Кто создал Украинский, Белорусский и Русский народ Русские

дружба народов

Ещё на рубеже XIX-XX столетий понятие «русский» означало принадлежность проживавших в трёх областях Российской империи восточных славян – великорусских губерниях, Малой России и Белой Руси. Но говорить о том, что в трёх частях Руси-России проживали три отдельных народа, не приходится – не было в природе «трёх ветвей» Русского народа, есть один народ, проживающий в трёх исторических областях. Территории Малой, Великой и Белой Руси никогда не несли национального, этнического содержания. Это всё территории, населённые русами, Русским народом, которые в период феодальной раздробленности и развала единого Русского государства(обозначаемого абсолютно искусственным названием – Киевская Русь), оказались частью оккупированы соседями, а частью в вассальной зависимости от Золотой Орды.

В письменных источниках и народной памяти нет упоминаний о Великой, Малой, Белой Руси ранее XIV столетия. Они появляются с XIV столетия, не неся национального значения за пределами Русских земель и долго были не известны простому народу в Константинополе. Константинопольский патриархат, управлявший русской церковью, раньше называл Русские земли словами «Русь», или Россиа(я)», но ситуация изменилась, когда значительные территории на западе и юго-западе Руси были захвачены Литвой и Польшей. В Константинополе, чтобы отличить Галицию, захваченную западными соседями Руси, от остальной Руси, которую назвали «Великой» (учитывая величину территорий), стали называть ее (Галицию) – «Малой Русью», «Малой Россией». Затем в «Малую Россию» включили ещё ряд южнорусских земель. Так, Киев первоначально относился к «Великой Руси», и только с 1362 года, когда его захватил великий князь литовский Ольгерд, город вошёл в состав «Малой Руси». Интересно и название Литвы того времени – Великое княжество Литовское и Русское, речи в документах об «украинском» или «белорусском» народах нет. Везде говорится о русском народе, вплоть до 1697 года правительство Великого княжества Литовского и Русского использовало в официальных документах русский язык. А население людей в восточной и западной России продолжало называть себя русскими, а свою землю Россией, Русью.

Из Византии эти понятия проникли в польские, литовские и русские документы. Но и там не знали национальных различий, народ был один, просто проживал на территориях под разной юрисдикцией. Когда при царе Алексее Михайловиче большая часть земель была объединена, а русский царь стал называться «всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцем», это выражало тот факт, что был объединен весь Русский народ, проживавший на землях Древнерусского государства. И только в XIX столетии в среде интеллигенции стали «населять» эти три территории разными народами. Простой народ об этом даже и не знал. Простые люди называли себя, как и во времена Руси Рюрика-Святослава – русскими и в Малой, Белой и Великой России.

Эта идея была разработана Ватиканом и воплощалась в жизнь через Польшу, а также частью русской интеллигенции, которая была сторонницей «революционных изменений», либерализма. В XIX столетии была сформирована прослойка «украинской» интеллигенции – её сутью стал сепаратизм и революционность. Одновременно в России насаждался такой же искусственный термин – «великорус». Стали акцентировать внимание на областных различиях в быте, обычаях, диалектах единого языка.

Но самый страшный удар по единству Русского народа нанесли революционеры после 1917 года. Именно тогда была оглашена официальная концепция о «трёх братских народах», созданы три отдельных народа. «Белорусы» и «малороссы» превращены в новые нации – белорусов и украинцев. Русский народ на небольшой исторический промежуток времени в численности сократили более чем на треть – создав искусственные этносы, национальные химеры. А русскими остались только бывшие великороссы».

Советские историки быстро подвели базу под политическую концепцию: так, согласно Малой советской энциклопедии(1960 г.), Ростово-Суздальская земля, а затем Московское княжество стали политическими и культурными центрами великорусской(русской) народности, которая сложилась в XIV-XV столетиях. Таким образом, история Древнерусского государства (т. н. Киевской Руси) осталась за пределами русской истории. Её населили мифическими «восточными славянами», от которых якобы и произошли «три братских народа» – украинский, белорусский и русский. Причём в СССР двум «народам» дали свою государственность, которую также искусственно создали, а русским, оставшимся на территории РСФСР и составлявшим до 90% её населения, этого права не дали. Затем каждому народу выделили по суверенному «бантустану», а русских вычеркнули даже из паспортов, объявив в РФ о создании нового мифического народа – «россиян». Русских, оставшихся за границами РФ, обозвали «русскоязычными».

Исторические источники за Русь и русский народ

Если проанализировать исторические источники Руси, Византии, арабских, персидских и иных авторов, то видно, что в них упоминаются «Русская земля», «Русь», «русские князья», «русский закон», «Русская Правда», «русский род», «русин» (отдельный русский человек), «русские», «суда русов», «Русь». Но нигде нет народа «укров», «украинцев», «малороссов», «белорусов», государств «Украина» или «Белоруссия».

Всего несколько примеров: летопись сообщает о походе русских на Царьград-Константинополь (907 год) – «много зла творяху русь греком»; в договоре великого князя Руси Олега Вещего с Византией от 911 года говорится о «русских князях», «русском законе», «русском роде», «русской земле»; восточный историк Масуди сообщил о походе русских на Каспийское побережье в 910-е годы – «Суда русов разбрелись по морю и совершили нападение на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун». В 944 году великий князь Руси Игорь заключает договор с Византией, в нем есть слова: «русская земля», «русские князья», «русин», «русские», «Русь». В летописи Гильдезгеймской (около 960 года) сказано: «К королю Оттону пришли послы Русского народа». Великий князь Святослав представляется в Болгарии императору ромеев: «Аз Святослав, князь Русский… и иже суть под мною Русь». Перед решающей битвой Святослав обращается к своим воинам: «Не посрамим земли Руссике». В «Поучении» Владимира Мономаха сказано: «Аз, нареченный в крещении Василий, русським именем Володимер». Галицкий князь Роман Мстиславович назван в Волынской летописи великим и «самодержцем всея Руси». Папа Иннокентий IV в своей грамоте от 1246 года принимает под своё покровительство князя Даниила Галицкого «короля Русии», все остальные грамоты Ватикана Даниилу содержат слово «Русь». Чёрное море тогда называли «Русским морем».

И таких сообщений можно привести массу, все они, как русские, так и иностранные, в течении 5-ти столетий в качестве этнонимов, названия государства, используют слова: «Русская земля», «Русь», «русские», «русы», «росы», «русский род», «русский народ». Два основных ключевых слова – «Русь» и «Русский». Именно так самоопределяли себя наши пращуры в то время. Они не называли себя «малороссами», «украинцами», «белорусами», «великороссами», «восточными славянами», «южнорусской» или «северорусской» народностями. Все эти термины – изобретения последних двух столетий и не имеют никакого права на внедрение задним числом в более ранние эпохи. Русский народ, русы изначально самоопределял свою принадлежность к Руси и не делил себя ни на какие «ветви». Житель Киева, Минска, Новгорода, Ростова – все они были русскими и жили на Русской земле. Лишь позднее слово Русь, Русская земля, было вытеснено греческим эквивалентом – «Россия».

Термин «Украина» если и встречается в исторических источниках, то только как слово обозначающее «граница», «окраина», «приграничная область». Вот, например, летописное сообщение о возвращении князем Даниилом Галицким пограничных с Польшей русских градов от 1213 года: «Даниил еха с братом и прия Берестий, и Угровеск, и Столпье, Комов и всю украину» (т. е. речь идёт о окраине Галицко-Волынской земли). Или еще один пример, уже с северо-западных русских украин-окраин: «И пришед тайно, и взяша с украины неколико псковских сёл».

Оккупация привела к созданию народности «украинцев»?

По мнению ряда историков, после оккупации западных и южнорусских земель поляками, литовцами, венграми там началось сложение народностей – «украинцев», «белорусов», «русинов». Так, например, считал В. Кожинов: «Именно поэтому и именно за это долгое время в южной Руси сложился самостоятельный народ со своим языком и культурой – украинский». Но явно неправда – где и когда оккупация одного народа другим приводила к созданию третьего народа?! Таких примеров этногенеза просто нет!

Везде длительная, столетие за столетием, оккупация ведёт к этнической деградации покорённого народа, утрате им национального самосознания, традиций, культуры, языка. А в итоге приводит к полному исчезновению и полной ассимиляции народа. Иногда остаются небольшие группы-анклавы, сохранившие часть культуры, но полностью исключенные из исторического процесса, не способные к развитию. Так, от русов центральной Европы практически ничего не осталось – они были полностью германизированы, онемечены. Жалкие остатки былого величия – лужицкие сербы, кашубы.

История юго-западной Руси XIV-XVI столетий вполне вписывается в эту картину: создано униатство, русский язык искажён полонизмами –всё более превращаясь в «мову», русское образование, обычаи и традиции сильно потеснены польскими. Всё это результаты сознательного курса Ватикана и Польши на денационализацию Русского народа. В XVII столетии этот процесс зашёл уже довольно далеко, особенно в среде «элиты» Малой России. Большинство знатных родов Южной Руси стали «поляками», женились на польках, говорили по-польски, приняли католицизм, дети учились в польских учебных заведениях. Решающим фактором ассимиляции становилась смена веры – переход в католическую конфессию, что приводило к ценностной переориентации на Западную цивилизацию, к решительному разрыву с Русской цивилизацией.

Но практически полная ассимиляция «элиты» не привела к ассимиляции простого народа, слишком много русских было на этих территориях, не было современных средств «промывания мозгов». Они по-прежнему считали себя русскими, хотя потери в культуре и языке также были сильными. Но в целом они сохранили Русскость – веру, язык, традиции. Это и определило победоносность национально-освободительной войны 1648-1654 годов под предводительством Богдана Хмельницкого, решения Переяславской Рады о воссоединении единого народа. Да и сам Богдан Хмельницкий, говоря о войне с поляками: «хотящими искоренити Церковь Божию, дабы и имя Русское не помянулось в земле нашей», предельно ясно выразил высшее понимание этой войны – борьбы русского народа за свою независимость, войну против оккупантов. И воевали против поляков не некие мифические «украинцы», а реальные русские люди, бились за будущее единой Руси, Русской земли.
Русские люди должны ясно осознавать факт того, что есть единый Русский народ, расчленённый в настоящее время на три «независимых государства». «Украинская история» – это миф, как и «украинский народ», созданный усилиями Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, внутренними врагами – либеральной, революционной интеллигенцией XIX-XX столетий. Закрепленный искусственно созданными революционерами-интернационалистами Украинской, Белорусской ССР, РСФСР, всей мощью советской и россиянской идеологии. В настоящее время эти процессы продолжаются – расчленённый единый Русский народ (русов) продолжают обманывать и стравливают между собой, продолжая древние традиции политики «разделяй и властвуй». Ведь воссоединение русских-русов Малой и Великой России, Белой Руси привело бы к восстановлению древней державы – Руси, крушению вражеской паутины, которую плели столетиями.

О появлении "украинского языка"

Один из аргументов у сторонников существования самостоятельного народа «украинцев» - это возникновение малороссийской «мовы» (укр. «язык, речь», с праславян. «гомон», старослав. «шум, сетование»), что якобы даёт железную уверенность о появлении «украинцев» в землях Южной Руси. Рубеж появления относится примерно к XIV-XV векам.

Но если рассматривать вопрос без «очков» советской исторической школы (да и «украинской историографии»), можно понять, что этот аргумент ошибочен. Так, в СССР историки разрабатывали свои концепции в условиях жестко контролируемой официальной схемы истории Руси-России-СССР. Согласно ей, территорию т. н. Киевской Руси (название условное, данное по столице, сами жители этой державы свою страну так не называли – они её называли «Русь», «Русская земля») населяли не русские-русы, а некие «восточные славяне», из коих и выводили «три братских народа» - русский, украинский и белорусский.

Причём эту абсолютно ложную историческую схему подкрепили и политическими действиями. В паспортах зафиксировали национальность «украинец», создали отдельную «украинскую» ССР, закрепили за диалектной разновидностью единого русского языка официальный статус не только на территориях Малой России, но и в Новороссии, Крыму, Донбассе, Черниговщине, т. н. Слободской Украине, в тех областях, где мова не имела широкого распространения. Таким образом, у русских отняли Древнерусское государство, передав его мифическому народу «восточных славян», хотя в исторических источниках видно, что они себя называли «русы», «русский род», своих князей – «русскими князьями», свою землю – «Русской землей». Да и в византийских источниках есть их самоназвание – «росы», греческий вариант «русов». Таким образом, «профессиональные революционеры» заложили под знание русской государственности страшную «мину» - на государственном уровне был утверждён официальный статус УССР, «украинского языка», народа «украинцев», одним махом из Русского народа вырезали огромную его часть. Причём самостийники получили не только эти «подарки», они ещё получили огромные области, которые произвольно включили в «украинскую республику».
...
Хотя если изучить историю Руси средних веков, то видно: не будь западные, южные русские земли оккупированы литовцами, поляками, венграми не было бы «украинского народа» и «украинского языка». Это отметил и исследователь А. Железный: «Не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка». Этот вывод можно сделать по тому факту, что главное отличие «мовы» от русского языка – это огромное число полонизмов, слов, заимствованных из польского языка. Поэтому можно сделать вывод, что «украинский язык» - это русско-польский диалект. И время начала возникновения этого диалекта совпадает с оккупацией юго-западных, западных русских земель литовцами и поляками. Русы, оказавшиеся во владениях Венгрии, Польши, Литвы (а затем Речи Посполитой – объединения Литвы и Польши), попали под сильнейшее политическое, хозяйственное, культурное, религиозное, языковое давление захватчиков. Начался процесс скрещивания местного русского и польского.

Согласно одному из законов языкознания, при скрещивании двух языков никогда не образуется новый язык, а только некий средний. Всегда в итоге побеждает один язык. Поэтому по своей лексике «мова» постепенно стала превращаться в диалект польского языка. И только возвращение этих земель в состав Русского государства остановило этот процесс уже почти на полпути, когда русский язык в Южной Руси уже сильно ополячился, но ещё не успел стать полностью польским. Эту цену пришлось заплатить русским, попавшим под власть западных государств после развала единого древнерусского государства. Ликвидация иностранной оккупации Южной Руси положила и конец развитию «мовы».

После 1654 года – года воссоединения большей части южной и северной Руси (хотя и не всех земель – оставшиеся территории будут возвращены после разделов Речи Посполитой в 18 столетии), после прекращения давления польской власти начался обратный процесс, общерусский литературный язык постепенно вытеснял полонизмы. В процессе создания общерусского литературного языка большую роль сыграли выходцы из Малой России – Епифаний Славинецкий, Мелетий Смотрицкий, Семион Полоцкий, Арсений Сатановский, Феофан Прокопович и другие, они полностью игнорировали «мову» как явление искусственное, не имеющее самостоятельного значения.
...
Четыре волны «украинизации»

И это после четырёх волн «украинизации» Малой (Южной) Руси: 1-я началась после Февральской революции 1917 года, но марионеточные «украинские» режимы - Рада, Гетманщина, Директория - были ограничены во времени, средствах, чтобы организовать широкомасштабное наступление против русского языка и культуры. Поэтому всё закончилось изданием деклараций, сменой вывесок в магазинах и учреждениях городов, где им удалось захватить власть.

2-я волна была более мощной, «профессиональные революционеры», большевики превратили малоросские губернии в «Украинскую Советскую Социалистическую республику» (УССР), дело «украинизации» пошло лучше – существовали даже «тройки по украинизации», сотни комиссий для этого же дела. Переводились на мову документы, вывески, газеты, журналы, даже разговаривать в госучреждениях по-русски запретили. Применялось запугивание, административный террор. Этот разгул русофобии и «украинизации» дал свои плоды, всего один пример: в русском городе Мариуполе к 1932 году не осталось ни одного русского класса. Эта вакханалия длилась до знаменитого 1937 года, когда наиболее оголтелые «украинизаторы» были отправлены в концлагеря, оказавшись в числе «врагов народа». После этого, хоть «украинизацию» и не отменили, она перешла в более спокойное русло.

Третья волна «украинизации» пришла с полчищами Гитлера. Немецкие оккупационные власти возродили самые смелые проекты «украинизаторов». Немцы закрыли все русские газеты, вместо них стали печатать только украинские, в местной администрации признавалась только «мова», людей, говоривших только на русском, изгоняли. Все подобные мероприятия осуществлялись на финансы Третьего рейха и при полной поддержке немецких специалистов. Гитлеру надо было любой ценой уменьшить число русских, чтобы максимально ослабить его возможности для сопротивления оккупантам. Фактически это была форма «мягкого» геноцида Русского народа: чем больше «украинцев» - тем меньше русских. В Берлине отлично помнили уроки Бисмарка:«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах Русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, … соединятся с друг другом, как частицы разрезанного кусочка ртути». Поэтому надо было не просто нанести России военное поражение, но и расчленить единый Русский народ, заставить его части враждовать друг с другом. Но Красная Армия положила конец мечтам самостийщиков о украинской «банановой» республике под протекторатом Третьего рейха.

Ещё одну волну «украинизации» попробовали запустить после гибели Сталина – при Хрущеве, но уже при Брежневе процесс заглох. А без государственной поддержке он был обречён на естественную смерть.

Четвёртую волну запустили после развала СССР, с созданием незалежной, самостийной Украины. К чему она привела? Малая Русь в нестоящее время в очень тяжелом положении – возможность развала на две-три части (Запад, Юго-Восток и, возможно, Крым), территориальные претензии соседей, стремительное вымирание населения из-за социально-экономического геноцида, междоусобная грызня в украинской политической элите, деградация народного хозяйства, почти полная утрата вооруженными силами способности обеспечить национальную безопасность страны. Вывод: власть «украинской» элиты и «украинизация» Малой России в итоге её и погубят.

Мы же должны помнить – нет никакой отдельной «украинской истории», «украинского народа», «украинского языка», всё это выдумки врагов Руси, от Ватикана, Польши, Австро-Венгрии, германских оккупационных властей в годы Первой и Второй мировой войн, нынешних прозападных элит, с целью раздробить Единый Русский народ, ослабить его.

Миф о седой древности истории украинцев

К сожалению, современная украинская история построена большей частью на новых мифах, которые были созданы, что усилить различия между частями единого русского народа. Современных украинских историков и политиков ничему не научил крах советской государственности и идеологии, которые во многом также были основаны на мифах марксизма-ленинизма. И с азартом строят свои – в основном националистические мифы на поле истории Украины. Один из самых главных, наряду с мифом о советской оккупации, это миф о седой древности украинской истории.

Миф о древней истории Украины

Относительно периода до создания древнерусского государства или т. н. Киевской Руси (сами жители этого государства называли её просто «Русская земля», «Русьская земля»), многие украинские националистически настроенные (или отрабатывающие заказ новой элиты) историки развивают теорию «автохтоности» Михаила Грушевского. Суть её в том, что далёкие предки современных украинцев жили на территории нынешнего государства Украина еще со времен неолита, т. е. новокаменного века, последней стадии каменного века.

Главная цель этой политизированной теории - найти коренные отличия между «украинцами» и русскими уже на стадии первобытно-общинного строя. Основной метод в достижении поставленной цели - желание «замкнуть» первобытные племена индоевропейцев, протоиндоевропейцев в рамки территории, на которых впоследствии сформировалась древнерусская государственность, которую соответственно приписывают «украинцам». Эти горе-историки стараются максимально раздвинуть временные рамки существования украинского народа, доказать его «первородство» в отношении русского народа. В принципе ничего удивительного в этих попытках нет – политический заказ есть, да и национализма характерно стремление доказать «особенность» и «превосходство» своего народа, удревнить его историю. В частности такие работы можно обнаружить в среде марийской или чувашской интеллигенции. Правда, обычно и народ присутствует, а тут ситуация более сложная – «украинский народ» фактически создали в СССР введя в графу паспорта национальность «украинец» и создав основы государственности –Украинскую ССР. До этого присутствовало понимание того факта, что есть единый русский народ, и исторические области его расселения – Малая (Южная) Русь, Белая Русь, Великая Россия, Новороссия.

Причём у некоторых укронационалистов настолько сносит «крышу» на этом фоне, что они выдают нечто труднокомментируемое, как например: украинский политолог, президент Института трансформации общества Олег Соскин. Он сообщил буквально следующее: «Московиты украли у украинского народа язык, православную веру, название страны, а сейчас пришло время это все нам вернуть». Дальше последовала детализация темы, согласно Соскину не надо «путать московско-кремлевскую оккупацию Украины с русским вопросом». Российская Федерация – это государство химера, нынешняя Московия. «Бандит» Петр Первый «украл у Украины ее генетическое название "Русь", назвав свою империю латинскими буквами RUSSIA», а финно-угорцы (это он так называет русских) переделали её в «Россию». В настоящее же время пора Украине вернуть украденное, а русские «должны возвратиться к своему финно-угорскому, тюркскому фундаменту».

По мнению этого политолога: современные украинцы – это истинные потомки древнерусского населения, истинная форма русского славянского этноса, а «Российская Федерация - то искусственное образование, которое должно распасться на природные финно-угорские, тюркские национальные государства». После распада РФ Украина должна получить такие «органические территории», как Краснодарский край, Брянскую, Воронежскую, Курскую, Белгородскую области. После этого будет создано «мощнейшее государство Русь-Украина».
...
Таким образом, мы видим, как в современном мире идут процессы стравливания двух расчленённых частей единого русского суперэтноса.
Русские и украинцы — один народ?

Тему статьи мне подсказала дискуссия, порожденная заявлениями некоторых российских официальных лиц о том, что русские и украинцы – один народ.

С данным утверждением не согласились многие. Проявилось это несогласие и в газете «2000». Главный редактор издания Сергей Кичигин во время интервью с председателем Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной думы РФ Алексеем Островским поинтересовался мнением собеседника по указанному вопросу. И получил ответ: «Русские – это русские, а украинцы – это украинцы. Это два разных народа».

Нужно признать: точка зрения, высказанная г-ном Островским, сегодня доминирует в обществе. Такого же взгляда придерживаются большинство людей как в Украине, так и в России. Именно поэтому хотелось бы напомнить читателям о некоторых исторических фактах, ныне замалчиваемых, забытых или просто малоизвестных.
...
Вплоть до начала ХХ в. отечественные и зарубежные этнографы, историки, филологи, специалисты по этнической психологии практически единодушно отмечали: малорусы и великорусы – единая нация, различий между ними гораздо меньше, чем, например, между немцами Верхней и Нижней Германии или итальянцами Северной и Южной Италии.

Иное утверждали лишь ярые враги Руси, стремившиеся к ослаблению русской нации путем ее расчленения. Из этих деятелей наиболее четко и откровенно высказался польский публицист Влодзимеж Бончковский. Он призывал всеми силами внушать коренному населению Украины, что оно не русское. «Для чего и почему? – риторически восклицал Бончковский и пояснял: – Потому, чтобы на востоке не иметь дела с 90 млн. великороссов плюс 40 млн. малороссов, неразделенных между собой, единых национально».

Но это была не наука. Это была политика. Причем политика, продиктованная ненавистью к Украине. И еще одно. Признание национального единства великорусов и малорусов (русских и украинцев) вовсе не обязательно должно ставить под сомнение логику существования независимой Украины (этого сегодня остерегаются многие). Сосуществуют же Германия и Австрия, две независимые страны, населенные одной немецкой нацией. Сосуществуют Греция и Кипр. Подобные примеры можно найти и за пределами Европы. Целесообразность существования самостоятельных государств – вопрос политический. Но не политикой единой жив человек.

В заключение приведу цитату из монографии выдающегося чешского славяноведа Любора Нидерле. Монография вышла в 1924 г. Ее автор наблюдал гибель Российской империи, распад великого государства и все усиливающиеся попытки разъединить великорусов и малорусов, натравить их друг на друга. Как видим, аналогия с современностью напрашивается сама собой. И нет ничего удивительного, что слова ученого с мировым именем кажутся написанными совсем недавно: «И Белоруссия, и Украина, и Великороссия – даже если каждая из них получит свою политическую самостоятельность, все же останутся частями единого народа… Слишком много общего еще и до сих пор связывает части русского народа между собой. И тот грешит против себя и славянства, кто насильно разбивает то, что сковали века».

Над этим стоит задуматься.

***
То, что среди многих чиновников Российской Федерации, Украины и Белоруссии есть как бы единогласие о том, что русское население России, украинцы и белорусы – разные народы, не секрет. Это их мнение, которое противоречит и здравому смыслу и объективным данным истории, филологии и генетики, никак по другому не объяснить как политической конъюнктурой. Сначала большевики, чтобы ослабить единый русский народ, искусственно разделили три его ветви на отдельные «социалистические нации». А после искусственного развала СССР последователи большевиков, назвавшиеся «либерал-демократами», продолжили работу по ментальному разъединению Русского Мира. Видимо это как-то выгодно отдельным политикам в России, на Украины и в Белоруссии. Но выгодно ли это народу? Да, в сознание большинства уже создана установка, что русские, белорусы и украинцы – разные народы. Но это все наносное и пропагандистское, а не на уровне мировосприятия, и все это легко смывается из головы если людям донести правду.

 Становление украинской народности (зарождение и формирование) произошло в 12-15 веках на основе юго-западной части восточнославянского населения, входившего ранее в состав древнерусского государства - Киевской Руси (9-12 века). В период политической раздробленности в связи с имевшимися местными особенностями языка, культуры и быта (в 12 веке появилось топоним (собственное название) "Украина") создались предпосылки для формирования на основе древнерусской народности трёх восточнославянских народов - украинского, русского и белорусского. Основным историческим центром становления украинской народности было Среднее Поднепровье - Киевщина, Переяславщина, Черниговщина. Немалую интегрирующую роль играл при этом восставший из руин после разгрома золотоордынскими захватчиками в 1240 Киев, где находилась важнейшая святыня православия - Киево-Печерская лавра. К этому центру тяготели другие юго-западные восточнославянские земли - Сиверщина, Волынь, Подолия, Восточная Галиция, Северная Буковина и Закарпатье. Начиная с 13 века украинцы подверглись венгерскому, литовскому, польскому и молдавскому завоеваниям. С конца 15 века начались набеги утвердившихся в Северном Причерноморье татарских ханов, сопровождавшиеся массовым пленением и угоном украинцев. В 16-17 веках в ходе борьбы с иноземными завоевателями украинская народность существенно консолидировалась. Важнейшую роль сыграло при этом возникновение казачества (15 век), создавшего государство (16 век) со своеобразным республиканским строем - Запорожскую Сечь, которое стало политическим оплотом украинцев. В 16 веке сложился книжный украинский (так называемый староукраинский) язык. На основе среднеприднепровских говоров на рубеже 18-19 веков сформировался современный украинский (новоукраинский) литературный язык.

Определяющими моментами этнической истории украинцев 17 века было дальнейшее развитие ремесла и торговли, в частности, а также создание в результате освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого украинского государства - Гетманщины и вхождение его (1654) на правах автономии в состав России. Это создало предпосылки для дальнейшего объединения всех украинских земель. В 17 веке произошло перемещение значительных групп украинцев из находившегося в составе Польши Правобережья, а также из Поднепровья на восток и юго-восток, освоения ими пустующих степных земель и образования так называемой Слобожанщины. В 90-х годах 18 века в состав России вошли Правобережная Украина и южные, а в первой половине 19 века - придунайские украинские земли.

Название "Украина", употреблявшееся ещё в 12-13 веках для обозначения южных и юго-западных частей древнерусских земель, к 17-18 веку в значении "краина", т.е. страна, закрепилось в официальных документах, получило массовое распространение и послужило основой для этнонима "украинцы". В 16 - начале 18 века в официальных документах России украинцы Среднего Поднепровья и Слобожанщины часто назывались "черкасами", позже, в дореволюционное время - "малороссиянами", "малороссами" или "южнороссами".

Научно-технический прогресс и урбанизация, интенсивная мобильность населения привели к стиранию большинства особенностей отдельных этнографических районов и групп Украинцев. Оказался разрушенным традиционный быт села. Пагубные для села последствия насильственной коллективизации усугубились сильным голодом 1932-33, сталинскими репрессиями, в результате которых Украинцы потеряли свыше 5 млн. человек.

http://www.goldmuseum.ru/istoriya-ukr/

 Была когда-то одна страна. И жили в ней люди: не богато, но и не бедно, в общем, жили - не тужили, забыв про войны и эпидемии; голод и холод; про нищих на улицах и бездомных в подвалах. И будущее их не пугало своей неизвестностью. И настолько они привыкли в своей жизни размеренной, что начали считать такую жизнь скучной да серой, а все, что у них есть - данное им природой. Как воздух и солнечный свет.
А тут еще голоса вкрадчивые начали нашептывать: живете вы так плохо, потому что соседи вас объедают. И чтобы жить лучше, нужно все то, что вы сообща нажили разделить. Да заборами отгородиться друг от друга. Тогда ваше будет только вашим и никто его не отнимет. И заживете так, как вам и не снилось.
И послушали они совета - разделили добро общее, да заборами друг от друга отгородились. И в самом деле, зажили так, как им и не снилось... Даже в самых кошмарных снах...
Завела их всех нелегкая да в самую топь. Вернее сами зашли. Польстившись на посулы лучшей жизни. Да на неверный свет огоньков болотных.
И теперь бродят они в сумерках по этому окаянному болоту. Да за кочки меж собой бьются. Кто посильней, тому достается та, что повыше да посуше. А самые слабые гибнут сотнями тысяч в топи болотной.
И с каждым годом становится их все меньше и меньше. Потому что не понимают они, что не за кочки воевать надобно, а сообща из болота на твердую землю выбираться.
И ко всему этому еще одна напасть добавилась. Оказалось, что не все они права имеют одинаковые: одни их них титульные, а вторые обычные, которых теперь положено русскоговорящими называть. И должны теперь эти самые нетитульные крепко-накрепко запомнить - гости они в чужом доме. И положено им смирными быть, да хозяев титульных слушать. А если не нравится что - пожитки паковать, да скатертью им дорога. На все четыре стороны...
И неведомо им серомашным о том, что все это уже было. В этих самых краях. Да совсем недавно. И живет по соседству забытый всеми многострадальный народ, живой осколок Руси Киевской, испивший эту горькую чашу до самого дна. А называют себя эти без вины виноватые страдальцы русинами. И не мало их: только на Украине 700 000. А с соседними государствами и все 3 000 000 выйдет.
И то, что мы только начинаем испытывать только сейчас, уже в полной мере изведали они сто лет назад, когда их со свету сживать стали. Да в "украинцев" превращать. Временами с поразительной жестокостью. В одном только концлагере Таллергоф их полегло более 60 000. За что их так? Да только за то, что они "были, есть и будут руски". И на этом до последнего стояли. И за более чем шесть столетий так и не предали ни имени своих предков, ни их языка, ни их веры.
Об этом и пойдет далее разговор. Поскольку, только узнав эту трагическую историю, сможем мы, нареченные презрительным словом "русскоговорящие", ясно понять, что с нами происходит и отбиться от насевших на нас назойливых "титульных" хозяев. Да уяснить, что не безродные приживалки мы в чужом доме, а народ, живущий на своей земле исконной. И не должны мы ни перед кем шапки ломать да в пояс кланяться.
А в случае крайней нужды, можем и за вилы взяться, вспомнив, что делали предки наши великие с пришельцами непрошеными.

Термины Малая и Великая Русь родом из Византии, и означают только исторический центр русского этноса (Малая Русь) и вся территория его распространения (Великая Русь). Такая терминология издавна применялась греками и для обозначения своей страны - Малая и Великая Греция. И оттуда эти термины перекочевали на Русь. Такое же значение имели и названия Малая и Великая Польша.
Термин "малая Русь" в документах впервые появляется в 14 веке. Позднее (с 90-х годов 16 века) слово Русь было заменено словом греческого происхождения Россия. Тогда то и "появились" малороссы и великороссы, как термин, обозначающий место проживания, а не национальность.
Термином "русский" или "православный" (это были синонимы) на Руси определялась принадлежность как этническая, так и национальная.

Термин "украина" происходит от слова "окраина", "окрайна". В русских летописях упоминается достаточно много украин: холмская, переяславо-полтавская, курская, калужская... В актах Государства Московского упоминаются следующие украины: Слободская, Псковская, Смоленская, Татарская, Мордовская...
В песнях можно найти упоминание и о сибирской: "Во Сибирской во украйне, во Даурской стороне...".

И, тем не менее, эти украинцы, то есть псковичи, смоленцы и прочие, как тогда, так и сегодня являются только русскими, татарские украинцы - татарами, а мордовские - мордвинами.
Та же терминология употреблялась и польскими хрониками, в которых упоминается о прусской, литовской и других украинах.

Таким образом, термины: "украина", "украинец", "украинянин", "окраина", как и прочие синонимы, заключают в себе понятия чисто географического свойства, не имеющие ничего общего ни с этнографией, ни с культурой; тем паче не содержится в них хотя бы намека на возможность какой-либо государственной обособленности.

Термин "Украина" с большой буквы в значении существительного собственного имени появляется в истории дважды: в Польше (приднепровская польская провинция Украина, название которой происходит от слова "ukrainny" - окраинные земли) и в Австрии (сербско-хорватская провинция Краина). Так что часть современных сербов - тоже украинцы! Но с сербско-хорватской Краиной дело еще запутаннее. Дело в том, что хорваты - это те же сербы, которых Габсбурги силой вынудили поменять письменность и религию. Кроме того, после захвата австрияками Боснии, они для тамошних сербов придумали особый, отличающийся от сербского "боснийский язык".

В эпоху расцвета Польши, в средине 16 века, когда на ее троне восседали последние Ягеллоны и Стефан Баторий, каждый образованный поляк прекрасно знал, что в состав Польско-Литовского государства входят русские области: Белая, Черная, Малая и Червонная Русь. На латинском языке, бывшем наряду с польским, во всеобщем обиходе, они назывались: Russia Alba, Nigra, Minor et Rubra.
Ни у кого не вызывало сомнение в том, что русские, живущие в пределах Речи Посполитой, исповедует "русскую веру", то есть православие, и говорят по-русски. Русью по преимуществу, так сказать истинной Русью, считалась Червонная Русь, позднее ставшая Русским воеводством со Львовом в качестве столицы.
Русские, населявшие свои исконные области, которые в течение 14 - 16 веков, вошли в состав Речи Посполитой, хотя и говорили в быту на местных наречиях и говорах, но имели и общий письменный язык, так называемый западнорусский, на котором работали канцелярии присутственных мест Великого княжества Литовского и литовское отделение королевской канцелярии. На этом языке в 16 веке были изданы все три редакции Литовского Статута.

В конце 16 века польские документы начали именовать "Украиной" приднепровские земли, оккупированные поляками после татаро-монгольского нашествия. Это были польские пограничные воеводства: Киевское, Брацлавское и часть Подольского.
Поляки никогда не распространяли названия "Украина" на остальную часть Малой Руси, в частности на Волынь и всю Подолию, а тем более на земли, находящиеся еще дальше: на запад ли, восток, север или юг.

Галиция, Буковина и Прикарпатская Русь никогда не имели никакого отношения к "Украине". 

Это же происхождение собственного имени "Украина" признавал даже идол национально озабоченных, самостийный историк М.Грушевский. В книге "Про старі часи на Україні" он рассказывает, как население из Подолии, Волыни и других мест шло в свободные края - "до Київщини та за Дніпро", и далее продолжает: "ці краї Наддніпрянські прозивались тоді Україною, бо лежали вже "на краю" держави, і за нею зачиналися дикі степи".
Дикие степи - иначе "Дикое поле" - это нынешняя Новороссия, то есть области находящиеся южнее острова Хортица и по левому берегу Днепра. Только в 18 веке они были отбиты у турок Суворовым, Румянцевым и Потемкиным.

В таком же, правильном смысле, термин "украина" употребляется и в памятниках малороссийской письменности, включая произведения самого Т.Шевченко. В частности в своем произведении "Гайдамаки" он пишет:

Розбрились конфедерати,
По Польщі, Волині,
По Лигві, по Молдованах
І по Україні.

Украина здесь - Поднепровье, а Волынь - не Украина. В своем дневнике Т.Шевченко употребляет термин "Украина" всего три раза, термин "Малороссия" встречается девять раз. Даже в своих письмах, притом написанных по-малорусски и адресованных малороссам (например Бодянскому), поэт употребляет термин "Малороссия".

Таким образом, наша "Украина" была всего лишь польской провинцией у Днепра с расплывчатыми и твердо не установленными границами.

Предыстория

Теперь стоит вкратце напомнить историю нашего края, который сначала назывался Русью Киевской, затем Малороссией, а после этого стал зваться Украиной.

С 9 века на территории Древней Руси на основе восточно-славянских племен формируется восточнославянское государство - Киевская Русь. В состав Киевской Руси входили Русь Великая, Малая, Белая, а также Червонная (нынешняя Галиция), Черная (нынешняя Буковина) и Угорская (Прикарпатская).
Следует также напомнить о том, что в зависимости от местности проживания, жители западной части Руси называла себя: русины, руснаки, руськие, русские, малорусины, малороссы и пр. До сих пор русинами себя называют жители Галиции и Прикарпатья, а руснаками - русские жители Буковины и Румынии.

Высшего расцвета Киевская Русь достигла во время княжения сына Святослава Игоревича (957 - 972 гг.) - Владимира Святославовича (980 - 1015 гг.), пришедшего к власти при помощи новгородцев. С целью укрепления власти Владимиром в качестве государственной религии было введено православие (988 - 989 гг.).
Самыми значительными в то время городами на важнейшем торговом пути "из варяг в греки" были Новгород, Смоленск и Киев, из которых наибольшее значение имел Новгород. Согласно летописям именно новгородцы сначала изгнали одних варягов, а затем призвали на правление других во главе с Рюриком.
Подчинив себе весь путь "из варяг в греки", варяжские князья избрали в 882 году своей столицей Киев, что вызвало его быстрое развитие. В Киев стали стекаться люди не только со всей Руси, но и из других стран. Особенно возросла роль Киева с момента Крещения Руси и создания Русской метрополии Православной Церкви (1037 г.).

Во времена правления Ярослава Мудрого (1019 - 1054 гг.) Киев был одним из крупнейших городов Европы. Но после его смерти в 1054 году начался упадок Киевской Руси. Между его сыновьями Изяславом (который первым занял великокняжеский престол), Святославом и Всеволодом разгорелась междуусобная борьба за право престолонаследия, которая вместе с бунтами простолюдинов постоянно ослабляла государство и привела к распаду Киевской Руси.

Извне на слабеющую Киевскую Русь усилили нападки кочевые племена. Это вынудило боярскую верхушку пригласить на престол переяславского князя, сына Всеволода Ярославича, Владимира Мономаха. Во времена его правления, длившегося 12 лет, на большей части Киевской Руси удалось восстановить великокняжескую власть и задержать процесс распада государства. Но после его смерти в 1125 Киевская Русь окончательно распалась на несколько самостоятельных княжеств.

Однако номинальной столицей продолжал оставаться Киев, и великокняжий престол с боем добывали себе соперничающие между собой князья. В 1169 году Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский, завоевав престол в Киеве, затем переносит его во Владимир. Это было концом политического значения Киева - центром Руси становится Северо-Восток. Но Киев продолжал оставаться резиденцией митрополита, и наряду с Новгородом, являлся крупнейшим культурным центром Руси.

Последнюю точку в истории Киевской Руси поставили орды Батыя, которые в 1237 - 1238 гг. опустошили северо-восточную Русь, а в декабре 1240 года до основания разрушили Киев и перебили практически всех горожан (из более чем 60 тысяч киевлян в живых осталось менее 3 тысяч). Большой и прекрасный некогда город пришел в полное запустение и никогда больше не был столицей Русского государства.

С 1243 года по разрешению монгольского хана, Киев переходит под управление наместника владимиро-суздальского князя Ярослава Всеволодовича.

В 1299 году из Киева во Владимир переезжает митрополит Русской Церкви, и центр русского православия переместился в северо-восточную Русь. К середине 14 века независимые русские княжества (хотя и платившие дань татарам) остаются только на севере и северо-востоке Руси и одно из них, управляемое князьями из рода Рюриковичей, становится предшественником государства, которое сейчас называется Россией. Перемещение политического и религиозного центра на северо-восток однозначно свидетельствует о том, что продолжательницей Киевской Руси становится Россия.

Нашествие татар и разорение ими южных областей вызвало миграцию русских с богатых, но открытых степных пространств. Переселение происходило по двум направлениям - на Северо-восток в Суздальскую Русь и на Юго-запад в Галицко-Волынское княжество. Окрепшая Галицко-Волынская Русь имела видимость самостоятельности, но, тем не менее, платила дань татарам, пока не попала в зависимость от Литвы. Этому способствовала, гибельная для жителей Галицко-Волынского княжества, переориентация князя Даниила Галицкого на Запад и союз с католической Европой. Что, в конце концов, привело к потере подавляющим большинством жителей Галиции и Волыни национальной самоидентификации - их окатоличиванию и "украинизации".
В отличие от Даниила Галицкого, его современник князь Владимиро-Суздальской Руси, Александр Невский, предпочел союз славян с Востоком в лице империи потомков Чингисхана. Этим он не только сохранил национальную самобытность восточных славян, но и получил от сына Батыя, своего побратима Сартака татаро-монгольские войска для отражения агрессии с Запада.

С ослаблением татарского ига, Литва постепенно и без шума стала захватывать и Приднепровские области, которые ей сдавались без сопротивления, и не обнаруживая никаких признаков образования собственного государства. Киев был захвачен Литвой в 1362 году.

Феодальная раздробленность и внутренние противоречия привели к гибели древнерусского государства: обескровленные внутренней борьбой части Руси потеряли свою независимость и были оккупированы татарами, литовцами и поляками. В польско-литовском государстве Киев была низведен до уровня уездного города.

После распада Русь оказалась разделенной на Западную (Польско-Литовскую) Русь (нынешние Украина и Белоруссия) и Восточную (Московскую) Русь. Несмотря на разделение в государственном отношении русские как в Польше и Литве, так и в Московии ощущали себя единой общностью, о чем говорят литература и документы того времени, в которых этот факт сомнению не подвергали.

Дольше всех южнорусских земель сохранило свою политическую независимость Галицко-Волынское княжество. В начале 14 столетия галицко-волынский князь Юрий I титулует себя: Dex totius Russiae Minoris (князь всея Малой Руси). В последней четверти 14 столетия, попав в польскую неволю, Галицкая Русь была насильственно отделена от русских земель.
Большая часть Великой Руси также оказалась под игом татарской орды, от которого полностью освободилась только в конце 15 столетия.

Но, несмотря на трагедию, постепенно происходит национальная консолидация и духовное возрождение порабощенных русских. И Червонная (Галицкая) Русь была в его авангарде. Именно коренной галичанин святитель Петр был идеологом объединения Русских земель вокруг Москвы.

Галицкая Русь - явилась родиной знаменитых православных братств, ставшими оплотом Православия и русской культуры в условиях польской оккупации. 

Православные братства - это объединения православного духовенства и мирян. Потребность в объединении была вызвана католическим геноцидом, попытками Ватикана и Речи Посполитой стереть с лица земли Православную Русь, а также разложением православной иерархии, полностью зависимой от польского правительства.

Сама идея отдельной от Москвы Западно-Русской митрополии с целью постепенного его подчинения Ватикану была впервые выдвинута отступником от Православия Московским митрополитом Исидором, изгнанным из России (и возведенным за свои заслуги в кардиналы ватиканским иерархом).

После провозглашения двух уний - Люблинской политической (1569 г.) и Брестской церковной (1596 г.) - польская власть начала ополячивать и окатоличивать (при помощи насаждения униатства: греко-католической или поганско-христианской веры) своих русских подданных. Но это вызвало со стороны русских упорное сопротивление, длившееся с 1596 до 1695 года, которое постепенно ослабляло Польшу и содействовало усилению России. Хотя поляками и не удалось ополячить и окатоличить всех русских, они смогли это сделать в отношении богатого русского высшего дворянства во главе с такими княжескими родами, как Вишневецкие, Острожские, Чарторыжские, Ружинские, Воронецкие, Четвертинские.
Это лишило Православную Церковь материальной поддержки, а православие было низведено до уровня "хлопской", то есть мужицкой, веры. Часть русского простонародья, главным образом в Червонной Руси, поляки силою загнали в унию.
Из канцелярского употребления поляки изгнали русский язык, таким образом, заставив русских пользоваться в присутственных местах исключительно польским языком, что привело к появлению, как в разговорном, так и в письменном русском языке множество польских слов и оборотов. Особенно пострадал письменный русский язык, который к середине 17 века превратился в уродливый польско-русский жаргон.

В 17 веке иезуиты придумывают новую идею, призванную не допустить объединения русского народа и усиления влияния Русской Православной Церкви, что было бы гибельным для с трудом сколоченной Брестсткой унии (1596 г.) и трещавшей по швам Речи Посполитой. Сами униаты признают, что проект создания "Киевского Патриархата" был изобретен Ватиканом. Под этим названием имеется в виду именнокатолический Патриархат восточного обряда (Рим создал свои униатские "патриархаты" в противовес Православным патриаршим кафедрам - Антиохийской, Иерусалимской и др.)

В этих условиях Православные братства получают от константинопольских Патриархов права на "чрезвычайное управление Церковью", на контроль за деятельностью шатающихся в вере архиереев, церковного суда и т.п. В 1606 году Львовское Успенское Ставропигиальное братство получает право на управление Церковью на всех пределах России, вплоть до Москвы. Это происходит в пик русской смуты, когда польские оккупанты не допускают каноничного Московского Патриарха до управления Церковью.
Огромную роль сыграли братства в фактическом срыве Ватиканского плана Брестской унии - в католичество перешла только большая часть иерархии, но без духовенства и народа.

В 1666 году Ватиканская дипломатия в лице католиков-поляков наносит мощнейший удар по Русской Православной Церкви и России. Благодаря высокопрофессиональной интриге тайного католика - митрополита Газского Паисия Лигарида, пробравшегося к управлению Русской Православной Церковью, с патриаршего престола свергается Патриарх Никон, бывший одним из главных идеологов воссоединения Западной и Восточной России (именно благодаря Патриарху Никону Земский собор 1651 - 1653 гг. принимает решение объявить войну Польше).

Гонения и преследования, каким подверглось малорусское население в пределах Польши в религиозном и экономическом отношениях, вызвали ряд восстаний, средоточием которых явилась окраина польского государства - часть территории бывшей Киевской Руси, оккупированная поляками и названная ими Украиной. Первопричиной казацких восстаний явилась отнюдь не борьба за национальное освобождение малороссов, а лишь желание "не реестровой" части казачества стать "реестровой" - получать плату за службу польскому королю. Но одновременно с этим восстал и доведенный до предела малорусский народ. И казачество было вынуждено к нему присоединится, и, в конечном счете, возглавить.

На Переяславской Раде, состоявшейся в 1654 году и проложившей путь к созданию Единой России, Богдан Хмельницкий произнес слова о том, что Бог освободил Малую Русь от врагов "хотящими искоренити Церковь Божию, дабы и имя Русское не поминалось в земле нашей". Сказаны были также и другие слова: "Боже, утверди, Боже, укрепи, чтобы мы во веки были едино!" Через столетие последствия Переяславской Рады привели к падению Польского государства, и укреплению России. Почти все малорусские земли вернулись в лоно Единой Руси.

После Переяславской Рады и освобождения объединенным московско-запорожским войском Западной Руси царь Алексей Михайлович принимает титул "Великого князя Литовского". Казалось, что католическо-польской оккупации пришел конец, однако смерть Богдана Хмельницкого и последовавший после этого период кровавых междуусобиц под названием Руины, когда все воевали против всех, отодвинул его. Однако ни одно из антимосковских восстаний не имело самостийнической ориентации. Раздоры шли от казачьей верхушки, знати и духовенства, которые уже были ополячены и вынуждены были пойти на союз с Москвой именно потому, что не могли выступить против восставшего народа. Именно поэтому после смерти Богдана Хмельницкого многие из гетманов, духовенства и других властных лиц изменяют русскому царю и склоняют голову перед польским королем.
Те же причины во многом определяли и поведение Мазепы. Кумир украинских "самостийников", за самостийнисть и не боролся, а искал такого сюзерена, при котором и далее можно было бы ему воровать и грабить малороссов. Самостийником, как и прочие казацкие сепаратисты, он уже стал задним числом.

Одновременно смута началась и в России (чему в немалой степени способствовал митрополит Паисий Лигарид). Российская смута дестабилизировала Россию и расколола Русскую Православную Церковь. Митрополит Макарий в своей "Истории Русской Церкви" прямо утверждает, что если бы Никон остался Патриархом, то раскола бы не произошло.
Никон был сторонником сосуществования "старого" и "нового" обрядов, и он фактически достиг примирения с будущими вождями старообрядцев (в первую очередь с Нероновым).

Но проведенный под "режиссурой" Паисия Лигарида Собор 1666 года низверг Патриарха Никона и проклял старые обряды. Лигарид старался максимально рассорить примирившиеся было стороны, а Патриарха рассорить с Царем.
Показательно, что сразу после свержения Никона (1666 г.) в 1667 году с Польшей заключается Андрусовский мир, фактически спасший это государство и на целые сто лет отодвинувший воссоединение Белоруссии, Холмщины и Подолии. Согласно этому договору Речь Посполитая и Российское царство разделили между собой малорусские земли.
Этот договор был реваншем Польши за 1612 год. Россия получила только Киев и Левобрежье, по Малороссии поползли слухи об "измене Москвы русскому делу". Отложен был и выход русских к морю.

На землях, отошедших Польше, начался геноцид, и земли Западной Руси стали колонизироваться поляками.

В течение 30 - 40 лет происходит почти полное уничтожение Православия.

Сначала Православные братства лишаются прав и привилегий, затем в Православную иерархию вводятся тайные католики. Поучительна история Львовского митрополита Иосифа Шумлянского. Этот перевертыш принял унию в 1681 году и держал это в тайне в течение 19 лет! За это время он произвел "кадровую революцию" - поставив тайных униатов на все ключевые посты, прикидываясь, когда нужно, "православным", и только в 1700 году открыто заявил о своем униатстве. Расставленное им духовенство, естественно, пошло за ним, а народ остался без пастырей и иерархии. Единственная православная иерархия сохранилась в Белоруссии, некоторое время держалось Львовское братство и Манявский скит (в Станиславской области), который продержался до 1785 года. Темная ночь опустилась над Галицкой Русью, однако православное русское самосознание не угасло.

Спасительным для русской культуры оказался церковно-славянский язык, богослужение на котором удалось отстоять униатам. Дело в том, что те, кто принял унию из страха, пытались в рамках своей "новой конфессии" отстоять остатки православного богослужения. Однако Ватиканом начал безотлагательно проводиться следующий этап латинизации. В 1720 году в униатских храмах распространяются латинские культы "Божьего Тела", "Сердца Иисусова", "Сердца Марии", католические праздники, облачения духовенства.
Но сохранение церковно-славянского языка обусловило галицко-русское и карпато-русское национальное и православное возрождение во второй половине 19 века.

А теперь приступим к рассмотрению каждой из причин появления "титульной" нации. Вначале поговорим о ее "родителях".

В конце 18 века гоноровитому Польскому королевству приходит конец. В 1773, 1793, 1795 годах происходят три раздела Польши (между Россией, Австрией и Германией). Россия вернула большую часть захваченных у нее в 13 веке земель. Но, Червонная (Галиция) и Черная Русь (Буковина) с согласия Екатерины II Великой в 1772 году отошли к Австрии, которая не обеспечила русинами ни их автономии, ни высшей школы, ни гражданских прав. А вся власть в этих регионах поначалу находилась в руках польской шляхты.
В результате этого рокового решения осталось незаконченным воссоединение русских земель, и был создан плацдарм для антирусских интриг как немецкого по своей сути австрийского правительства, так и озлобленных против России поляков.

Об этом опрометчивом решении императрица Екатерина II впоследствии не один раз каялась. Впрочем, насколько искренне она это делала доподлинно неизвестно - земли то отошли к ее соотечественникам - немцам, которые и верховодили в Австрийской Империи. Напомню, что Екатерина II - урожденная принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербст, названная Екатериной Алексеевной после принятия ей православия 28 июня 1744.

Именно оккупация Австрией Галиции и Буковины оказалась роковым событием во всей рассматриваемой нами истории создания национально свидомых (национально сознательных). 

Теперь следует сделать небольшой исторический экскурс в более давнее прошлое и поговорить о немецкой экспансии на Восток.

Германские племена в 4 - 6 веках уничтожили Римскую Империю и затем двинулись на Восток, вытесняя славян из Центральной Европы в более восточные районы. С тех пор отношения немцев к славянам остаются в принципе неизменными. Видоизменяется только внешняя форма этой экспансии. Против славян организовывались как военные операции - Крестовые походы и рыцарские Ордена; так и мирная колонизация славянских земель.

В войнах немцы, как правило, побеждали славян. Этому способствовало единое пространство расселения, меньшая удельная раздробленность и единая католическая религия.

Когда в 1795 году (во времена правления Екатерины II Великой) почти все Западнорусские земли вернулись в состав России ("Отторженная возвратих"), то с ними вернулась и та часть потерянных еще в 13 веке Малорусских земель, которые поляки называли "Украиной". С того времени название "украина" потеряло всякий смысл, так как одновременно с ее возвращением, границы Российской Империи настолько продвинулись на запад, юго-запад и юг, что географически "Украина" (Поднепровье) стала скорее "серединой", нежели "краем". А, перестав быть польской областью, Поднепровье перестало быть "украиной" не только с географической, но и с политической точки зрения.

Впрочем, воссоединение русских земель для малорусского населения по существу ничего не изменило - хотя в административном отношении Малороссия стала принадлежать России, однако в культурном отношении она всецело осталась под польским влиянием.

За название "украинцы" поляки ухватились после раздела Польши, так как для вооруженного возврата этих территорий у них не было необходимых ресурсов. Именно тогда у поляков и появилась тенденция отрицать русскость малорусов, живущих в пределах упраздненной Польши, тогда они и ухватились за название "Украина", чтобы повернуть мысль таким образом: раз страна называется Украиной , то, значит, народ, ее населяющий, должен называться украинским .

Значительная часть польской знати не примирилась с потерей русских земель, и некоторые из них начали сразу же вести агитацию против "варварской, реакционной России" и ее императрицы Екатерины II. Польским политическим деятелям в первую очередь необходимо было доказать, что императрица Екатерина Великая - захватчица, отнявшая у Польши нерусские земли, населенные чуждым России народом.

Сложившаяся к этому времени обстановка в Европе как нельзя больше благоприятствовала желанию польских политических кругов. Дело в том, что к концу 18 века во Франции обосновался революционный порядок, порожденный Великой французской революцией. И вот в ненавидевшей монархическую Россию революционной Франции в 1795 году появляется на французском языке работа польского эмигранта графа Яна Потоцкого "Fragments historiques et geographiques sur la Scythiela Sarmatie at les slaves", в которой впервые в истории утверждается, что на берегах Днепра живет не русский народ, а украинский, правда, славянского происхождения.

Дальше - больше: очень скоро другой польский граф Фаддей Чацкий в своей книге "O naswisku Ucrainy i poczatku kosakow" предлагает новую теорию: украинский народ вообще не имеет ничего общего со славянством; его предки Ч кочевники из орды укров. Нечего и говорить о том, что никаких исторических данных об этой орде никому предъявить он так не смог.

К слову сказать, этой теорией, но уже вывернутой наизнанку, усиленно пользовались в Польше Пилсудского, чтобы доказать монгольское происхождение русских. Этим хотели создать расовую пропасть между великороссами и малороссами и установить ближайшую степень родства между поляками и малороссами, к этому времени уже переделанными в не русских "украинцев". И даже сейчас, несмотря на провал расовых теорий "о монгольском происхождении великороссов" приводятся ссылки на некоторые из тех публикаций.
По мнению авторов, сторонников расовой теории, монгольская кровь должна служить достаточно убедительным доказательством "подлосьцi походзеня" москалей, то есть низости их происхождения

Итак, в самом конце 18 века в революционной Франции двумя польскими графами для борьбы с Россией был теоретически создан нерусский "украинский народ".
Первым пропагандистом теории графа Яна Потоцкого в России был его родной брат граф Северин Потоцкий. Но, вопреки деятельности этого графа и его преемников, широкие слои населения Малороссии, а также Новороссии узнали о своем "украинском" происхождении лишь через сто лет, то есть после революции 1917 года, когда жители регионов были переименованы революционерами из русских в "украинцы".

Вот когда на Малой Руси исчезли русские и появились "украинцы" как особая национальность. Но на территории Белой, Черной и Червонной Руси новых географических названий не появилось, да и местные поляки продолжали называть тамошних жителей по-старому - русскими или русинами.
Кстати о топонимах. Любопытный читатель может на досуге ознакомиться с картой Закарпатской области. Это даст богатую пищу для размышлений о верности теории "украинской нации". А ленивый - подумать о том, какой народ в 9 веке основал город с таким типично украинским названием - Ужгород.

Еще раз напомню - впервые в литературных источниках слово "украинцы" в качестве обозначения нации а не жителей определенной местности появилось на французском языке в конце 18 века во Франции в сочинениях польского графа Яна Потоцкого. Но все-таки он "выводил" украинцев из древних племен (полян, древлян, волынян и бужан), перечисленных в "Повести временных лет". Но уже следующий "ученый", польский граф Фаддей Чацкий накропал научный опус, в котором ничтоже сумняшеся утверждал, что "украинцы" произошли от племени укров, особой орды пришедшей на "Украину" из-за Волги в 7 веке. Дальше понятно: от укров - Украина, от Украины - украинцы. Правда никаких научных доказательств, в виде упоминаний об этих самых украх у других народов, граф не привел. А это уже делает его "теорию" бредом сивой кобылы (с таким же успехом он мог бы утверждать о том, что "украинцы" - потомки марсиан). Хотя для поляка установление этимологии слова "Украина" не представляет абсолютно никакого труда. Это есть не более чем "a verbo polonico Kray".

Таким образом, согласно с польскими "исследованиями" выходило, что в "украинцах" нет ничего русского и что Екатерина II, участвуя в разделах Польши, отобрала чужое.

Родители о своих детях (без комментариев)

Папа Урбан VII, 1596 год:
"O mi rutheni, per voe Orientem convertendum spero!" (О мои русины, через вас надеюсь возвратить восток!).

Митрополит Андрей Шептицкий:
"Украинцы являются только орудием в руках Провидения, чтобы оторвать христианский Восток из клещей ереси, чтобы водворить его в лоно Апостольского Престола и включить в европейское общество. В наше время миссия соединения Востока с Западом является уже не только делом Церкви. В настоящее время это является делом спасения европейской цивилизации и культуры. Это задание, которое должно объединить всех людей доброй воли".
("Путями истории" том ІІ, Нью-Йорк, стр.388)

Граф Фpанц Стадион, австрийский губернатор Галиции, 1848 год:
"Вы можете рассчитывать на поддержку правительства только в том случае, если захотите быть самостоятельным народом и откажетесь от национального единства с народом вне государства, именно в России, то есть если захотите быть рутенами, не русскими. Вам не повредит, если примете новое название для того, чтобы отличаться от русских, живущих за пределами Австрии. Хотя вы примете новое название, но все-таки останетесь тем, чем вы были".

Польский генерал Людвиг Мерославский (участник первого польского восстания 1830-31 гг. и глава второго польского восстания 1863-64 гг.). Завещание, 1878 год:
"Бросим пожар и бомбы за Днепр и Дон - в сердце России. Пускай он уничтожит ее, раздуем ненависть и ссоры в русском народе. Русские будут рвать себя собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть".

Но лучше всех по этому поводу выразился один из "теоретиков", галицкий ксендз Валериан Калинка (Калински):
"Между Польшей и Россией живет народ ни польский, ни российский. Польша не воспользовалась в свое время случаем, чтобы превратить его в народ польский вследствие слабого воздействия на малороссовпольской культуры. Если поляк во время своего господства и своей силы не сумел привлечь к себе малоросса и превратить его в поляка, то тем менее может он это сделать ныне, когда он сам слаб. Малоросстеперь крепче прежнего вследствие своего демократизма и расслабления польской стихии. Простой народ не сознает еще своей национальности, но он не любит ляха, как своего господина, более богатого человека и исповедника иной, римской веры. 
Просвещенные малороссы ненавидят ляха еще больше, чем простонародье, и в этом нерасположении поддерживают простой народ.
Все малороссы подчинены нравственному влиянию России, которая говорит похожим языком и исповедует ту же веру... Исторический процесс, начавшийся при короле Казимире, подвинутый вперед Ядвигою и заключившийся передвижением римского католицизма и западной цивилизации на двести миль к Востоку, проигран уже поляками. Как же защитить себя?
Создание "украинской самостийности", которой малороссы медленно начинают проникаться, недостаточно, чтобы предохранить их от неизбежного поглощения Россией. Если противодействующая сила поляка хранится в его польской душе, то между душой малоросса и душой москаля нет основного различия.
Поэтому надо влить новую душу в русина - вот в чем главная задача поляков. 
Эта душа да будет от Запада. Пусть малороссы своею душою соединятся с Западом и только внешним церковным обрядом с Востоком. Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Черном море возникнет нечто другое. Тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшей против России.
А если бы это и не сбылось, и в таком случае в тысячу раз лучше Малороссия самостоятельная, нежели Малороссия российская. Если Грицъ не может быть моим, и в таком случае пусть будет ни моим, ни твоим.
Из этого проистекает для поляков указание: не только не препятствовать национальному развитию самостоятельной Украины, но, наоборот, всячески поддерживать украинский сепаратизм и укреплять среди малорусов церковную унию с Римом ".   
(А.Tarnowski, ks W.Kalinka, Krakow 1887, стр. 167 - 170)

Вот почему "украинцами" стали не только все малороссы, но и вообще все жители юга России, с малороссами не имеющие практически ничего общего.

Понятно, что при откровенном великодушии русских государей и всего русского общества, переходящем в преступное легкомыслие (о причинах которого речь пойдет позже), "теории" польских графов об "украинском" происхождении якобы не русского населения у Днепра, стали отбрасывать зловещие тени на воды этой великой реки.

Заканчивая рассмотрение деятельности польских идеологов украинской "независимости" следует упомянуть еще об одном факте.

После того, как буржуазная Февральская революция 1917 года положила конец окончательно прогнившей русской Монархии, Временное Правительство 16 марта издало Воззвание к полякам, в котором оно заявило о том, что считает создание независимой Польши, на территориях всех земель, населенных преимущественно поляками, надежным залогом прочного мира в будущей обновленной Европе.
В ответ на это Рада Стану (Варшавский Государственный Совет) в своей декларации от 24 марта заявил следующее: "Государственный Совет с удовольствием приветствует факт признания новым Российским правительством принципа независимой Польши. Но одновременно подчеркивает, что вековой спор польско-российский из-за обширных областей, в течение веков принадлежавших Польше, еще не окончен.
Решение этого вопроса он не может предоставить русскому Учредительному Собранию. Судьба этих земель должна решиться в пользу государственных интересов Польши".

Источники aravidze.narod.ru и русское движение.рф

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Новый комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *