Леонардо Да Винчи Четвертый дуч души

Однако все, что сообщается мной о лучевой Жизни, вполне приложимо и к человеческой жизни. Но надо помнить, что чистого лучевого типа пока не существует, поскольку нет ни совершенной формы, механизма, или выражения лучевого качества, ни абсолютно чистого явления в человеческом семействе, за исключением таких редких примеров, как Будда или Христос, или (в иной области выражения) Александр или Юлий Цезарь. То же можно сказать и о Леонардо да Винчи.

«Эзотерическая психология», т. I, с. 73

Леонардо-ребенок. Леонардо да Винчи родился 15 апреля 1452 г. в городке Винчи, в Италии. Винчи находится в Тоскане у подножия горы Монте Альбано в 60 милях от Флоренции. Отец Леонардо, Пьеро д’Антонио, служил нотариусом; его мать, Катерина, была дочерью фермера. Пьеро не женился на Катерине, поскольку она была крестьянкой и находилась ниже на социальной лестнице. И в год рождения Леонардо, когда Пьеро было 25 лет, он женился на другой женщине. Первые пять лет своей жизни Леонардо жил с матерью в маленькой сельской общине в Анкьяно, в двух милях от Винчи. В 1457 г. ребенка отдали в Винчи его деду. Так он стал членом семьи и был послан в школу. Жена Пьеро не принесла ему детей. Наверное, именно поэтому Леонардо и вернули в семью отца.

В школе Леонардо учился писать, читать и считать. Он изучал геометрию и немного латынь. Видимо, он мало занимался латынью, потому что переучивал этот язык уже в зрелом возрасте. (Его знаменитые записные книжки написаны по-итальянски). Он выказывал особые способности к математике, музыке и рисованию. Прекрасно пел и играл на лютне, поэтому время от времени его звали развлекать гостей на семейных собраниях.

Леонардо — подмастерье в мастерской Вероккио. Согласно художнику и писателю Джорджо Вазари («Жизнеописания художников»), однажды крестьянин из поместья отца Леонардо принес Пьеро щит, попросив отдать его расписать художнику. Пьеро отдал его своему сыну, Леонардо, который потратил на это немало времени и энергии. Он выровнял его, покрыл грунтом, а затем собрал разных зверьков и насекомых в качестве моделей. Законченная работа так впечатлила его отца — отчасти своим реализмом, — что тот не мог заставить себя вернуть ее крестьянину. Он нашел другой щит взамен этого. А щит, расписанный Леонардо, продал позднее торговцу картинами за хорошую цену. Тот же перепродал его герцогу Миланскому с еще большей выгодой.

Когда Леонардо пошел пятнадцатый год (1466), отец взял его во Флоренцию. В этом важнейшем и активнейшем центре времен Ренессанса Леонардо начал свое ученичество у художника Вероккио — выдающегося флорентийского мастера. Его мастерская без сомнения была одной из лучших в те времена.

Успешная мастерская-студия состояла тогда из маленькой группы художников вместе с их учениками, которые обычно одновременно исполняли несколько видов творческих работ. Один художник мог работать как архитектор, проектируя церковь или дворец. Другой мог писать портреты или делать серии эскизов для заказанной картины. Третий мог лепить или отливать скульптуры, остальные — делать бронзовые двери для церквей, изготавливать витражи, обрабатывать драгоценные камни. Вероккио занимался всеми этими работами, поэтому Леонардо учился всему. Фактически это была большая академия, ставшая главным центром искусств во Флоренции. С точки зрения души на Четвертом Луче, Леонардо родился в подходящее время и учился в подходящем месте. То было время бурного расцвета творческих искусств, и именно Флоренция, согласно некоторым историкам, была тем самым центром, в котором начался Ренессанс.

Джорджо Вазари рассказывает, что Вероккио попросил Леонардо добавить ангела на его картину «Крещение Христа». Это было обычным делом для художника — привлечь ученика на помощь или дать ему закончить часть работы, чтобы мастер мог перейти к более важному заказу или просто следовать непредсказуемому творческому потоку. Не было ничего необычного в том, что два художника участвовали в одной и той же работе. Говорят, Вероккио был так впечатлен ангелом Леонардо, что на некоторое время бросил писать картины и занялся скульптурой. Ученик Леонардо за несколько лет превзошел своего учителя Вероккио. Таково предание, может быть, не совсем точное, поскольку Вероккио все же написал после этого несколько картин. Тем не менее, факт остается фактом: мастерство Леонардо оказалось выше мастерства Вероккио, что и повлияло на дальнейшее творчество последнего.

Принятие в цех. Когда Леонардо исполнилось 20 лет (1472), он был допущен в гильдию Сообщества Св. Луки. Эта гильдия, или ассоциация, состояла из врачей и аптекарей, а также художников, скульпторов, архитекторов и ювелиров. Правление гильдии располагалось в больнице Санта Мария Нуова, что облегчало для Леонардо доступ к трупам. Один из незаконченных проектов Леонардо — книга по анатомии, включающая детальные анатомические рисунки, превосходящие все, существовавшие ранее. Книга так и не была закончена при жизни Леонардо, хотя многие эскизы и наброски из нее сохранились до нашего времени.

«Все ранние работы великих мастеров, включая Леонардо, если поставить их по порядку, указывают на согласованное, логичное и быстрое развитие, которого можно ожидать только от самых талантливых людей; кроме того, все эти произведения с самого начала на голову превосходят работы их современников» (У.Р. Валентьер, «Леонардо и Вероккио: совместные работы»).

В 1477 г. (в возрасте 25 лет) он был приглашен работать в студию, находящуюся в садах Медичи. Смолоду Леонардо выказывал выдающийся талант, многосторонность, высокий разум и начатки гения. Возможно, именно Вероккио рекомендовал Леонардо могущественной семье Медичи как самого способного и многообещающего ученика.

Могущественная, преуспевающая и просвещенная семья Медичи. В течение эпохи Возрождения ключевыми итальянскими городами и прилегающими к ним территориями правили несколько семей. Медичи захватили власть во Флоренции. В отличие от более привычных в то время способов захвата власти (интриги, сила оружия, убийства, отравления, хитрость), Медичи разумно использовали свое огромное богатство (нажитое торговлей и банковским делом) для обретения власти и влияния. Первым правителем стал Джованни ди Медичи (1360–1429), ставшийгонфалоньером (носителем гонфалона, или знамени); это был высший официальный титул. Любопытно: он обрел популярность в народе тем, что заменил подушный налог (при этой системе богатые платили столько же, сколько и бедные) годовым налогом, который рассчитывался от дохода и капитала. Народ любил его, но богатые поклялись отомстить Медичи.

Удачу Джованни унаследовал его сын Козимо (1389–1464), умноживший богатство и расширивший влияние семьи. Филиалы его банковского дома появились в Риме, Венеции, Женеве, Лондоне — повсюду, и это сделало Флоренцию финансовой столицей Европы. Он правил Флоренцией из-за кулис, а на всех важнейших постах находились верные ему люди. Козимо жертвовал немало денег на общественные работы и частную благотворительность. Король Англии Эдуард IV занимал у него большие суммы денег (и возвращал их).

Разумно обращаясь с богатством и властью, Козимо ди Медичи очень интересовался литературой, философией и всеми искусствами. Он не только щедро поддерживал многих художников, архитекторов, скульпторов, ученых и литераторов, но и тратил большие суммы на восстановление классических текстов Греции и Александрии. Новое открытие древних произведений искусства и древних текстов было главным занятием тех, кто резонировал, откликался на новую энергию, названную историками Ренессансом. Когда Николо ди Николи, знаменитый коллекционер древних рукописей, разорился, истратив все на свою коллекцию, Козимо предоставил ему неограниченный кредит в своем банке. После смерти Николи осталось 800 рукописей, оцененных в 6000 флоринов (золотых монет средневековой Флоренции) — значительное состояние. Козимо приобрел коллекцию, заплатив долги Николи. Затем он разделил тексты между библиотекой монастыря Сан Марко и собственной. Обе библиотеки были открыты для ученых, студентов и учителей, которые могли пользоваться книгами бесплатно. Если рукописи не удавалось купить, Козимо нанимал переписчиков. Флорентийский историк Бенедетто Варчи писал: «Тому, что греческий алфавит не был полностью забыт (что было бы величайшей потерей для человечества), а латинские письмена воскрешены для вящей пользы людей всей Италии, нет, всего мира, мы целиком обязаны высокой мудрости и благорасположенности дома Медичи» («История Флоренции», Кёльн, 1721 г.). Историк Уилл Дюран подытоживает: «Масштабы покровительства наукам и искусствам со стороны Медичи поражают; нет и не было в истории человечества другой такой семьи» («Ренессанс»).

Во времена Леонардо правил Лоренцо ди Медичи (внук Козимо), известный также как Лоренцо Великолепный. Едва выжив в первые годы своего правления в качестве номинального правителя Флоренции, он быстро стал искуснейшим политиком. Он заключил союзы в Северной Италии с Венецией и Миланом, наладил отношения с королем Неаполя Фердинандом и достиг согласия с разгневанным папой Сикстом на своих условиях. Папа сознавал, что только объединенная Италия способна противостоять нападениям на папство со стороны Мухаммеда II, завоевателя Константинополя. Люди хотели мира, мир позволял развивать торговлю и искусства, поэтому, рискуя собственной жизнью, Лоренцо отправился в Неаполь без оружия (где оставался пленником три месяца) и в итоге обеспечил народу Флоренции и всей Италии желанный мир.

Лоренцо, в традициях своей семьи, щедро поддерживал искусства. По примеру Козимо он ревностно разыскивал и коллекционировал древнегреческие и латинские тексты. Микеланджело спроектировал здание для этой коллекции. Позже библиотека была переименована в Библиотеку Лоренциана в честь Лоренцо. Ученые стекались во Флоренцию, которая становилась литературным центром Европы. Переводы древнегреческих и латинских текстов на итальянский быстро продвигались. Университет в Пизе был расширен. Была учреждена Академия Платона, поскольку вновь разгорелся интерес к мыслям Сократа и Платона.

Академия Платона была не формальным учебным заведением, а свободным собранием людей, собирающихся для изучения и обсуждения сочинений Платона. У них был открытый ум. Рамки средневекового мышления были поставлены под сомнение, запреты отброшены. Поэзия, философия, искусства, музыка, архитектура быстро возрождались. Расширялась торговля. Политическими деятелями становились люди образованные и искусные. Лоренцо был не только искусным политиком и управителем торгово-банковского предприятия, но и разборчивым меценатом для художников, литераторов и ученых. Да и сам писал прекрасные стихи.

Такова небольшая зарисовка интеллектуально-духовной атмосферы, в которой рос Леонардо.

Значение 1400 года. Согласно эзотерической истории, 1400 год имел огромное значение.

С 1400 г. (о котором я уже упоминал) имели место постоянные появления меньших аватаров, вызванные откликом на меньшие кризисы, национальные проблемы и религиозные потребности. Они использовали форму тех мужчин и женщин, которые успешно отстаивали какую-либо истину или правое дело, некую человеческую правду или законное человеческое требование. Все эти люди активно работали на физическом плане, и их редко принимали за тех, кем они, в сущности, были, — только позже история отмечала их достижения. Тем не менее, они изменили направление человеческой мысли; они указали путь к лучшей жизни; они проложили путь в новые сферы человеческих достижений. Одним из них был Лютер, другими — Колумб, Шекспир и Леонардо да Винчи. Я упомянул только четверых, чья жизнь, мысли и деятельность обусловили последующие события в жизни человечества и кто был признан первопроходцами и лидерами человечества («Экстернализация Иерархии», с. 297).

Даты жизни Леонардо — 1452–1519 (он прожил 67 лет). Этот период назван историками высоким Ренессансом (ранний Ренессанс начался около 1350–1375 гг.). Эзотерическая наука утверждает, что года 1400 и 1425 крайне важны. «Удаление Иерархии в атлантические времена за разделяющую завесу отметило начало периода тьмы, сухости и «голого абстрагирования», который продолжался в своей наиболее жесткой форме до 1425 г. н.э…» («Ученичество в Новом Веке», т. II, с. 316). Иерархия удалилась «на субъективную сторону жизни, сфокусировавшись на ментальном плане (вместо физического) во времена древней Атлантиды, после войны между Владыками Сияющего Лика и Владыками Темного Лика, как они названы в «Тайной Доктрине». В течение долгих тысячелетий, в результате случившейся тогда победы зла, Иерархия молча стояла за кулисами мировых событий» («Экстернализация Иерархии», с. 519).

На негативной, или «злой», стороне великого столкновения, случившегося во времена Четвертой коренной расы (атлантической), находились те, кто «был известен своими магическими способностями и злобой, амбицией и неповиновением богам». Их, как уже говорилось, называли Владыками Темного Лика, а также Владыками Темного Глаза (Злого Глаза). Они были могучими магами и служили «лунным богам». На другой стороне стояли Владыки Сияющего (или Ослепительного) Лика, адепты белой магии, «преданные Солнечным Богам». Они были предупреждены о грядущей катастрофе (связанной с огнем, водой и большими тектоническими сдвигами) и отдалились от первых.

После Великого Потопа начался очень долгий процесс развития Пятой коренной расы. В течение этого периода произошло значительное усовершенствование человеческого организма, физической формы, и в отношении «структуры и симметрии» она была доведена до совершенства. Однако при совершенствовании физической формы «каждая раса становилась все более материальной, а душа отодвигалась, чтобы дать место физическому интеллекту» («Тайная Доктрина»).

Чтобы Иерархия вновь вышла на внешний план, в среду людей, требуется представить и осуществить другой «великий выбор». Он связан с направленностью ума, или манаса, а также с развитием новой расы — Шестой коренной расы. Манасический план двойственен: есть низший манас (интеллект) и высший манас (план души). Манас имеет тенденцию объединяться с эмоциональным желанием (и образовывать, таким образом, кама-манасическое тело), но способен объединяться и с интуицией (выстраивая тело буддхи-манаса). Поиск Христа и истины, духовной жертвенной воли, любви-мудрости, красоты и интуиции, а также архетипического восприятия высшего ума приводит к развитию более тонкого и могущественного буддхически-манасического проводника. Тогда мы обнаруживаем нечто вроде напряжения между теми, кто отвергает духовное и желает работать только в материи, и теми, кто хочет подчинить формально-материальный аспект культуры-цивилизации душе и духу.

Духовная Иерархия удалилась «в атлантические времена за разделяющую завесу». Мы читаем в «Экстернализации Иерархии», что «в течение эонов Иерархия боролась в одиночку, чтобы помочь человечеству, поднять его и стимулировать могущество человеческого планетарного центра, с тем чтобы активность излучения этого центра стала в конце концов достаточной для включения его в магнетическое поле иерархической деятельности. Эта вековая цель, наконец, достигнута. Наконец установлена связь Иерархии с человечеством» («Экстернализация Иерархии», с. 169). Даже если Иерархия и удалилась за разделяющую завесу, человечество уже не одиноко. Совсем наоборот.

Нам даны и другие, дополнительные ключи для понимания значимости того исторического периода, который мы называем Ренессансом. Имела место «Вековая Конференция Иерархии в 1425 г.», на которой «было дано разрешение на приток этой силы [шамбалической силы]…» («Экстернализация Иерархии», с.133). «Третий Луч, имеющий очень долгий цикл, будучи в проявлении с 1425 г., оказывает прямое воздействие на Пятую, арийскую, коренную расу» («Эзотерическая психология», т. I, с. 67). Шамбалическая сила исходит из планетарного центра, «где Воля Бога известна», и потому приносит с собой перволучевую энергию воли и могущества. Третий Луч — это Луч Интеллектуальной Активности. Он стимулирует торговлю, интеллектуальную деятельность всех видов, путешествия, связь, образование, многообразие форм и т.д. Он гораздо более активен (или находит больший отклик) в Пятой расе, нежели в Четвертой, атлантической расе. Атланты были погружены в астральную магию, в то время как Пятая раса более интеллектуальна и изобретательна, склонна к коммерции и науке. Ментально-интеллектуальная наука Пятой коренной расы мало что значит для астрально чувствительной Четвертой коренной расы.

При изучении истории с точки зрения человечества мы склонны прежде всего рассматривать внешние события в их последовательном развитии. С точки же зрения Иерархии фокус внимания направлен на качество сознания и стимуляцию этого сознания через регулируемый приток определенных лучевых энергий, эманирующих из определенных планетарных (и внепланетарных) центров.

Громадное значение годов 1400 и 1425 (а также так называемого Ренессанса) может быть лучше понято, если осознать их связь с определенной стадией экстернализации Иерархии. Как свет личности и свет души могут быть слиты в развитом человеческом существе, так и — в планетарном масштабе — свет Иерархии и внутренний свет Человечества в целом могут соотноситься более сознательным образом и в конечном итоге слиться.

Бедствия, предшествующие Реннесансу: чума. Долгий период «тьмы и сухости» подходил к концу. Стала возможной более прямая связь между Человечеством и Иерархией. XIV век, предшествующий Ренессансу, выдался крайне тяжелым. Примерно 30 миллионов человек, треть населения Европы, умерли от «черной смерти» (1347–1350). Согласно Маттео Виллани, три пятых (60%) населения Флоренции погибло от бубонной чумы в 1348 г. Смерть стала настолько распространенным явлением, что «люди считали умерших так же, как сейчас считают коз в стаде» (Боккаччо, «Декамерон»). Люди верили, что наступил конец света и Четыре Всадника Апокалипсиса скачут во весь опор.

Политическая неразбериха. С политической точки зрения то было время, когда враждующие знатные семьи непрерывно бились за власть и контроль над городами-государствами. Политическая власть церкви и ее перспективы были под вопросом. Прогрессивное движение в направлении демократических республик угасло, когда власть перешла к синьориям(деспотическому правлению отдельных людей). Конфликты изобиловали убийствами, интригами, столкновениями небольших отрядов, осадами городов и крепостей. Кровопролитные схватки были нормой.

Крестьянство часто оказывалось на грани восстания. Народные бунты против господ из-за высоких налогов, низкого жалования и тиранических законов прокатывались по всей Европе. Но даже успешные восстания не могли развить свою победу. Знать собирала армии и отвоевывала власть. После чего следовали жестокие репрессии. После черной смерти — чумы — не хватало рабочей силы. Некоторые крестьяне организовались и стали требовать более высокого жалования и лучших условий для работы. Жакерия во Франции (1358 г.) и крестьянский бунт в Англии (1381 г.) выразили народный протест против эксплуатации труда. Оба восстания провалились, и прежний порядок был восстановлен.

Деградация церкви. Папство становилось все более похожим на правительство, нежели на духовную организацию. Казна в большей степени пополнялась за счет налогов, чем за счет пожертвований. Посты в церковной иерархии продавались и покупались. Пребывания в чистилище можно было избежать, купив индульгенцию. Рынок церковных реликвий процветал и приносил большие доходы. Папам приходилось быть скорее государственными мужами, дипломатами, администраторами, князьями, чем святыми или созерцателями. Папский престол отдавался не за великую духовную преданность, не за следование примеру Христа, он отдавался не истинным духовным лидерам или посвященным. Совсем наоборот. Назначение на должность влекло за собой решение вопросов материального богатства, поддержание статус-кво церкви (борьбу с реформацией), политическое лавирование между борющимися вооруженными группировками, как в самом Риме, так и в различных итальянских городах-государствах и других областях Европы, где росло национальное самосознание. Мораль, будучи чисто религиозным вопросом, была не в чести. По традиции всё получали победители, то есть те, кто мыслил в терминах силы. Все, что происходило наверху, быстро становилось известным кардиналам, епископам, священникам и даже монахам и монахиням. Богатство, политическая власть, пышные церемонии, величественные сооружения и украшения очень ценились этим правительством-церковью, или теократией.

Недостатка в критике таких обычаев и в попытках реформировать церковь не было. Реформаторы либо критиковали церковь за недостаток святости, либо становились фанатиками, собиравшими на короткое время толпы последователей, после чего их уничтожали как предателей, еретиков, колдунов, язычников или тех, кто заключил союз с дьяволом, или нечистым. Петрарка пишет о церкви в таких выражениях: «Ад на земле, сосуд греха, мировая сточная канава… Пожилые люди очертя голову кидаются в объятия Венеры. Забыв о своем возрасте, достоинстве и обязанностях, они позорят себя, как будто их слава состоит не в несении креста Христова, а в празднествах, пьянстве и пороках… Блуд, кровосмешение, изнасилование, измена — вот похотливые услады папских игр» («Кембриджская история средневековья»). «Вся церковь могла бы быть реформирована, если бы римская церковь начала избавляться от зла в самой себе и подала пример… То, что весь христианский мир видит в среде духовенства прискорбные примеры чревоугодия, общеизвестно, поскольку эти люди устраивают пиршества более великолепные и с большим количеством блюд, чем князья и короли» (Гийом Дюран, епископ Мендский, доклад Совету в Вене. Из книги Култона «Жизнь в средние века»).

Папский раскол: два папы, затем три. Дальнейшее усиление политической и религиозной смуты произошло, когда Филипп IV Французский отказался признать папу Бонифация VIII в 1302 г. Папа издал буллу (Unam Sanctam), утверждающую превосходство папы над светскими правителями. Филипп в ответ послал армию, чтобы захватить папу в плен и заставить отречься. Бонифаций ускользнул от опасности, но вскоре умер. В 1305 г. коллегия кардиналов избрала новым папой француза, Клемента V. Филипп вынудил Клемента переехать из Рима в Авиньон на юге Франции, который стал папской резиденцией с 1309 по 1377 гг. Всего там за это время сменилось семь пап. В 1377 г. Григорий XI вернулся в Рим.

Когда Григорий XI умер, толпа народа у стен Ватикана стала угрожать убить французских кардиналов, если они не выберут итальянского папу. Был избран Бартоломео Приньяно, ставший Урбаном VI. Он быстро восстановил порядок в Риме. Урбан VI намеревался назначить итальянцев в коллегию кардиналов и реформировать церковь, начиная сверху. Тогда все действующие кардиналы бежали и, вернувшись в Авиньон, выбрали нового папу, Клемента VII. Теперь стало два папы — один в Риме, другой в Авиньоне. Ситуация быстро переросла в политическое противостояние: Франция, конечно, поддержала французского папу; то же сделали ее союзники, Шотландия и Испания. Англия, враждовавшая с Францией, поддержала итальянского папу в Риме; к ней присоединились Фландрия, Германия, Польша, Богемия, Венгрия и Португалия. Время от времени делались призывы к обоим папам отречься, чтобы восстановить единство. Оба отказывались.

Был создан общий совет духовенства и мирян, дабы разрешить конфликт. Совет собрался в Пизе, формально низложил обоих пап, отказавшихся явиться на совет, и выбрал нового папу, Александра V (1409 г.). Теперь стало три папы. Александр V умер в 1410 г., и его место занял Иоанн XXIII. Последний завоевал плохую репутацию атеиста, угнетателя, лжеца, торговца церковными должностями, предателя, распутника и вора, и его вынудили отречься. Григорий отрекся, Бенедикт умер; избрали нового папу, Мартина V. Так в 1417 г. раскол был преодолен. Снова в Риме сидел только один папа.

Гуманисты. Многие связывают начало Ренессанса с гуманистами. Гуманисты были учеными, которые все свое время, деньги и энергию тратили на восстановление греческих и латинских классических текстов (история, философия, драма, поэзия, наука, математика, астрономия), изучение древних языков, перевод классических трудов и распространение этих масштабных, основательных и сравнительно древних работ. Эти ученые стали известны как umanisti, потому что они называли классическую культуру umanita — гуманитарными науками. Они меньше изучали Бога и больше интересовались человеком. Гуманисты повернули фокус внимания от религии к философии — первая основана на вдохновении свыше, вторая зависит только от способности рассуждать. Они повернулись от неба к земле, от размышлений о загробной жизни к интеллектуальному исследованию этой жизни. Если говорить о месте, откуда начался Ренессанс, так это Флоренция. Большинство гуманистов либо вышли из Флоренции, либо учились там. Постепенно движение гуманизма распространилось по Италии, а затем захватило всю Европу.

Эзотерические обусловливающие энергии. Мы видим, что в то время нечто новое, живое и энергичное с силой повлияло на ход человеческой истории. Мы видим re nasci, возрождение, ренессанс. Под 2000-летним зонтиком века Рыб с ее Шестым Лучом преданности и идеализма мы вдруг видим (с помощью указателей, данных в эзотерической литературе), как появляется нечто совершенно новое, нечто динамичное, нечто, требующее большего осознания. Это новое было сложено 1) перволучевой энергией (или «первыми слабыми указаниями» этой могучей энергии), 2) энергией Третьего Луча (начинающей свой цикл с 1425 г.) и, возможно, 3) энергией Пятого Луча (одного из Лучей Пятой расы), которая дала человечеству б`ольшую способность наблюдать и ставить вопросы. Авторитет церкви, авторитет князя, короля, императора — все были поставлены под вопрос. Вдруг обнаружилось, что все эти «небожители» — очень даже земные люди. Разумный мыслитель получил отныне способность изучать явления сами по себе и знать их сами по себе.

Перволучевая энергия приводит к мгновенным переменам. Ее присутствие опрокидывает привычный ход вещей. Непреодолимые препятствия сметаются прочь; начинается рывок вперед самым недвусмысленным образом. Перволучевая энергия, очевидно, стимулировала в то время активность Третьего Луча. После притока Третьего Луча Интеллектуальной Активности (начиная с 1425 г.) обнаруживается целый ряд прогрессивных начинаний в следующих областях:

1) Банковское дело, торговля, путешествия, великие географические открытия;

2) Реформация, означавшая ослабление авторитетов и большую опору на разумность;

3) Пробуждение интеллекта, выраженное в философии и искусствах;

4) Управление, размышления над его новыми различными формами.

При этом следует помнить, что все это было накрыто огромным «зонтиком» большего цикла — Шестого Луча века Рыб.

Банки, торговля, путешествия, экспедиции. Когда структура общества резко поляризуется на очень богатых и очень бедных, возникает застой, статическое состояние. Правящий класс управляет посредством страха и узаконенного злодейства и рабства в той или иной форме. Когда имеются два разделенных между собой класса, высший класс поддерживает это разделение в своих собственных интересах. Трудящихся принуждают силой; нет никакого перетекания из одного класса в другой. С другой стороны, подъем все более процветающего среднего класса уничтожает классовые различия и бесконечно облегчает существование более подвижного, текучего общества и сообщение между классами.

В XV веке Венеция и Флоренция были самыми богатыми городами Италии. Северная Италия традиционно была промышленно более развитой, чем аграрный юг. Италия имела выгодное торговое положение и торговые связи с греками, арабами, евреями, египтянами, персами, индусами и китайцами. Искусство семьи Медичи в банковско-финансовом деле сыграло большую роль в притоке и стимуляции нового духовного импульса. Флоренция была финансовой столицей Европы с XIII по XV век. Система страхования корабельного груза была принята в Италии примерно на 250 лет раньше, чем в Англии.

Реформация: переосмысление фундаментальной доктрины. В первой половине века Рыб церковь стремилась установить в Европе христианство. Это делалось политическими средствами, с помощью могущества папы и его организации (первого, административно-властного аспекта церкви). Делалось это и педагогическим образом, на примере монахов, которые строили монастыри, возделывали землю, осушали болота, прокладывали дороги, строили мосты, насаждали грамотность, основывали небольшие библиотеки, переписывали рукописи и развивали малые промышленные центры (второй аспект — строительный и обучающий — церкви). Монахи с энергией и усердием насаждали новое нравственное учение среди людей, которые из-за бесчисленных войн часто оказывались вне своих родных мест и пребывали вообще вне всякой культуры.

Д.К. сообщает о Лучах католической церкви в следующем отрывке из «Ученичества в Новом Веке»:

Католическая церковь управляется Первым Лучом в качестве Луча души и Третьим Лучом как личность. Отсюда ее любовь к политике и преходящей власти; отсюда также ее интенсивные коммерческие и финансовые мероприятия. Ментальный Луч этой церкви — Шестой. Отсюда ее узкая однонаправленность; ее эмоциональное тело также имеет качество Шестого Луча, в то время как физический Луч внешней организации — Седьмой («Ученичество в Новом Веке», т. II, с. 506–507).

 

Душа

1

Личность

3

  ум

6

  эмоции

6

  физическое

7

 

Повергает в уныние тот факт, что в психологическом имидже католической церкви отсутствует Второй Луч любви-мудрости, основной Луч Христа. Поэтому мы чаще наблюдаем ту сторону Шестого Луча, которая дает преданность догме, нежели ту, которая ведет к любви Второго Луча.

По мере того как церковь укреплялась, в ее организацию проникали различные формы коррупции, в результате чего и раздались призывы к реформе. В период Ренессанса движение за реформу получило достаточно волевой энергии, чтобы сразиться с таким могучим учреждением, как церковь. Несколько раз папы смещались королями с помощью их армий, но победить церковь на теологической почве — совсем другое дело. Мыслители того времени, в общем-то, не были организованы. Они были склонны взывать к рассудку. Мартин Лютер (1483–1546) объявил Рим вместилищем скверны и Зверем Апокалипсиса. Аргументы Лютера против обычаев церкви были разумны и понятны. Кроме того, он находился под политическим покровительством герцога саксонского, который защищал и укрывал его при необходимости. Протестантское движение нарастало. Ульрих Цвингли в Швейцарии объявил незаконными индульгенции и предложил каждой местной конгрегации демократическое право самостоятельно вести свои дела. Француз Жан Кальвин начал реформу веры, которая включала в свои требования простоту жизни и строгую мораль. Джон Нокс принес это веяние в Шотландию, где оно получило название пресвитерианства. Король Англии Генрих VIII желал пресечь политическое вмешательство Рима, в результате появилась англиканская церковь. Можно сказать, что Третий Луч Интеллектуальной Активности помог установить многообразие духовных форм и практик и открыл умам людей новые пути мышления. 1-й Луч души и 3-й Луч личности католической церкви столкнулись лоб в лоб с циклическим притоком энергий 1-го и 3-го Лучей во время Ренессанса. «Новая» энергия напитала души новыми идеями и подсказала новые направления, обрушив удар на старое и хотя бы отчасти уничтожив его.

Ментальное пробуждение: литература, философия, искусства. Мы уже упоминали о новом мощном импульсе к открытию древнегреческих рукописей, спрятанных в монастырских библиотеках, погребенных под слоем пыли и забытых на многие столетия. Внимательное прочтение множества древних текстов способствовало разрушению некоторых основ церковной догматики. Часть гуманистов считала христианский миф просто полезным нравоучением для необразованной массы. Другие видели ценность как греческой философии, так и христианской теологии, и искали путей примирить их. Уже отмечалось, что Третий Луч Интеллектуальной Активности усиливает способность рассуждать. И разум получил простор. С другой стороны, христианство было и остается многоуровневым. На одном уровне оно представляет собой эмоциональную преданность и веру. На другом уровне находятся сложные и часто искажающие суть рассуждения теологии (сочинения схоластов могут служить примером). На следующем уровне мы видим мистика, ищущего приблизиться к Видению, которое намного превосходит разум. Способность к рассуждению, как и 3-й Луч вообще, тесно связана с общением. Гуманисты вновь разожгли интерес к риторике, грамматике, письму, языкам, а также к праву, медицине, истории и философии. Разум помог освободить медицину от религии и суеверий. Эпидемия чумы вовсе не обязательно была божьим проклятием человечества за грехи и безнравственность. Шел поиск иных причинно-следственных связей. Леонардо, как мы увидим ниже, сердцем и душой откликнулся на новый импульс.

Великий швейцарец Филипп Аурелиус Парацельс (1493–1541). Его можно считать и человеком эпохи Возрождения, и чем-то б`ольшим. Он предлагал учиться путем практических наблюдений, развил технику ампутации, антисептики (предотвращающую распад и гниение тканей), занимался гомеопатией, исследовал терапевтическое влияние банных процедур. И это лишь несколько областей его интересов. Он поставил под сомнение большинство медицинских методов своего времени. Вместо слепого следования традиционным способам лечения он внедрил практическое наблюдение и эмпирические методы. Он также изучал алхимию (одну из предвестниц современной химии), астрологию и траволечение. После того как его отвергли ортодоксальные медики в Базеле, он много путешествовал, объездив Испанию, Португалию, Россию, Польшу, Скандинавию, побывал в Константинополе и в Крыму. Парацельс был связан с протестантскими сектами Реформации (анабаптистами, Братьями свободного духа). Его чуть не казнили в Зальцбурге за помощь восставшим крестьянам.

Перволучевой импульс и централизованное управление. Как раз перед рождением Леонардо и началом высокого Ренессанса начались серьезные перемены. Итальянские крестьяне были фермерами-арендаторами, имеющими некоторые права при выборе местных деревенских старшин и уже не являющимися крепостными владельца земли. Феодальная земельная аристократия была побеждена развивающимся, могущественным и богатым средним классом процветающих городов-государств и прилегающих к ним областей. Это произошло в Милане, Флоренции, Неаполе, Риме и Венеции. Право голоса получили те, кто имел достаточно большие возможности процветания, чтобы объединяться в гильдии — банкиры, торговцы, профессионалы (врачи, профессора, мастера-ремесленники, архитекторы и т.д.) и прочие искусные работники. Иногда пытались объединиться и неквалифицированные рабочие (например, текстильщики), но им не удавалось отстоять те выгоды, которых они добивались.

Интересно отметить, что с импульсом Первого Луча в 1400 и 1425 гг. откликнувшиеся на него правительства двинулись не в направлении укрепления-расширения демократического правления, а скорее в направлении сильной централизованной власти. Богатые и политически амбициозные семьи в городах-государствах боролись за контроль — во Флоренции к власти пришли Медичи, в Милане — Сфорца. Демократия не была упразднена полностью, имелись своего рода конституции (которые часто менялись), некоторым весом и правом голоса обладали члены гильдий, имелся и административный аппарат (синьория или муниципальный совет). Однако за сценой правящая семья всегда удерживала полный контроль, и каждый об этом знал. В попытках свергнуть ту или иную семью недостатка не было, но эти попытки были обычно связаны не с разочарованием народа, а с политическими амбициями другой семьи.

В тот период динамичного роста на первый план выходили очень способные правители. Одни из них были совершенно беспринципны в своем стремлении к власти (такие как Цезарь Борджиа во время его возвращения в Папское государство при его отце, папе Александре VI). Другие обладали замечательными деловыми качествами, поддерживали искусства, были хорошими государственниками, использующими свои богатства на благо сообщества (такие как Лоренцо Медичи во Флоренции). Где-то посредине между этими полюсами находились такие деятели, как Лодовико Сфорца в Милане. Леонардо служил и работал в разное время у этих трех государей.

Идея объединенной Италии вырисовывалась в то время все отчетливее. Сильные централизованные города-государства начали осознавать, что их будущее зависит от взаимовыгодных союзов. Испания, Франция, Австрия, Турция легко вторгались в Италию, поскольку границы медленно развивающейся нации не были четко определены. Зарождающаяся национальная идея объединения разрозненных маленьких государств (в Италии и Германии) становилась политической основой для действия. Сила Италии заключалась в ее культуре, великих произведениях искусства, торговле и банках, а также в политической власти римско-католической церкви. (В итоге возникшее единое национальное государство Италия имеет 6-й Луч души и 4-й Луч личности. Итальянцы терпимо относились к коррупции в церкви, поскольку знали, что за ней стоит истинное духовное усилие, и появление настоящих святых доказывало это. 4-й Луч личности Италии дал миру невиданное искусство, красоту, творчество. Это выразилось в музыке, опере, архитектуре, живописи и скульптуре, поэзии, драме, ремеслах и т.д.)

Папская власть в эпоху Возрождения ослабевала. Возникающим национальным государствам не нравилось вмешательство папы в их дела. Слишком много коррумпированных пап, засилье инквизиции, их крайняя алчность — все это отталкивало и требовало появления самостоятельной опоры в духовно-моральных вопросах. Границы сдвигались, Франция, Испания, Турция и Австрия видели в Италии богатую поживу. В то время война была обычным делом. Наемные войска жили грабежом, и Италия для них была лакомым кусочком. Становилось ясно, что нужно работать над объединением Италии, и, если использовать выражение политического писателя и мыслителя эпохи Возрождения Макиавелли, это должно было быть достигнуто любыми средствами.

По мере разворачивания Духовной Иерархией работы по экстернализации Западное полушарие становилось особым фокусом духовной энергии, а Европа — лидером новой цивилизации. Италия побуждалась играть в этой работе свою роль, а Флоренция стала динамической фокусной точкой для спирально притекающей новой жизни, придающей вдохновение на множестве уровней.

На службе в Милане в 1482–1499 гг. Письмо Леонардо к Сфорца. В возрасте 30 лет (в 1482 г.) Леонардо был готов (вероятно, давно готов) покинуть Флоренцию и работать в другом месте. Он прослышал, что Лодовико Сфорца, герцог миланский, ищет художника-архитектора и военного инженера. Леонардо подал заявку. Он составил длинное письмо, где перечислил свои умения в надежде, что будет полезен герцогу.

Леонардо в большей степени представлялся как военный инженер, чем как художник. Он разработал «очень легкий и прочный мост, который можно нести с собой и в любое время ускользать от противника…». Он знал, как сделать «сколько угодно разнообразных мостов, крытых подходов, лестниц и других приспособлений, необходимых в таких экспедициях».

Некоторые утверждают, что Леонардо спроектировал первый танк, назвав его «крытой колесницей». «Я хочу сделать крытые колесницы, безопасные и неприступные, двигающиеся со своей артиллерией на противника, и никакой самый сильный человек не сможет разрушить их. А за ними может безопасно и беспрепятственно следовать пехота».

Не следует забывать, что в те дни, когда искусство, инженерия и архитектура еще не были разделены, наброски и чертежи Леонардо выглядели очень впечатляюще. Он умел блестяще изложить свои идеи на бумаге. В возрасте 30 лет он, став мастером рисунка и живописи, похоже, заскучал от искусства и стал стремиться развить и применить свое мастерство в более масштабных проектах, которые требуют поддержки государства или церкви.

Все историки искусства в один голос восклицают: какая жалость, что гений Леонардо оставил так мало завершенных работ! Но тому было множество причин. Часть из них, похоже, коренится в его собственном характере, другие связаны с теми, кто не мог распознать его гений или не знал, как правильно работать с гением.

Как и многие другие гениальные творцы, Леонардо гораздо больше был заинтересован в учебе и саморазвитии, чем в повторении достигнутого. Художники, пишущие портрет за портретом (что и Леонардо легко мог делать), обычно работали из финансовых соображений, нежели желая расти в творческом отношении. Для истинного творческого гения это кажется смерти подобным, тем, чего следует избегать любой ценой.

И здесь мы видим очень сильное творческое качество, присущее 4-му Лучу. Как только что-то становится бизнесом, возникает необходимость повторения для массового производства и продажи на рынке. В таком деле отлично работают качества 3-го Луча: эффективность, энергичная деятельность, разумность, коммуникационные и рыночные навыки. Однако эти качества нередко кажутся возмутительными для сенситивов 4-го Луча. Для человека 4-го Луча каждое усилие — это не повторение ранее выполненной работы, а нечто совершенно новое. Как только проблема решена, художник стремится перейти к поиску нового вызова. И это снова и снова проявлялось в жизни Леонардо. Внутренняя связь с музой оказывалась гораздо важнее внешних отношений с рынком.

В письме к Лодовико Сфорца Леонардо упоминает свои «катапульты» (предназначенные для метания камней в замок противника), которые должны были пополнить и усовершенствовать средневековую артиллерию. Он также заявлял, что спроектировал «другие замечательно эффективные и еще не виданные машины».

«Полагаю, что в мирное время», продолжает он, «я мог бы с радостью отдаться архитектуре и проектированию публичных и частных зданий, а также заняться переводом рек из одного русла в другое».

Леонардо значительное время посвятил изучению искусства строительства каналов и мог бы называться одним из наиболее выдающихся инженеров-гидравликов своей эпохи. Но его характер не давал ему засиживаться в одной сфере. Отсюда можно заключить, что его 4-й Луч души в целом преобладал над явным 5-м Лучом науки, одним из дополнительных Лучей Леонардо.

Некоторые из его величайших изобретений остались лишь на бумаге: «Я могу выполнить скульптуру в мраморе, бронзе или глине, а также нарисовать все, что для этого необходимо… сделать модель бронзового коня, умещающуюся на ладони… Все это — для вечной славы и почета вашему отцу, герцогу, на добрую память прославленному дому Сфорца» («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

Записные книжки Леонардо. Он начал вести свои записные книжки, когда ему было 37 (в 1489 г.). Прежде ему казалось, что жить и учиться можно бесконечно, однако во время кризиса в 35–40 лет человек обычно начинает думать, что нужно выбрать что-то одно. Он осознает тот факт, что отдельный жизненный цикл не может длиться вечно. Поэтому самое время начать собирать то, чему научился, в том или ином виде, например, в виде книг.

В записных книжках Леонардо приведены зарисовки, идеи, теории, открытия, заметки и наброски запланированных книг. Ни одна из этих книг не была завершена, и ничто из его сочинений не было опубликовано при его жизни. Потомству достались лишь записные книжки — грубые наброски. План же состоял в том, чтобы написать около сорока книг.

Начал он свои писания с оправдания перед возможными критиками: «Я знаю, что многие посчитают это ненужной работой… люди, которые не желают ничего, кроме материальных богатств, и бегут мудрости, составляющей истинную пищу и единственное богатство ума… Насколько же возвышеннее богатства души, чем достояние тела! И часто, когда я вижу одного из таких людей берущим в руки подобную работу, мне кажется, что он вот-вот поднесет ее к носу, как обезьяна, или спросит, нельзя ли откусить кусочек».

ПЛАН ЛЕОНАРДО НАПИСАТЬ СОРОК КНИГ

Книга по технике рисования. «Много таких, кто имеет вкус и любовь к рисованию, но не имеет таланта; это видно в тех мальчиках, которые неусидчивы и никогда не заканчивают свои рисунки штриховкой… Художнику необходимо детально ознакомиться с конечностями человека, всеми положениями, которые они могут занимать, всеми действиями, на которые они способны, а также с обнаженной натурой. Ему нужно знать анатомию мышц, костей и сухожилий, чтобы при любых движениях и напряжениях он мог уяснить, какой нерв или мускул является причиной какого движения, и изобразить выдающимися или утолщенными только нужные мышцы, а не все сразу, как делают многие, желая показаться великими графиками. Они рисуют обнаженные фигуры, словно вырезанными из дерева, лишая их грации; можно подумать, что перед вами мешок грецких орехов, а не человеческая форма, мышцы же при этом напоминают редиску в пучке…».

Значение опыта. Одной из главных тем, проявлявшихся в подходе Леонардо к жизни, было обучение на опыте. Вообще, это была одна из главных тем всего Ренессанса. Обучение на собственном опыте постепенно вытесняло беспрекословную зависимость от авторитета Аристотеля, Библии и церкви. В набросках книги по технике рисования Леонардо выразил это так:

Наброски [для дальнейших композиций] следует время от времени брать из обычной жизни, когда позволяет обстановка; обратите внимание на движения людей на улице, площади, в поле… Оппонент скажет, что для практики сначала лучше заниматься срисовыванием различных композиций, выполненных различными художниками на бумаге или на стене… на что я отвечу, что этот метод хорош, если основан на подходящих композициях искусных мастеров. Но поскольку такие мастера — редкость и едва ли можно найти нескольких таких мастеров, вернее будет обратиться к естественным объектам, чем к тем, что были взяты из природы с превеликим искажением. Иначе не научишься, ведь если можно пойти к роднику, зачем хвататься за кувшин? («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

Во введении к своим сочинениям он выражает эту мысль в более общем виде: «Многие могут решить, что они вправе обвинить меня из-за противоречия моих утверждений таковым известных авторитетов, высоко почитаемых за их непроверенные суждения; им невдомек, что мои работы — результат чистого и простого опыта, который и есть единственный судья».

Медитативный подход: ясно мыслить, искать единомышленников, избегать проецирования.

Художнику необходимо… избегать дружбы с людьми, враждебно относящимися к его поискам; его ум должен легко впечатляться множеством объектов, которые последовательно проходят перед ним, свободные от чужих комментариев. Если при изучении и определении одного объекта внимание привлекается другим объектом — а это бывает, — тогда художник должен решить, каким из них заниматься до полной ясности, а какой отложить на потом. Превыше всего он должен хранить свой ум чистым, как поверхность зеркала, которое отражает в точности те же цвета, что имеют объекты.Художник с грубыми руками изобразит в своей работе точно такие же руки; то же самое будет со всеми конечностями, пока долгое изучение не позволит, наконец, избегать ошибок. И потому, о Художник, внимательно посмотри, какая часть тела у тебя не в порядке, и особенно тщательно относись к ней в своих произведениях. Если ты груб, то фигуры, тобой изображенные, будут тоже казаться лишенными обаяния. Любая часть, которая в тебе может быть плоха или хороша, отразится до некоторой степени и в твоих творениях. («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

Как только родилась добродетель, в мир явилась зависть, чтобы напасть на нее. А вот аллегорическая зарисовка:

Зависть нужно представить в виде фигуры, непрестанно грозящей рукой небу, ибо, если бы она смогла, то обратила бы свою силу против Бога; лицо ее закройте маской, изображающей порядочность; покажите ее раненой в глаз пальмовой ветвью и ветвью оливы и раненой в ухо лавром и миртом, что означает ненавистность ей победы и правды. Множество молний должны исходить от нее, что означает злоречие. Пусть фигура будет тощей и изможденной, поскольку она постоянно мучается. Сердце ее сделайте изъеденным и пожираемым змеей. Пусть язык ее будет покрыт уязвляющими стрелами, ведь она часто пускает его в ход. Набросьте на нее шкуру леопарда, ибо этот зверь убивает льва из зависти и обманом. Дайте ей в руку вазу, полную цветов, скорпионов, жаб и прочих ядовитых тварей. Пусть она скачет верхом на смерти, поскольку Зависть никогда не умирает и никогда не устает повелевать. Дайте ей узду и обвесьте различным оружием, так как все ее удары смертельны… Как только родилась добродетель, в мир явилась зависть, чтобы напасть на нее; и скорее можно увидеть тело, не имеющее тени, чем Добродетель, которой не сопутствует Зависть… («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

В качестве главного художника Милана при Лодовико Сфорца Леонардо привлекался к выполнению многих задач, включая создание причалов и украшение замка для различных празднеств. Общественные праздники были главными событиями, к которым художники и музыканты готовились месяцами. Вышеприведенная зарисовка о Зависти, возможно, относится к изготовлению аллегорической фигуры для использования в одной из процессий.

Можно только догадываться о том, сколько завистливых взглядов ощущал на себе Леонардо. Будучи выдающимся, если не самым выдающимся художником и инженером своего времени (с душой 4-го Луча и, вероятно, личностью и/или умом 5-го Луча), обласканный покровительством и благосклонностью высших кругов — Медичи во Флоренции, Сфорца в Милане и Борджиа в Риме, Леонардо должен был часто чувствовать «стрелы уязвляющего языка Зависти». Сам Леонардо, столь превосходный талантом и высокий душой, был, наверное, очень далек от столь отрицательного чувства — зависти. Его «чаша» была полна вдохновенных идей, он был слишком занят творческими проектами и исследованиями, чтобы помышлять о рангах и положении. Развитый тип 4-го Луча полностью погружен в поиски возможности для творчества и контакта с музой.

Шесть книг о свете и тени. Эти книги носят технический характер и иллюстрируются несколькими схемами.

Свет, который освещает непрозрачные тела, бывает четырех видов. Это рассеянный свет, как в атмосфере, прямой свет, как от солнца, и отраженный свет; четвертый вид — это свет, прошедший через просвечивающие тела — парусину, бумагу и т.п., а не через прозрачные, как стекло…У отдельного ярко освещенного тела хорошо видны все детали, не то, что при рассеянном свете. Это хорошо заметно при сравнении одной стороны ландшафта, освещенной солнцем, с другой, закрытой облаками и потому освещаемой лишь рассеянным светом атмосферы.

Свет, отраженный от полированной поверхности непрозрачного тела, будет неподвижным, падая на другие неподвижные тела, и останется таковым даже для движущегося наблюдателя. Но на самих отражающих объектах свет будет появляться при движении наблюдателя в самых разных местах. («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

Для взыскательного художника эти скрупулезные наблюдения ученого-мыслителя очень полезны. Художник же эмоционального склада вряд ли будет утруждать себя такого рода анализом. И оба типа могут сделать великолепный вклад в мир искусства. Леонардо был очень вдумчивым художником. Его ум искал причины и закономерности. Мастерство художника помогало ему выявить и сформулировать их, особенно когда ему не досаждали интриги двора и капризы его патрона. Обширный материал его записных книжек — это попытка передать другим то знание и те озарения, которые пришли к нему за долгие года работы и исследований.

Книга по теории цвета. Способность научно мыслить и наблюдать дала Леонардо возможность видеть тонкости перспективы, формы, света, тени и цвета, которые, вероятно, ускользали от внимания большинства художников. «Одинаково интенсивный белый цвет выглядит белее на темном фоне. А черный выглядит чернее по контрасту на белом фоне. А красный живее всего смотрится на желтом фоне. То же справедливо и по отношению к другим цветам, если они располагаются на фоне своих противоположностей».

Анатомические исследования: преодоление страха в ночных бдениях наедине с трупами.

Книга по анатомии. Леонардо упоминал, что написал 120 рукописей. Осталось только 50. Среди утерянных были книги по анатомии лошади. Исследования были тщательными, и результат их превзошел все сделанное ранее. Леонардо стал одним из зачинателей сравнительной анатомии, приведя подробные иллюстрации конечностей человека и животного. Свои работы по анатомии он предварил следующими словами:

Я стремлюсь работать с совершенством. Возможно, я буду владеть меньшим, чем это удается более практичным людям или тем, кто стремится к быстрому обогащению… Вы, говорящие, что лучше наблюдать анатома за работой, чем смотреть эти рисунки, вы были бы правы, если бы при этом смогли наблюдать все то, что есть на одном-единственном рисунке. Ведь вы не можете хорошо рассмотреть даже несколько вен, в то время как рисунок дает вам истинное и точное знание об этих венах, ради которого я препарировал больше 10 человеческих тел [10 в то время, а всего их было 30]. Приходилось удалять все лишние органы и мельчайшие частицы плоти, которыми были окружены эти вены, соблюдая предосторожности, чтобы их не повредить, отделяя от множества мельчайших капилляров. И поскольку на одном теле невозможно было сделать все это сразу, приходилось последовательно работать с несколькими телами, пока не удалось, наконец, полностью и объективно выяснить всю картину. И это я повторил дважды, чтобы выявить возможные отклонения.Кроме того, если даже вас привлекает это знание, вас может остановить брезгливость, а если и она не помеха, вас может отпугнуть страх пребывания в ночные часы рядом с трупами, расчлененными, с содранной кожей и ужасными на вид. Но если и тогда вы не пали духом, вы, возможно, не сумеете хорошенько зарисовать все, что необходимо для такой демонстрации; а если вы искусны в рисовании, то вы можете быть не в ладах со знанием перспективы. Если же это не так, вы можете не понимать метод геометрического представления и метод оценки сил натяжения, действующих со стороны мышц. Наконец, требуется терпение, а у вас его может не хватить. Нашлись ли у меня все эти достоинства, дадут ответ 120 книг, мною составленных. А в настоящее время меня останавливают не скупость и не небрежность, а недостаток времени. («Записные книжки Леонардо да Винчи»).

Этот отрывок ясно показывает наличие 5-го Луча науки, придающего качество тщательного наблюдения с преодолением при этом различных препятствий, чтобы сделать вклад в знание тела. Качество художника проявляется при этом лишь в отличном рисовании, которое несет в себе касание красоты. Рисунки Леонардо — не просто техническое исполнение, лишенное того неуловимого нечто, что мы зовем искусством. Это именно произведения искусства.

Книга по зоологии и сравнительной анатомии. В его записных книжках иногда содержались инструкции для других, а иногда заметки для самого себя. Обычно короткие заметки и более обстоятельные записи шли вперемешку. Он часто начинал с инструкции для других, а заканчивал заметками для себя относительно того, как бы он действовал и что ему еще нужно сделать.

Описать различные формы кишечника человека, обезьяны и им подобных. Затем отличный от них кишечник львов, коров и птиц. Дополнить это описание указанием способа исследования…Описать язык дятла и челюсть крокодила…

О полете 4-го вида бабочек, пожирающих крылатых муравьев. О трех принципах расположения крыльев птиц в снижающемся полете…

Походка человека унаследована от общего стиля передвижения животных на 4-х конечностях, так как они ставят ноги попеременно, за исключением перехода на рысь, как у лошадей. Так и человек движет своими конечностями попеременно: если он при ходьбе ставит правую ногу вперед, его левая рука идет назад и наоборот, и так всегда.

Книга по физиологии.

Я обнаружил, что в человеческом теле — по сравнению с телами животных — органы чувств более вялые и грубые… Я видел, что у львов чувство обоняния связано с той частью субстанции мозга, которая спускается по ноздрям и образует обширный приемник обоняния; он выглядит как великое множество хрящевых пупырышков с несколькими проходами, ведущими к мозгу… Смерть старых людей вызывается если не лихорадкой, то венами, идущими от селезенки к клапану печени; их стенки утолщаются настолько, что они закрываются и не пропускают питающую организм кровь… Чтобы сохранить здоровье, следуй правилу: есть только когда голоден, и приятную пищу. Жуй тщательно, иначе пользы не будет. Пища должна быть хорошо приготовлена, без лишних приправ и подлив. Увлекаться лекарствами не советую… Я учу вас, как сохранить здоровье, и в этом вы преуспеете настолько, насколько убережетесь от докторов, ибо их лекарства — работа алхимиков.

Книга о трех видах перспективы. Заметок и набросков по этой теме осталось множество. Он разделил предмет на три секции: 1) Линейная перспектива; 2) Цветовая перспектива; 3) Исчезающая перспектива.

Книга по живописи. Эти инструкции написаны от имени мастера живописи. В них мы видим, как мастер обучает ученика, исправляя распространенные ошибки и раскрывая тонкости искусства. Существенным в живописи полагается «подобающее действие и достаточное разнообразие фигур, чтобы люди не выглядели словно близнецы». Можно сказать, что великое множество полотен той эпохи не соответствует этим двум фундаментальным принципам.

Книга по астрономии. В книге по астрономии, конечно же, содержится много ошибок: «Я предполагаю показать, как океан и другие моря должны посредством Солнца делать наш мир сияющим подобно Луне, так что для далекого наблюдателя он выглядит как звезда… Луна — холодная и влажная. Вода тоже холодная и влажная. Поэтому наши моря должны выглядеть в пространстве так же, как Луна выглядит для нас…».

Летающие машины. «Помните, что ваши летающие машины должны имитировать не что иное, как летучую мышь, поскольку сплетенные перепонки должны защищать крылья и придавать им силу. Если вы будете имитировать крылья птицы, состоящие из перьев, вы обнаружите структуру намного более сложную из-за ее проницаемости, ведь перья разделены и воздух проходит через них. Летучей же мыши помогают непроницаемые перепонки, соединяющие тело и крылья… Воздух в движении можно увидеть на море, когда он наполняет паруса и движет тяжело груженые суда. Судя по этим примерам и изложенным причинам, человек с достаточно большими и правильно прилаженными крыльями может научиться преодолевать сопротивление воздуха, подчинить его и подняться над землей».

Книга о каналах. «Реку, которую следует направить из одного места в другое, нужно выманить из ее русла, не обращаясь с нею грубо или зло; для этого следует выполнить специальный водоспуск, понижая ее по ступеням — первой, второй, третьей, четвертой и пятой, так чтобы река сама перешла в приготовленное для нее новое русло…».

Озабоченность Леонардо в связи с возможными злоупотреблениями его знанием.

Книга о войне на воде. Ниже приводится список различных вопросов, связанных с войной на море и водах, которые он намеревался развить и осветить в своей книге.

Как армии перейти реку, плывя на надувных мешках… Как плавают рыбы; о способе, которым они выпрыгивают из воды, на примере дельфинов… О способе плавать животных с удлиненным телом, наподобие угря и ему подобных. О способе плавания против течения и в быстрых реках. Почему животные, не имеющие удлиненной задней части, плохо плавают. Почему все животные, обладающие пальцами, могут плавать от рождения, а человек не может. Как должно человеку учиться плавать. Каким образом человек может лежать на воде… Как посредством определенной машины множество людей могут оставаться некоторое время под водой. Почему я не описываю свой метод пребывания под водой или то, как долго я могу обходиться без пищи: я не публикую эти сведения и не разглашаю их по причине дурного характера людей, которые использовали бы их как средства разрушения, расположившись на дне морском и посылая корабли на дно, топя их вместе с экипажем.

Архитектурные наброски. Эта запланированная Леонардо книга содержала наброски и обсуждение планов города, каналов, улиц, чертежи небольших храмов и вилл, исследования формы церкви, наиболее подходящей для проповедей, схему мавзолея, дворцовую архитектуру, теорию построения больших зданий и несколько других тем, связанных с архитектурой.

Книга по физической географии включала в себя исследование «природы воды в ее движении». В нее должна была также войти «книга об отражении армий силой воды. Книга, показывающая, как вода может безопасно доставлять лес, срубленный в горах. Книга о лодках, могущих плыть против течения. Книга об отражении паводков и наводнений, чтобы городам не наносился ими ущерб. Книга о том, как проще всего очистить переполненный морской порт. Книга о формировании холмов из песка и гравия в водных глубинах. Книга о контроле над реками, чтобы ущерб, наносимый ими, был минимальным».

Другие книги. Вот названия некоторых других книг, оставшихся в черновиках. «Книга полезных изобретений», в которой содержались, в частности, инструкции о том, как прорыть канал; «Книга о механике»; «Книга о пропорциях человеческой фигуры»; «Ботаника для художников и изображение элементов ландшафта»; «Топографические сочинения», которые включали заметки о строениях Милана, озерах Северной Италии, местностях Центральной Италии и Альп, заметки о Франции, Германии, Красном море, Ниле и множество других тем. Его книга «Механические приложения» включала в себя заметки о летающей машине. Кроме того, он писал «Басни и забавные сочинения».

Какими мы видим его записные книжки сегодня? Человек с мышлением художника и абстрактно философствующий мыслитель, вероятно, будут разочарованы «Записными книжками» Леонардо, поскольку Леонардо избегает обсуждения своих чувств и сокровенных мыслей. Не рассказывает он и историй о себе или анекдотов. Он не раскрывает своих религиозных взглядов. Инквизиция была весьма деятельна в Испании и более терпима в Италии. Тем не менее, Леонардо избрал не дискутировать на религиозные темы. Очевидно, он сделал политически правильный выбор. Во многих своих художественных работах он использовал религиозные мотивы, в которых легко угадывались злободневные темы. Он превосходил других совершенством своей техники.

Человеку науки, вероятно, тоже нет резона читать «Записные книжки», ведь наука далеко ушла со времен Леонардо. Однако мы должны помнить, что, хотя большинство из нас водит машину и работает за компьютером, наши научные способности намного ниже способностей Леонардо, жившего 550 лет назад. Мы живем в эпоху науки; не так было во времена Леонардо. Это должно помочь нам понять его выдающиеся способности и гений.

С точки зрения истории «Записные книжки» представляют наибольший интерес. В этом контексте мы начинаем видеть грандиозные возможности и гений человека.

Сочетание в Леонардо Четвертого и Пятого Лучей. Страсть Леонардо была направлена на две сферы: он жаждал знания о великом множестве предметов и увлеченно работал в различных областях творчества. Сильная научная установка угадывалась у него даже в такой сугубо художественной области, как живопись. Он исследовал вдоль и поперек многие области знания и хотел внести свой вклад в их развитие.

Душа Леонардо находилась на 4-м Луче, как указано в «Эзотерической психологии». Из его сочинений на многие научные темы кажется ясным, что он обладал личностью 5-го Луча. Вопрос в следующем: на каком луче находился его ум? То, что он обычно избегал психологических, философских и литературных тем, а также его неуклонная приверженность к форме и деталям указывают на то, что у него, должно быть, наряду с личностью 5-го Луча был и ум 5-го Луча.

Архитектор, художник и писатель Джорджо Вазари (1511–1574) написал десятитомный труд «Жизнеописания художников», где содержатся оценки жизни и деятельности Леонардо, Микеланджело, Фра Филиппо Липпи, Лоренцо Лотто, Андреа дель Сарто и многих других. О Леонардо он писал: «Кажется, что некоторые люди одарены целым букетом божественных даров. Непостижимым и чудесным образом они сочетаются подчас в одном человеке… Все сходятся во мнении, что таким был Леонардо да Винчи, который непринужденно вносил неописуемое изящество в любое творение и деяние. Его редкий талант совершенствовал любой предмет, на который он обращал свое внимание… Он мог бы быть ученым, если бы не его многогранность».

Д.К. включил Леонардо в список вдохновенных людей, осененных божественной силой. «Нередко в течение веков божественность осеняла и вдохновляла тех или иных людей на принятие позитивного лидерства, с тем, чтобы сделать божественную цель фактором, определяющим ситуацию в мире. Если бы они не откликались на это впечатляющее влияние и не принимали бы возложенной на них ответственности, события и ситуация в мире могли бы оказываться совершенно иными. Я имею в виду не только собственно духовных лидеров, но и лидеров в других областях человеческого проявления. Это такие выразители божественной цели, как законодатель Моисей, воин и ученик Акбар, вдохновенный художник Леонардо да Винчи, а также другие великие и выдающиеся фигуры, определившие основные направления человеческой цивилизации» («Экстернализация Иерархии», с. 260).

Шарль д’Амбуа, короткое время бывший французским губернатором Милана, так написал о Леонардо: «Великолепные работы, выполненные в Италии и особенно в Милане мастером Леонардо да Винчи, вашим соотечественником, внушили всем, кто их видел, глубокую любовь к их автору, даже если он никогда с ними не встречался… Мы признаемся, что тоже полюбили его еще до встречи. Но теперь, общаясь с ним и беседуя об его многогранном таланте, мы поистине видим, что его имя, уже знаменитое в живописи, остается относительно неизвестным в других областях, где его могучие дарования заслуживают высочайших похвал. И если можно рекомендовать человека столь редкого таланта его согражданам, то мы рекомендуем его вам от всего сердца, уверяя вас, что оказанные ему почести и все, сделанное вами для его благополучия, доставит нам, как и ему, огромное удовольствие, и мы будем премного вам обязаны».

Это письмо Шарля д’Амбуа во Флорентийский совет старейшин, датированное 16 декабря 1506 г., отражает то восхищение, которое француз испытывал по отношению к Леонардо.

Три последние года жизни Леонардо провел в замке Клу по приглашению короля Франции Франциска I. Этот замок был королевской резиденцией в Амбуа. Дом Леонардо сообщался с дворцом короля подземным ходом, по которому король мог навестить в любое время своего любимого художника и инженера. Согласно Бенвенуто Челлини, король наслаждался беседами с Леонардо и считал его «великим философом» и самым образованным из людей.

Грядущий духовный Реннесанс. В очерке о Леонардо мы попытались соприкоснуться с духом Ренессанса. Мы сделали это не только для того, чтобы уловить отблеск величия жизни Леонардо, но и по причине связи, существующей между той эпохой и нашим временем. Нам говорят, что мы находимся в преддверии могучего духовного возрождения, ренессанса, который преобразит цивилизацию, в которой мы живем. Всегда нелегко увидеть за деревьями лес. Трудно разглядеть общую картину из-за обилия отвлекающих деталей, которыми полна жизнь отдельной личности. Тем не менее, важно осознать, что у нас есть возможность правильно использовать время глубоких и значительных культурных перемен для новой динамической творческой деятельности. Новые тропы всегда прокладываются благодаря великим душам. Это побуждает нас быть бдительными к новым измерениям и новым направлениями, как внутри нас, так и в окружающем мире, и дает нам возможность переживания радости ренессанса.

 

«Работники образования должны готовить почву для ренессанса, возрождения всех искусств и для нового свободного притока творческого духа в человека. Им следует особо выделять те великие моменты человеческой истории, когда воспламенялась божественность в человеке, указывая новые пути мышления, новые способы человеческого планирования и тем самым навсегда изменяя течение человеческих дел» («Образование в Новом Веке», с. 47, курсив К.А.).«Духовный ренессанс неизбежен и больше всего необходим в странах, которые избежали худших аспектов войны. Такого ренессанса, такого возрождения мы должны ждать и готовиться к нему» («Проблемы человечества», с. 40, курсив К.А.).

«Мы коснулись физической и психологической реабилитации детей и молодежи мира. Мы предложили переписать учебники с позиции правильных человеческих отношений, а не с позиций национализма и обособленности. Мы также указали некоторые основные идеи, которые следует немедленно прививать: это уникальная ценность индивидуальности, красота человечества, связь индивидуальности с целым и её ответственность за то, чтобы конструктивно и добровольно вписываться в общую картину. Мы пытались показать никчемность войны, алчности, агрессивности, а также важность подготовки к великому пробуждению в человеке творческой способности, как только в мире восстановится безопасность; мы отметили приближение грядущего духовного ренессанса» («Проблемы человечества», с. 46, курсив К.А.).

 

Список указателей на Четвертый Луч Гармонии через Конфликт

Талант к творческим видам искусства.
Чувствительность к красоте.
Творческое самовыражение.
«Учить искусству жизни, чтобы достигнуть синтеза красоты».
Работа во имя гармонии и единства.
Любовь к гармонии, любовь к красоте, любовь к прекрасным вещам.
Любовь к цвету.
Любовь к мелодии.
Богатое воображение.
Склонность иметь интенсивную, отчасти мистическую внутреннюю жизнь, ведущую к интуитивному прозрению и творчеству.
«Упорядоченное чувство цвета и пропорции» («Ученичество в Новом Веке», т. I, с. 647).
Страстное стремление к гармонии и божественной уверенности.
«Облагородить и довести до совершенства форму» («Эзотерическая психология», т. I, с. 50).
«Исправляющий форму» («Эзотерическая психология», т. I, с. 71).
«Ищущий, исследователь, тонко чувствующий красоту» («Эзотерическая психология», т. I, с. 134).
Быстрота интеллекта и восприятия (Меркурий — планета 4-го Луча).
«При этом достигается жизнь через смерть, гармония через разлад, Союз через разнобой и беды» («Эзотерическая психология», т. II, с. 92).
Усилие по гармонизации новых идей со старыми.
Откровение мира смысла (связанное с интуицией).

Список указателей на Пятый Луч Науки

 

Искусность в математике.
Умение замечать детали.
Подробные анатомические исследования.
Исследования в области физики и инженерного дела.
Сильный интерес к «удивительно эффективным машинам».
Способность наблюдать.
Отстраненность.
Широкий поиск причинно-следственных взаимосвязей.
Изобретательное разрешение проблем физического плана.
Последовательное овладение той или иной областью знания.
Желание обогатить «тело знания» оригинальными исследованиями.

Далее

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *