

В результате, поляков и русских теперь разделяет буквально всё, а объединяет только жизнь по соседству. Более того, болезненные вопросы прошлого не только не закрываются, но появляются всё новые и новые.

Это порождает неприязнь большинства поляков к России и русским, способствует разгулу русофобских настроений в польском обществе. Ну, а русские историки постоянно вспоминают следующие слова Екатерины II о поляках:

«По непостоянству и ветрености сего народа, по доказанной его злобе и ненависти к нашему, а особливо по изъявляющейся в нём наклонности к разврату и неистовствам французским, мы в нём никогда не будем иметь ни спокойного, ни безопасного соседа, иначе как приведя его в сущее бессилие и немогущество».

Поляки - союзники Наполеона

Польша потеряла свою самостоятельность в 1795 году, когда последовал третий (окончательный) раздел её территорий между Австрией, Пруссией и Россией. Мечтавшие о независимости поляки возлагали большие надежды на Наполеона, в войсках которого они мужественно сражались, и в 1807 году, при заключении Тильзитского мира, императором французов было создано так называемое Великое герцогство Варшавское, подчинённое верховной власти саксонского короля.

С тех пор благодарность поляков к Наполеону была беспредельной, а он пользовался их воодушевлением, поддерживая всё это новыми обещаниями и увеличением земель герцогства. В частности, в 1809 году к герцогству была присоединена большая часть Галиции, отнятой от Австрии.

Польский легион (Вислинский полк)

Польский легион (Вислинский полк), 1810 год

Но надеждам поляков не суждено было осуществиться, а потом Наполеон был разгромлен в 1812 году, русские войска изгнали его из пределов России, в 1813 году война была перенесена в Германию, и Варшавское герцогство было завоёвано, как тогда писали, «почти мимоходом».

Поляки, надо отдать им должное, оставались союзниками Франции до конца кампании 1814 года. Но потом с Наполеоном было покончено, и право возмездия перешло к Александру I. И тот мог жестоко покарать поляков за верность общему врагу всей Европы и за то, что они натворили, находясь на нашей территории.

Но Александр I со свойственным ему великодушием даровал амнистию польским солдатам и офицерам, воевавшим за Наполеона против России, а для Варшавского герцогства назначил временное правительство, составленное частично из поляков, частично из русских.

«Как победитель, я восстановлю Польшу, потому что это согласно с моими личными желаниями и с выгодами моего государства. Я знаю, что встречу много затруднений, но надеюсь успеть в моем намерении», -сказал тогда Александр I. Согласимся, всё это как-то не тянет на пресловутый «болезненный вопрос прошлого».

Венский конгресс

На Венском конгрессе, решавшем судьбы постнаполеоновской Европы, первоначально планировали вернуть Польшу в тот вид, который она имела до 1807 года, но российский император не согласился с этим и потребовал в награду России, больше других держав содействовавшей свержению Наполеона, всё Варшавское герцогство.

Первоначально он склонялся к тому, чтобы восстановить прежнее Польское государство и в качестве конституционного монарха стать в его главе. Но потом дипломатические интриги Меттерниха и Талейрана поменяли его намерения, и он согласился уступить Австрии и Пруссии некоторые части герцогства. Так было образовано Царство Польское.

В заключительном акте Венского конгресса было сказано: «Варшавское герцогство, за исключением некоторых областей и округов, присоединяется к Российской империи. Оно будет безвозвратно соединено с нею на вечное владение Его Императорского Величества и его наследников и преемников. Его Императорское Величество оставляет за собой право предоставить этому государству, пользующемуся особой администрацией, такое очертание границ и национальные установления, которые сочтёт полезными и приличными».

В связи с этим, хотелось бы отметить: так называемые разделы Польши между Австрией, Пруссией и Россией диктовались с российской стороны возвращением исконно русских земель, ранее отторгнутых поляками. И лишь теперь, после победоносной войны 1812-1814 годов, в которой поляки активно поддерживали Наполеона, России были переданы собственно польские территории.

При этом, как писали тогда, Царство Польское «должно было служить как бы обсервационным лагерем, из коего русские самодержцы могли бы наблюдать за всеми действиями и движениями европейских кабинетов».

Короче говоря, в мае 1815 года были подписаны договоры между Россией, Пруссией и Австрией о Варшавском княжестве, а в июне - генеральный акт Венского конгресса. Пруссия получила Познанский и Быдгощский департаменты Варшавского княжества (из них образовалось Великое княжество Познанское), а также город Гданьск. Австрия получила Величку и соляные шахты. Краков и его окрестности стали «вольным городом» под протекторатом Австрии, Пруссии и России.

Оставшаяся же территория была присоединена к России и составила Царство Польское с территорией около 127 700 кв. км и населением 3,2 млн человек. Это был несомненный успех российской дипломатии, и объяснялся он, прежде всего, статусом России как победительницы в войне, с чем Европа вынуждена была считаться.

Границы Польши по решениям Венского конгресса 1815: зеленым цветом обозначено Царство Польское в составе России, голубым - часть наполеоновского герцогства Варшавского, отошедшая к Пруссии, красным - Краков (вначале вольный город, затем отошёл к Австрии).

НОВАЯ КОНСТИТУЦИЯ ДЛЯ НЕДАВНИХ ВРАГОВ

А потом Александр I, «никем не побуждаемый и никем не обязываемый», даровал Царству Польскому новую Конституцию, построенную на либеральных началах. Произошло это 15 (27) ноября 1815 года.

Конституция провозгласила, что Царство Польское навсегда присоединялось к Российской империи и связывалось с ней личной унией, общностью царствующей династии. Российский император становился польским королем и вступал на польский трон в соответствии с порядком наследования престола, существовавшим в Российской империи. Однако в Царстве Польском император-король был конституционным, и его власть ограничивал изданный им самим конституционный закон.

Польский язык объявлялся языком администрации, суда, войска и т.д. «Польский народ, - гласила одна из статей, - на вечные времена будет иметь национальное представительство в сейме, состоящем из короля и двух палат (изб), из коих первую будет составлять сенат, а вторую послы и депутаты от общин». Заметим, Александр совсем не обязан был это делать в отношении страны, совсем недавно воевавшей против него, и это тоже не очень-то справедливо относить к «болезненным вопросам прошлого».

Сейм, разделявший с монархом законодательную власть, состоял из двух палат: сената и так называемой посольской избы. В сенат входили члены королевской фамилии, епископы, воеводы и другие высшие должностные лица в количестве, которое бы не превышало половину числа избираемых депутатов посольской избы, которая состояла из 128 членов (77 представителей от поземельного дворянства и 51 депутатов от городов и общин). При этом депутаты должны были быть не моложе 30 лет, сенаторы - 35 лет, а избирателем мог быть каждый собственник, достигший 21 года.

Сейм должен был созываться каждые два года на четыре недели, и он в основном отвечал за изменения в области гражданского и уголовного права. Административные и хозяйственные вопросы регулировались постановлениями наместника, а позднее Административного совета.

Юзеф Зайончек

Кстати, первым наместником (заместителем императора-короля) стал бывший наполеоновский дивизионный генерал Юзеф Зайончек.

А ведь этот человек, между прочим, воевал против России и в 1812. году потерял ногу при Березине, а потом был взят в плен. Но Александр I простил его и произвёл в генералы от инфантерии. Может быть, это тоже «болезненный вопрос прошлого»?

Исполнительная власть находилась в руках царя и пяти ответственных министров. Министры составляли под председательством наместника совет, а вместе с государственными советниками и государственными секретарями - общее собрание Государственного совета, в котором должны были составляться проекты законов.

Как видим, Александр I даровал полякам, совсем недавно ожесточенно воевавшим против России, статус суверенного Царства Польского с собственной Конституцией, сохранявшей традиции Речи Посполитой. Польша сохранила своё правительство, армию, национальную денежную единицу (злотый). Польский язык по-прежнему носил статус государственного. Важнейшие правительственные должности занимались поляками.

Грязно в Польше было, просто стихийно грязно    

Что же представляла собой тогда территория, ставшая Царством Польским?

Историк Д. А. Кропотов в 1874 году писал: «Вновь приобретённый край представлял во многих отношениях страну полудикую, покрытую полуразвалившимися лачугами, в которых гнездились грязь и нищета, и до того лишённую путей сообщения, что Наполеон, увязая со своей армией в невылазных ее топях, говорил, что открыл в Польше пятую стихию - грязь. Великолепные костёлы, обширные каменные монастыри и роскошные дворцы польских магнатов, сооружённые кровью и потом народа, нисколько не смягчали грустного впечатления, производимого общим видом страны».

На самом деле для Наполеона Польша была лишь военным депо, из которого он набирал солдат для своих непрерывных походов. Торговля, промышленность, благосостояние граждан не процветали в то время. Польша была чем-то вроде форпоста Франции на северо-востоке Европы. Поход Наполеона в Россию окончательно довершил истощение страны и отнял у нее последние жизненные соки.

А что с этой территорией стало?

Тот же Д.А. Кропотов отмечает: «С присоединением царства к России в короткое время всё в нём изменилось: земледелие, мануфактуры, торговля и финансы царства приводимы были неослабным попечением русского правительства в цветущее положение. В первые годы владычества России все расходы царства, изнурённого войной, контрибуциями и континентальной системой, приняты были Россией на себя, тогда как все доходы царства обращены были на устройство и на внутренние его потребности».

Подобное заявление может показаться пристрастным. Но вот лишь несколько цифр. В 1788 году доходы Польши составляли 80 млн злотых, а с 1816 года они дошли до более чем 100 млн злотых, несмотря на то, что Царство Польское в 1816 году составляло едва пятую часть прошлого пространства. Народонаселение царства в 1815 году составляло 2,4 млн жителей, в 1830 году - 4 млн.

В Варшаве в 1816 году возник университет, профессора которого могли соревноваться с коллегами из ведущих мировых университетов. Были основаны две военные академии в Варшаве и Калише, в Маримонте (предместье Варшавы) открыта школа земледелия и сельского хозяйства и т.д. Науки и искусства развились с такой силой, что без преувеличения можно сказать: никогда Польша не имела стольких учёных и писателей, как «под пятой проклятой России».

Даже оклад в польской армии «вчетверо превышал оклад, определённый русскому воинству». Сами поляки говорили: «Никогда Польша не была так счастлива, как во времена Александра. Нужно только сравнить прошедшее с настоящим, дабы убедиться в справедливости сего».

РОСТ НЕДОВОЛЬСТВА

Но поляки были недовольны тем, что получили, и требовали ещё большего. Они хотели, чтобы Александр I отделил от России Белоруссию, Литву, Волынь и Подолию и присоединил их к Польше. Выглядит это странно, но недовольные утверждали, что русский государь «дал им Конституцию с тайной мыслью никогда не выполнять её».

Впрочем, в первые два года никаких жалоб не возникало, и ни о каких беспорядках не было и слышно. Понятно, что дальнейшие события очень напоминают логический парадокс про курицу и яйцо. Что появилось раньше? Репрессии, а потом недовольство? Или недовольство, а потом репрессии?

Новая Конституция вступила в силу с 1816 года, но очень скоро гармония между Александром I и поляками расстроилась.

5 (17) марта 1818 года император открыл сейм следующими словами: «Прежняя организация страны позволила мне ввести ту, которую я вам пожаловал, приводя в действие либеральные учреждения». А заканчивалась его речь так: «Докажите теперь свету, что эти учреждения не есть опасное обольщение, что будучи применены к делу с чистосердечием и хорошим намерением, они могут согласоваться с порядком и послужить основанием к истинному благоденствию народа».

Историк Д.А. Кропотов по этому поводу пишет: «Император Александр, даровав Польше весьма либеральную Конституцию и широкое представительное правление, уверен был, что милосердием, щедротами, отеческим попечением о благосостоянии царства, похвалами и знаками отличия, возвышающими души воинов, можно будет сроднить обе нации и, прекратив вражду, между ними существующую, слить обе части в единое целое. Вышло иначе: мероприятие это не только имело противное действие ожидаемому, но предоставило полякам те способы к восстанию и поддержанию борьбы с Россией, о коих они и мыслить не смели».

Депутаты сейма начали прямо и резко порицать правительство и министров. Полякам хотелось вернуть времена Речи Посполитой, и в результате новый сейм, созванный 1 (13) сентября 1820 года, действовал уже явно в духе оппозиции, повсюду плодились тайные общества и заговоры, и это страшно разгневало Александра I.

В своей речи, отмечая, что поляки сами мешают восстановлению своей родины, российский император заявил о том, что хочет даже отменить Конституцию, но ограничился одними угрозами. При этом правительство усилило меры предосторожности, а заговорщики, считая подобные меры за унижение и преследования, ещё усерднее повели свою подрывную работу.

Историк Д. А. Кропотов в 1874 году сделал следующий вывод: «Прирождённое тщеславие поляков, их привычка к своеволию и совершенное неумение подчиняться законам подрывали в самом корне новый общественный строй Польши. Вместо обсуждения законодательных вопросов сейм сделался поприщем, на котором нунции, ради приобретения личной известности своим красноречием, отличались необузданными выражениями, забвением всех приличий и буйными выходками против самой власти, даровавшей им представительное правление».

БЕССМЫСЛЕННЫЙ И БЕСПОЩАДНЫЙ

В результате третий сейм был собран только через пять лет после второго сейма. Произошло это 1(13) мая 1825 года, а в ноябре того же года император Александр I скончался, и на престол вступил его брат Николай I. Соответственно, он же был коронован польским королем в Варшаве. К этому времени в Польше уже достигла значительного уровня нелегальная оппозиция, и это вскоре привело к восстанию 1830-1831 годов, что повлекло за собой его весьма жесткое подавление.

Восставшие объявили Николая I в Польше низложенным, а народ вышел на улицы с требованиями полного отделения Польши от России. При этом брат императора Александра I Константин Павлович, бывший там наместником после смерти генерала Зайончека, любил Польшу, в совершенстве знал её язык и был женат на польской графине Иоанне Грудзинской.

Константин Павлович заботился о стране: развивал экономику, культуру, и поляки имели привилегии, каких не имел русский народ. Короче, в Варшаве он был вполне доволен своей судьбой и, возможно, поэтому отрекся от российского престола в пользу младшего брата Николая.

Николай I информирует о восстании в Польше 1830

Но в ноябре 1830 года Варшава перешла в руки повстанцев. А потом восстание было подавлено, после чего власть вместе с титулом князя Варшавского и постом наместника перешла к генерал-фельдмаршалу графу И.Ф. Паскевичу, усмирившему мятеж.

В помощь ему было учреждено временное правительство. Кстати говоря, по мнению Паскевича, лучше всего тогда было бы присоединить Царство Польское к Российской империи и устроить там обычное русское управление, но идея эта не была тогда принята Николаем I.

Тысячи поляков бежали за пределы Царства Польского. Они обосновались в разных странах Европы, и именно эти эмигранты постарались создать России крайне неприглядный образ душительницы свобод, угрожающей «цивилизованной Европе».

Именно с начала 1830-х годов полонофильство и русофобия стали важными составляющими европейского общественного мнения.

Ну а потом, в 1837 году, воеводства были преобразованы в губернии, а в 1841 году упразднён Государственный совет. В делопроизводство был введён русский язык, конфискованные имения польской шляхты были пожалованы русским, высшие государственные должности были заняты русскими и т.д.

Революция 1848 года сильно взволновала поляков, и они подняли восстания в княжестве Познанском и в Галиции. Потом Крымская война ещё более оживила надежды поляков. Было решено сформировать польские легионы на театре военных действий для борьбы против России.

Кстати, этому плану содействовала польская эмиграция во главе с князем Адамом Чарторыйским, в своё время находившимся в числе ближайших друзей и сподвижников Александра I.

Конец царства Польского

Между тем 18 февраля (2 марта) 1855 года умер император Николай I, а 20 января (1 февраля) 1856 года - И. Ф. Паскевич. В мае 1856 года в Варшаву прибыл новый император Александр II, но это уже совсем другая история...

В любом случае, в годы Первой мировой войны поляки, российские подданные, сражались против поляков, служивших в австро-венгерской и германской армиях. Царство Польское оказалось под немецко-австрийской оккупацией, а потом и вообще прекратило своё существование.

Ну, а вывод под всё вышеизложенное подвел историк К. В. Елпатьевский, который в «Учебнике русской истории», изданном в 1906 году, написал: «Польша никогда не была так счастлива, как во времена Александра I, и если бы продолжала идти по этому пути, то скоро забыла бы двести лет своей анархии и стала бы наряду с образованнейшими государствами Европы».

К сожалению, «вспыхнувшая революция быстро уничтожила все расцветшие посевы и на много лет отбросила Польшу назад».

Евсей Гречена, газета "Совершенно Секретно" декабрь 2015

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *