Литвины и Русины Немного обо всём

литвины и русины

История Литвы чрезвычайно интересна. Но не современной Литвы, унаследовавшей имя знаменитого народа, бывшей всего лишь неудобной колонией Литвы настоящей – Великого Княжества Литовского, Русского и Жемайтского. Раскинувшегося, в свое время от моря и до моря, успешно соперничавшего с Московским государством. Фактически бывшим, наряду с ним, параллельным русским государством. Хотя некоторым историкам и не хочется это признавать!

Я имею в виду автора книги «У истоков исторической правды» белорусского писателя Виктора Вераса, написавшего весьма основательную работу по истории, как он сокращённо обозначает, ВКЛ, с привлечением огромного количества материалов самого различного рода. Думаю, своей цели он вполне достиг. Более чем убедительно В. Верас доказал, в первую очередь, учёным современной Литвы, что их предки вовсе не были государство образующим этносом ВКЛ, хотя они и входили достаточно длительное время в его состав.

Эта роль по праву принадлежала литвинам, летописной литве, издавна проживавшей на территории Верхнего Понеманья и Среднего Побужья. (Правда, и русинам тоже!) А чтобы уменьшить путаницу с похожими названиями, Верас предлагает называть современную Литву так, как это слово произносят современные литовцы – Летува, а её жителей – летувисами.

Правда, труд его, к сожалению, не свободен от некоторых  недостатков: есть некоторые неточности, иногда факто логические ошибки, порой автор противоречит сам себе. В целом всё это  не умаляет достоинств его серьёзной работы, однако хотелось бы помочь ему в исправлении некоторых досадных промахов. Лишнее мнение – не помешает.

Заранее приношу автору свои извинения за смелость в комментировании некоторых положений его труда,  взятую на себя не профессиональным историком, а скромным любителем. Итак…

            Сами жители летописной Литвы и Великого Княжества Литовского также называли себя литвинами.

            Не совсем так. Жители Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского называли себя литвинами, русинами, аукштайтами и жемайтами.

            Ознакомившись с этой выдержкой из одной из работ российского ученого В.В.Седова, сразу же возникает вопрос: почему на территории Летувы «выявляется глубокое различие между восточными и западными частями» как в этнографических характеристиках, так и в говорах современного летувисского языка? Ведь «ядром летувисской народности являлись собственно литовские (?) племена и их западные соседи-аукштайты. К ним присоединились близко родственные племена жемайтов».

Я тоже давно задавался вопросом: а существовали когда-либо собственно литовские, в  современном понимании, племена, т.е., кроме аукштайтов и жемайтов? На исторических картах подобные сообщества обозначаются по-разному: летты, летто-литовские или просто литовские племена, иногда  литва, а то и просто балты или «народы Балтии», то есть, кто во что горазд. Полная путаница. Жемайты и аукштайты были указаны только на двух картах. Хотя русские летописи достаточно часто упоминают как раз не жемайтов с аукштайтами, а именно литву. А вот что это на самом деле означает? О какой литве идёт речь?  Явно не о современной!

Попутно наткнулся на карту «Расселение славянских племён на территории Беларуси». На белорусском языке! Однако кроме дрыгавичей, радзимычей и крывичей – больше никого!  На северо-западе, извините, вообще, ничего!  Благородная пустота! И как это назвать? Как минимум, плохое знание истории не только Литвы, но и Беларуси –  даже историками! И не только незнание…

Что касается современной Литвы, то в советское время, насколько я помню, её учёные считали, что этнографически Литва состоит из четырёх, пусть и не всегда ярко выраженных, этнографических частей. Это Аукштайтия, Жеймайтия, Дзукия и Сувалкия.

Потом кое-как разобрался. Оказывается, на самом деле современная Литва – это только жемайты и аукштайты. А что касается летописной литвы, то это несколько другой народ!

            В XIX в. учеными была допущена ошибка при определении местонахождения летописной Литвы.

            Не знаю, как в 19 веке, не жил, но в конце следующего, по крайней мере, некоторые историки считали, что  летописная Литва, она же в более поздние времена Литовская Русь, Неманская Русь, Чёрная Русь (последующие названия отражают  обрусение) находилась  на северо-западе территории нынешней Беларуси. То есть, занимала сравнительно небольшую её часть.

 

            В целом ряде грунтовых (Граужяй Кяйданского района; Римайсяй Паневежского района; Пакальнишкай Шакяйского района; Няндриняй Капсукского района и др.) и курганных (Капитонишкес Кайшядорского района; Скубегай Шальчинского района; Швейцарай Вильнюсского района и др.) могильников IX – XIII вв. для захоронений коней отводилась специальная территория, где иногда встречалось свыше 200!!! захоронений коней. Например, «в Вершвайском некрополе, около Каунаса, обнаружено около 300 погребенных коней, в Римайсяй (Рамигалского р — на) – около 100, большое число погребенных коней вскрыто также на могильнике Граужяй (Кедайнского р — на)».

Такая большая цифра невольно наводит на мысль, что это были просто скотомогильники для захоронения коней при эпидемиях. Ведь это же просто немыслимо: ритуальные захоронения коней в таком, прямо скажем, огромном, просто невероятном  количестве! Ведь кони всегда имели большую ценность именно  у земледельческих народов, тем более, у восточных балтов! Ведь у них просто не могло быть таких бесчисленных табунов как у народов,  например, степей Центральной Азии. Хотя, если это всё же, действительно, были ритуальные захоронения коней, тогда понятно, куда делись табуны диких лесных тарпанов.

              Оккупирующий какую-то территорию народ всегда устанавливает свой язык и свои порядки.

Слишком категорично! Увы, в истории, как и в жизни, далеко не всё так просто и, тем более, однозначно! Тогда, по автору, выходит, что летописная литва, несмотря на всю свою пассионарность, была оккупирована русинами? Нет, как раз наоборот! Тем не менее, именно литвины перешли на русинский язык, пусть и с примесью западно-балтского! Автор почему-то обошёл причину такого перехода, наверно, потому, что она для него неудобна. Или, другой пример! Булгары пришли на территорию современной Болгарии, можно сказать, оккупировали её, применяя выражение автора. Однако  разговаривать в дальнейшем они стали на славянском языке! И никто не сказал, почему! Славяне ведь их тоже не оккупировали!

             Коренные языки захваченных или присоединенных народов запрещались, а носители их даже преследовались. Тарас Шевченко, например, за написание своих произведений на украинском языке был отдан в солдаты в Оренбургскую крепость.

             Как известно из исследований известного украинского писателя и историка О. Бузины,       Т. Шевченко попал в солдаты не за написание своих стихов на украинском языке и даже не за участие в Кирилловско-Мефодиевском братстве. Следствием была установлена его непричастность, и другие участники были наказаны практически символически. И Костомаров, и Кулиш отделались всего лишь удалением из Петербурга! А сам Т. Шевченко был отправлен в солдаты за  рисование порнографических карикатур на императрицу!

Николай I был, прямо скажем, просто шокирован чёрной неблагодарностью бывшего крепостного, выкупленного из крепостного состояния с помощью царской семьи. Именно поэтому оскорблённый в своих лучших чувствах император лично запретил Шевченко рисовать! Правда,  запрещение это продлилось недолго. Что же касается его стихов на украинском языке, вовсе не обязательно заниматься этим было самому императору! При необходимости запрещения для этого существовала цензура!

Но в том-то и дело, что они публиковались в Российской империи совершенно свободно! Потому что для России  Украина никогда не была территорией побеждённого народа! На мой взгляд, наоборот! Русские всегда слишком любовно относились к Украине! Что, может быть, в некоторой степени, и привело к тому безобразию, которое там творится сейчас! Деятели российского шоу-бизнеса так, вообще, её, можно сказать, обожают! Так что здесь нужен другой пример!

             «Трубя в длинные свои трубы, они (литвины) садились на борзых лесных коней  и как лютые звери стремились на добычу… Не хотели биться стеною: рассыпаясь во все стороны, пускали стрелы издали, метали дротики, исчезали и снова являлись».

Этот интересный факт подтверждает не только воинственность литвинов и, возможно, использование в боях приручённых лесных тарпанов, но и объясняет, вообще, существование у них эффективной конницы, которой не могло быть у восточных балтов. Военная тактика литвинов и привычка сражаться верхом позволяет предположить, что их предки пришли из восточно-европейских степей или ещё из более дальних. Когда там они ещё не были балтами!

            Получается, что территория современной Беларуси была Литвой о которой писали древние летописцы?

Очень интересно! А куда же делось огромное славянское Полоцкое княжество? Ведь именно оно было исторической основой средневековой Белоруссии , да и Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского.

                     Из истории известно, что в X в. у лютичей произошла отмена княжеской власти. Всем – судом и военными предприятиями – начало распоряжаться народное вече. Этот факт говорит о старости лютичей как этноса, так как у молодых этносов все происходит наоборот, например, у восточных славян, литвинов ВКЛ-белорусов – власть концентрируется в одних руках – князя, царя или императора.

Может быть, тем не менее, что-то в лютичах было такое, что спаяло будущую Великую Пруссию в мощный конгломерат, объединивший затем и всю Германию. Очевидно, что похожую роль выполнили и русины в летописной Литве, ставшей впоследствии Великим Княжеством Литовским. Во всяком случае, как минимум, дали ему язык. Так что не только литвины ВКЛ – белорусы, но и русины ВКЛ – белорусы.

             Кто же являлся гражданами нового этноса? – Конечно, литвины. Но не те литвины, о которых говорят летописи, а литвины Великого Княжества Литовского.

            Гражданами нового этноса, во всяком случае, гражданами, пользующимися преимущественными правами, не только в средине 13 века, как утверждает автор, но и в средине

16 века, как это явствует из Литовского статута, были не только литвины, но и русины! Естественно, не те литвины, о которых говорят летописи, а их потомки, объединившиеся с русинами, что и зафиксировал Литовский статут.

            Ведь они, славяне, были самой большой в количественном выражении этнической группой!

Тогда ещё непонятней, почему автор постоянно замалчивает их роль в формировании белорусского этноса!

 Если так, то возникает вопрос: кто же жил в это время – 1,5 тысяч лет до н. э.– на территории современной Беларуси? Славян в это время не только не было здесь, но они еще вообще не существовали, так как ученые датируют рождение славянского этноса 7 – 5 вв. до н.э. Известно достоверно, что на территории современной Беларуси в это время жили племена балтов. Значит, балты, а точнее западные балты и являются прародителями белорусов.

Ну, это скачок слишком резкий: от 1,5 тысяч лет до н.э. и сразу – в современность, к белорусам! А где же балто-славянская общность, существование которой признаётся многими историками? Были именно тогда славяне или нет, когда они появились – неважно. Главное, что они стали, в конце концов, пусть и позже, такими же прародителями белорусов, как и западные балты. (Правда, почему «западные»? Ведь если посмотреть на  карту, то  западными балтами можно считать жемайтов, восточными – аукштайтов, а летописная литва, являющаяся одним из прародителей белорусов, располагалась на северо-западе современной Беларуси, то есть, на юг от них.

А западнее всех – сувалкийцы, потомки западных ятвягов на территории Польши.) И лучше всего об этом говорит современный белорусский язык, достаточно понятный, например, и мне, русскому человеку. А то, что я на четверть белорус особого значения не имеет, потому что слышать белорусский язык мне приходилось не часто. Так как я всю жизнь живу в Крыму, то в силу известных обстоятельств мне пришлось 60 лет «наслаждаться» украинской мовой. Поэтому, а может, и голос крови, но белорусский язык мне слышать гораздо приятнее, хотя по сравнению с русинским 15-16 веков, он здорово изуродован, очевидно, за время нахождения территории Белоруссии в составе Речи Посполитой. А может, и ненужными экспериментами в этой области. Хотя, с другой стороны, как без них?

К середине XIV в. новый этнос стал монолитным.

Монолитным он не стал и в 16 веке! Ведь не зря М. Литвин именно в это время так жёстко ставил вопрос о современном ему государственном языке: «Рутенский язык чужд нам, литвинам»! Таким образом, несмотря на единый древнерусский, точнее русинский  государственный    язык,  между частями нового этноса существовали достаточно глубокие противоречия! В первую очередь, на религиозной почве! Остались они, по словам самого же автора, и в настоящем, то есть, в нашем с вами времени. Так что вести речь о полной монолитности не приходится даже и в настоящее время! Об этом же говорит и сам автор, противореча сам себе!

            Представители этносов-родителей влились в новый этнос. И никаких литвинов и белорусов в этом этносе не было, как считают некоторые.

Правильно! Были не литвины и белорусы, а литвины и русины. Что и зафиксировано Литовским статутом 16 века, приведенным самим автором! Это, кстати, тоже не говорит о полной монолитности!

            Новорожденный этнос назывался вначале литовский (литвинский), но исторические события привели к тому, что этот этноним «Литва» после трех поделов Речи Посполитой был запрещен Российской империей для использования на территории современной Беларуси. А в середине XIX века его начал использовать вышедший на историческую арену новый молодой этнос – летувисский, «мать» которого (жемайты и аукштайты) входила территориально в Великое Княжество Литовское, сокращенно называвшееся Литвой.

Так как более двух третей моей жизни прошли в советское время, то меня трудно упрекнуть в особых симпатиях к  Российской империи но, честно говоря, не уверен, действительно ли существовало именно это и многие другие запрещения, о которых так любят говорить  историки малых народов, в неё входивших.  Забывая о том, что благодаря именно Российской империи, сохранились, к примеру, такие этносы как те же белорусы и летувисы! А пресловутый этноним, в принципе, мог перейти и сам собой! Даже ещё тогда, когда эти  народы и  не были в её составе.

Когда две части будущей Беларуси стали называться Белой и Чёрной Русью! А как было тогда именоваться остальным – аукштайтам  и жемайтам, почувствовавшим себя к тому времени одним целым? Какое единое название для себя они могли взять? Им просто ничего не оставалось, как просто продолжать оставаться… Литвой.

             В данное время возникший в середине XI в. этнос носит имя белорусский. И государство, образованное данным этносом, никак не могло быть белорусско-литовским, как говорят белорусские ученые; литовско-белорусским, как говорят летувисские ученые; или литовско-русским государством, как говорят российские ученые, так как теперешние белорусы и литвины ВКЛ – это один и тот же этнос.

Странно как-то! Этнос возник, якобы в середине 11 века, государство этого этноса образовалось в 13 веке, к середине 14 века новый этнос, якобы, стал монолитным, в 21 веке автор утверждает, что «теперешние белорусы и литвины ВКЛ – это один и тот же этнос». В то время как в 16 веке в официальном документе этого государства утверждается, что не только литвины, но  и русины, выражаясь современным языком, являются государство образующими  этносами. Простите, а куда же автор подевал русинов? Да никуда они не делись, несмотря на все старания автора. Здравствуют и поныне в лице православных белорусов. Литвины тоже, но в лице белорусов-католиков, которых, кстати, – явное  меньшинство!

А  на литвинско-русское государство ВКЛ всё-таки похоже, и говорят об этом не российские учёные. Об этом говорит Литовский Статут! В самом деле, его образовали, с одной стороны, летописные литвины, а с другой – преимущественно восточные славяне, т.е. русины. Что и подтверждается на официальном уровне Литовским Статутом. Да и государственным языком был не литвинский, а русинский, фактически, почти древнерусский, даже более понятный нам, чем современный белорусский!

Пусть и называемый автором старобелорусским. Кстати, украинские учёные считают его староукраинским! Это только подтверждает, что на самом деле этот язык не был ни тем, ни другим. Он был просто русинским, так как в то время и на территории Белой Руси, и на будущих украинских землях жили, в основном, не кто иной, как русины!

А что касается теперешних белорусов, то таки да: литвины и русины ВКЛ и они – это один и тот же этнос!

Кстати, никто не обратил внимание, что В. Верас не задался вопросом: почему вначале, как он говорит, новорождённый этнос назывался литвинским, а в данное время носит имя белорусский? Не задался потому, что ответ на этот вопрос, хоть и лежит, практически, на поверхности, но говорит не в  пользу его изысканий. А говорит он о том, что современные белорусы всё-таки в гораздо  большей степени славяне, чем литвины.

            А хотя бы хто обчого народу за свои заслуги в той речы посполитой пришол ку оселости з ласки и данины нашое, альбо которым иншим нравом; тогды таковые только оселости оное ужывати мають будучы обывателем обецным великого князства и служачы службу земскую томуж панству. Але на достоинства и всякий вряд и свецкий не маеть быти обиран, ани от нас господаря ставлен, толко здавна продков своих уроженец великого князства Литовского Литвин и Русин.

А вот это «Литвин и Русин», да ещё в официальном государственном документе, Литовском Статуте, действительно, неопровержимо указывает на то, что как основу ВКЛ, так и будущего белорусского народа составили не только литвины, но и русины!)

            При этом следует помнить, что в современном белорусском языке, по исследованию Е.Ф. Карского (подробнее смотрите в главе «Лингвистические исследования»), 5/6 корней белорусских слов являются балтскими. Таким образом, старобелорусский(?) язык представлял собой, не вдаваясь в подробности, соединение славянского языка, на котором разговаривали кривичи, дреговичи, радимичи, волыняне и мазовшане, и балтского – языка, на котором общались, в первую очередь, летописные литвины.

Прямо скажу: я не лингвист. Тем не менее, простите, очень сомневаюсь, что «5/6 корней белорусских слов являются балтскими». Хотя бы потому, что, читая текст на так называемом старобелорусском языке, гораздо более понятном неподготовленному читателю, чем, например, древнерусский язык «Слова о полку Игореве»,  довольно сложно считать его таковым, т.е. старобелорусским. Скорее, это просто русинский язык 16 века! И общались на нём, в первую очередь, естественно, русины!

А для литвинов он и в 16 веке был ещё чужд, как об этом говорит Михалон Литвин в своём трактате «О нравах литовцев, татар и москвитян». Однако общаться на нём литвинам поневоле приходилось, так как он являлся государственным. И  балтского в нём довольно мало! Что же касается современного белорусского языка, то несколько затрудняют русскому человеку прочтение текстов на нём не так называемые балтские корни, а  упрощённое правописание с введением новых, не существовавших ранее букв.

Значит, носители старобелорусского языка и являлись тем этносом, который образовал государство под названием Великое Княжество Литовское, т.е. литвины ВКЛ-белорусы.

Носители так называемого старобелорусского, а точнее, русинского языка – это как раз не литвины, а, в первую очередь, русины! Вместе с литвинами, на него почему-то перешедшими. Хотя и в 16 веке, по словам М. Литвина,  он был им  ещё чужд.

А литвины и русины ВКЛ – действительно, белорусы!

            Легенда о том, что летописные литвины произошли от римлян, которые якобы приплыли в устье Немана в X в. н. э. явно не имеет под собой никакого исторического основания. Она зиждится на том, что в латинском языке, как и в восточнобалтских, наличествуют одни и те же форманты в именах собственных. Но создатели этой легенды не имели на то время сведений о том, что древнегреческий и балтский языки – ровесники, а латинский язык – это производный от древнегреческого и младше его и балтского языков почти на 1500 лет. Это, во-первых.

            Во-вторых, в X в. в Риме уже не было патрициев, которые по легенде прибыли в Литву. Римской империи к этому времени уже более половины тысячелетия не существовало. Она за это время претерпела разруху и захват территории германскими племенами. И в-третьих, имена собственные древних литвинов, которые якобы приплыли в Литву, идентичны именам собственным не древних италийцев, а древних греков.

Легенда, приводимая в трактате Михалона Литвина «О нравах литовцев, татар и москвитян», по крайней мере, в изложении Константина Пензева, говорит несколько об ином и несколько иначе. М. Литвин считал, что литвины – потомки итальянцев, точнее, воинов Юлия Цезаря, занесённых бурями Океана на побережье Жемайтии и естественно, смешавшихся с проживавшим там населением, изменившим, в некоторой мере, его язык и давших ему самоназвание.

Таким образом, несмотря на то, что она имеет или не имеет под собой какое-либо историческое основание, в этой легенде речь не идёт  о 10 веке. Не знаю, честно говоря, насколько она зиждется на формантах в именах собственных, но М. Литвин приводит примеры многих чисто бытовых слов языка предков, сохранившихся в современном ему литвинском языке, и действительно похожих на латинские. При этом, очевидно, имея в виду, что, в первую очередь, именно этими многими словами литвинский язык отличается от русинского при всей их, может быть,  схожести в остальном.

Так что легенда вполне может быть основана на реальных фактах! Хотя это и не главное.

М. Литвин лишний раз подтверждает, что ВКЛ составляли, в первую очередь, литвины и русины.

И хотя русинский (Литвин называет его рутенским) язык, по его словам, и чужд  литвинам, однако, как говорится, деваться некуда –  именно он – государственный!

            Здесь же подтверждается факт отсутствия поляков на Москве: к началу 1612 г. «на Москве сидит Литовских людей  четыре тысячи». Поляки здесь почему-то не упоминаются.

            Или из «Отписки 1612 г. 11 апреля из Нарышкинского в Кетский острог и копии с распространением речей двух Литовских людей»: «…Сказали им в распросе Литовские языки  Пронка Литвин: были они с Сапегою в полку…»    Конечно же, поляк не может иметь фамилию «Литвин».

            Прокопий Ляпунов в своей грамоте в Нижний Новгород от января 1611 года так же указывает на то, что в войске Сапеги находятся литвины: (?)

             Не литвины (как этноним), а литовские люди, что не одно и то же! «Литовские люди», здесь  политоним, –  это жители ВКЛ, то есть и литвины, и русины! Автор почти постоянно замалчивает, что кроме литвинов в ВКЛ жили и русины! Как явствует это из Литовского статута! Им же приведенного!

              О чем говорит такое количество белорусских фамилий, в первую очередь,  в России? – О том, что в  жизни российского общества участвуют многие и многие этнические белорусы. Конечно же, эта глава не претендует на полное и глубокое исследование данного вопроса. Она только обозначает проблему. Возможно, найдутся люди, которые более подробно ее исследуют.

Особой проблемы здесь не вижу! Однако, если послушать автора, так чуть ли не вся элита России оказывается белорусского происхождения! Может быть! Однако, как всегда, всё далеко не так просто! Не буду тоже углубляться в этот вопрос, но замечу, что количество так называемых белорусских фамилий, приведенных автором, может быть значительно уменьшено, так как многие из них, вероятно, могут быть переведены при помощи других языков. Блестящим примером в этом отношении может служить слово «Москва». У всех интересующихся этот вопрос, я думаю, был в своё время на слуху. Более чем  успешно его переводили не столько при помощи русского и  славянского, сколько с  угро-финских языков, и тюркских, и осетинского. Однако к единому мнению так и не пришли.

            И самый близкий нам пример – это этноним  Киевской Руси, который никакого отношения не имеет к современной России, о чем более подробно будет сказано ниже.             «Киевская Русь»  –  это не этноним! Ничего этнического в нём нет! Хотя бы потому, что её составляли не только киевляне. (Правда и в этом слове ничего этнического нет.) «Киевской» Русь называли только историки  и всего лишь для того, чтобы отличать её от Московской Руси! То есть, это просто условное понятие! Этнонима «Киевская Русь» не было никогда – только просто «Русь»!

            В конце XV в. князь Великого княжества Московского взял себе титул «царь всея Руси».  Через некоторое время население княжества, называвшееся московитянами, стало называться русскими, хотя на территории Киевской Руси проживали истинные русины.

Что значит «взял»? Наверно же не просто так! Интересно как-то у автора получается: всё как бы  ни с того, ни с сего!  Захотел – взял! Захотели – стали зваться русскими! Если он считает, что территория Владимирской Руси не входила, в широком смысле, в понятие «Русь», то пусть вспомнит, в каком количестве и куда уходило население из Киевской земли, эти самые «истинные русины», после перекрытия торгового пути  с Византией половцами. Затем и после разгрома последней крестоносцами, а особенно после татарского нашествия 13 века. В Залесскую Русь! В том числе, во множестве,  и на территорию будущего Московского княжества!

             Например, белорусский этнос, когда ученые говорят о славянских племенах кривичей, дреговичей, радимичей, части волынян и части мазовшан и ничего не говорят о летописных литвинах и приднепровских балтах. Или же русские – вспоминаются славяне, но стараются обойти монголо-татар.

Ну, про монголо-татар – это отдельная история. Давно уже выяснено, что этнические монголы никакого отношения к Руси никогда не имели. Русские летописи никогда не говорили о монголах, только о татарах. Термин «татаро-монгольское иго» позднего и, как известно, польского происхождения. Да и с татарами не всё так однозначно. Это, в общем-то, имя собирательное и к нему отнесли многие достаточно разные народы. Как и к немцам, например, многих относили в своё время. Главное, что абсолютно никакой монголоидности в современных русских нет. Татары – другое дело. Тем не менее, примеси татар в русских, наверно, даже меньше чем, например, в украинцах. Там, кроме татар и турок, и печенеги, и половцы, и торки, и берендеи.

             Или же летувисы, когда ученые считают, что они произошли от двух родственных племен – жемайтов и аукштайтов, что в принципе невозможно, умалчивая роль германцев.

Может быть. Однако точно так же автор постоянно напоминает, что белорусы – потомки литвинов ВКЛ, умалчивая о русинах, составлявших подавляющее большинство населения ВКЛ!

Раньше было показано, что славяне и германцы – не комплиментарные племена.

Автор забыл, что несколько ранее по тексту вполне уверенно утверждал тезис о комплементарности германцев и лютичей: «лютичи, как и другие полабские славяне были комплиментарны германцам».

            Резюме: Современный русский этнос родился примерно в 1280 г. от этнического взаимодействия славянских племен: вятичей, части кривичей, части новгородских словен и монголо-татар.

            На месте автора, так категорично я бы не выражался. В действительности, племён было гораздо больше. Их и без монголо-татар хватало! Вот только интересно, почему у русских нет никаких признаков монголоидности?

            И до сих пор украинцы доказывают  русским свое законное право называться русичами, за что от некоторых русских ученых получают обидные ярлыки.

Ничего они не доказывают, и никто им это не запрещает! А если и получают обидные ярлыки, то, в первую очередь, за отказ от русского имени! Потому что сами отказались от  своего русинского имени, приняв, в своё время, от Австрии наименование украинцев! Началось именно оттуда, а продолжилось большевиками.

            Еще одной очевидной неочевидностью является миф о том, что в Великом Княжестве Литовском была жесткая и даже жестокая власть, где людям жилось очень трудно. Но зато на Руси было прекрасно.

            Не слышал, чтобы кто-либо то или иное утверждал! Скорее, наоборот!

Никто и не спорит, что «В землях ВКЛ право было более демократичным»…

Как никто и не доказал, что демократичнее, значит лучше и устойчивее. Великого Княжества Литовского уже очень давно не существует, а Россия, слава Богу, не только есть, но и крепнет на радость всем нам.

Кстати, демократия и сейчас вовсе не единственный и не лучший тип устройства общества. Как известно, и право, и форма правления, и всё остальное должны соответствовать времени и характеру народа, чтобы успешно противостоять внешним, как правило, разрушительным обстоятельствам. А о действенности государственных институтов лучше всего говорит долгосрочный результат. У России, несмотря ни на что, он есть!

             Уважаемый читатель может задать автору резонный вопрос: «Так почему же ты сам пишешь это исследование не на родном языке?»

Для кого не родном? Для потомков  литвинов или для потомков русинов? Полагаю, что люди, для которых русский (древнерусский, русинский, старобелорусский) язык родной,   были в Беларуси всегда!

            Ответ очень прост, – это исследование предназначено, в первую очередь, для тех белорусов, которые заблуждаются в отношении, как своего народа, так и своего родного языка. И если бы оно (исследование) было написано на белорусском языке, они бы не очень им заинтересовались. А так существует надежда на обратное. Ведь помощь всегда требуется нуждающемуся. Известно уже давно, что многие проблемы людей – в недостатке знаний.

            Пусть простит меня молодёжь, но невольно вспоминается В. Маяковский: «Барскую заносчивость скорей донашивай – масса разбирается не хуже вашего»! Поэтому, насколько белорусы заблуждаются или нуждаются – это ещё надо доказать! Вообще же, когда возникает такой серьёзный вопрос о белорусском языке, мне приходит на ум история развития украинского языка, поскольку её я знаю лучше. Дело в том, что я,  по независящим от меня обстоятельствам, как уже говорилось, большую часть своей жизни, т.е. 60 лет (родившись в России и никуда не выезжая),  прожил на Украине.

На мой взгляд, судьбы украинского и белорусского языков, в некоторой степени, схожи. Украинский язык, в силу исторических обстоятельств, всегда был языком украинской деревни. До 19 века. В то время среди русской интеллигенции было модно идти в народ, чтобы, научив его литературному русскому языку, в какой-то степени, попытаться поднять его до своего уровня. На Украине интеллигенция пошла в народ, наоборот, чтобы научиться его языку, тем самым как бы опускаясь до его уровня. И что из такого опущения могло выйти хорошего? Естественно, ничего!

Как был украинский язык языком провинции, так и остался. Да ещё додумались применить упрощённое правописание. Как будто язык можно подобными мерами резко и сразу улучшить. Проще и быстрее – не значит лучше! Упрощение правописания, будем честными, ведет к профанации, нарушению законов развития и, в конечном счёте, к деградации языка! Именно поэтому и в России многие выступают против упрощения русского языка и против уменьшения количества букв в алфавите. Однако русский язык по отношению к белорусскому (как и к украинскому) является изначальным.

Может быть, именно поэтому абсолютное большинство белорусов предпочитают русский? А развитие языка, как известно, требует времени! И голов, попросту говоря, поумнее! Однако на Украине пошли по более простому, скорее примитивному, пути. Если нельзя, но очень хочется, то можно! Сравнительно недавно, вообще, додумались «реформировать» украинский язык на основе канадийского западно-украинского диалекта двухсотлетней давности!

И смех, и грех! Чтобы так не получилось с белорусским,  может быть, надо двигаться в направлении  русинского языка 16 века? Ведь он гораздо благозвучней! И без упрощённого правописания! Правда, язык белорусских летописей первой половины 15 века ещё лучше, так как он, очевидно, менее испорчен посторонним влиянием. Хотя есть  намного более простой и более целесообразный путь.

            Думаю, что сейчас в Беларуси нужно относиться к белорусскому языку спокойно. Поддерживать, если уж так хочется, но без фанатизма. Русский язык, прямо скажем, более необходим! Не только потому, что он является родным для большинства. Работать над совершенствованием белорусского означает начинать почти с нуля. Или, если хотите, как говорится, заново изобретать  велосипед. И это при наличии готового общерусского мирового языка, открывающего доступ к громадному пласту культуры! Но даже при совершенствовании белорусского без сближении с русским не обойтись. Лишь бы иначе, как на Украине, – не годится! Ни к чему хорошему – это  не приведёт! Думать надо!

            Религия является цементирующим звеном любого этноса. Безусловно! Только при наличии единой религии! Не зря же в Московском княжестве обязательным условием принятия на службу иноплеменных кандидатов было принятие православия, что и «цементировало» этнос. Однако  наличие двух религий, как это имеет место  в Беларуси (на Украине, кстати, – тоже), оказывается, по словам самого же автора, способствует только разделению и отчуждению разных частей народа! Пример Украины – перед глазами! Делать выводы – самому белорусскому народу!

            Что же имеем мы, белорусы, сейчас? Еще в начале акматической фазы в литвинском (белорусском) этносе произошел раскол на почве религии. Это зафиксировано даже в истории… Это ли не трагедия белорусского этноса!

            Точнее, не в литвинском, а в литвинско-русинском. Такая же трагедия сейчас и на Украине. Только похуже! С бомбами и ракетами, снарядами и минами! Но не только и не столько в религии, сколько  в отношении к действительности и в нетерпимости к инакомыслию! Так что в Беларуси – не самое страшное! Думаю, – не дойдёт! И, слава Богу! Однако следует заметить, что в  религиозных вопросах, как показывает пример Украины, непримиримы и даже агрессивны именно католики. Вспомним хотя бы об иезуитах!

Хотя, правда, неизменно примешивается и политика. К тому же ещё слишком активизировалась деятельность различных сект, как правило, американских, разрывающих народы. Может, правда, лучше быть атеистом или язычником, верящим не в  мифических богов, разделяющих народы, а в любовь и совесть. И помнящим предков так, как их помнят белорусы. Ведь не зря же  в Беларуси существует  обряд «Дзяды» – один из замечательных обычаев прекрасного наследия не вполне забытого язычества!

             Единственная цель – это помочь разобраться: ты поляк или ты католик-белорус, и тем самым обрести свой народ и свою страну. В противном случае, придется быть национальным меньшинством, хотя и гордым. Ведь ваши предки боролись и умирали за эту землю, считая ее родной, а вероисповедание никак не соотносили с национальностью.

            И не надо! Главное – спокойно! Лично мне в связи с этим вспоминается один небольшой эпизод, происшедший со мной в Вильнюсе в 1984 году. На довольно оживлённой улице понадобилось всего лишь перевести через дорогу маленького сухонького старичка лет этак под 90. Естественно, перевёл. Как видно, он был несколько тронут моей отзывчивостью.

А после этого меня, так это с приличным польским акцентом, и спрашивает, кто, мол, я по национальности? Ну, мне скрывать нечего, хоть и в Вильнюсе: русский, говорю. Старичок слегка задумался, и говорит, что у него дочка замужем тоже за русским. И сделал вывод, что мол, какая разница, лишь бы человек был хороший! Видно нелегко и только на склоне лет дался ему этот вывод!

Пожелали мы друг другу всего доброго и расстались. Навсегда. Но иногда я его вспоминаю. Потому что, действительно, главное –  быть людьми. Независимо от любой религии! Потому  как и при язычестве были люди! В нём, кстати, этому вопросу уделяется особое внимание. Стоит поинтересоваться! Поэтому наше дело – делать всё от нас зависящее, чтобы быть и оставаться людьми!  Всегда! Во всём! Ко всем! Потому что – это главное!

 Потому, что это гораздо важнее споров о национальной или религиозной принадлежности. А чтобы не было споров, может быть, вообще, ликвидировать их причину? Для начала неплохо было бы задуматься: какого вероисповедания был бы человек, если бы ему с детства не морочили бы голову сказками про Иисуса Христа, Будду, Мухаммеда и т.д., и т.п. Естественно, язычником! Человеком, почитающим силы природы и своих предков! Как белорусы в «Дзяды». А, собственно, кто может быть против этого? Независимо от религии!

             В наполеоновской армии были представители разных национальностей – французы, итальянцы, немцы, испанцы, австрийцы, поляки, хорваты. Но, исходя их теории этногенеза Л. Гумилева, этнически взаимодействовать могут только комплиментарные этносы. А так как немцы являются некомплиментарным этносом по отношению к славянам, и они же являются некомплиментарными французам, то белорусы комплиментарны последним. Это как говорится в пословице: враг моего врага мой друг. В связи с тем, что французы некомплиментарны и испанцам, и австрийцам, и итальянцам, то белорусам они также этнически несимпатичны. Хорваты и поляки  являются близкими этносами. Их взаимодействие с белорусским этносам не может привести к рождению нового этноса по определению. Таким образом, отцом нового этноса являются французы.

После прочтения этого утверждения невольно вспоминаются слова  одного из героев известного фильма: «сомневаюсь я»! Вам не  кажется, что автор здесь, как говорится, здорово загнул?   Неужели в 1812 году французы были так здорово комплиментарны к белорусам, что можно вот так, сходу, заявлять о рождении нового этноса? Ведь это очень далёкие друг от друга народы! Хотя бы по условиям и укладу жизни. С другой стороны, разве до  1812 года белорусов как этноса не существовало?

Такие заявления, думаю, можно делать только после отдельного глубочайшего исследования, а не вот так, сбухты-барахты, путём формальных умозаключений! Французы в это время были не только в Беларуси, но, как минимум, и в России. Однако никому и в голову не могло прийти заявить о рождении, например, нового  русского этноса! Ну, можно сказать, что для русских французы были врагами! А  для белорусов что, они были большими друзьями? Не знаю, при этом не присутствовал! Сколько бы ни было лет французскому этносу, это, как говорится, его личное дело, и лучше ставить его в покое! А нам не стоит надеяться на вливания чужих, хотя бы и комплементарных этносов, а делать всё, чтобы наш, большой и великий этнос и без этого стал устойчивой системой. Что бы там ни говорили, но кое-что зависит и от нас. Как, кстати, утверждает и сам автор.

С другой стороны, не стоит абсолютизировать теорию этногенеза. И не только потому что теория – это ещё не закон, но и потому, что жизнь всегда сложнее и непредсказуемее любых теорий. Глубокое влияние могут оказывать и другие, внутренние и внешние причины. К тому же развитие народов по теории этногенеза – это только прогноз! Об этом говорил и сам Л. Гумилёв.

            Второй пример можно взять из истории наших предков. Летописные литвины в середине 20-х годов XIII столетия и не помышляли об образовании централизованного государства и захвате новых территорий, довольствуясь захватом военной добычи, о чем говорят летописи. Но в начале 50-х годов того же XIII столетия во главе с Миндовгом было образовано государство, приоритетом которого стала его мощь. К этому можно еще присовокупить, что в набегах середины 20-х годов участвовали многие, кто в начале 50-х образовывал новое государство, в том числе и Миндовг. Но если в первом случае представители молодого этноса участвовали в процессах старого этноса, то во втором, – наоборот, представители старого этноса участвовали в действиях молодого, хотя были и такие, которые сопротивлялись новым веяниям.                                                                                            

Рассуждение, возможно, верное, но какое-то отвлечённое. Получается, как говорится, голое теоретизирование: молодой этнос, старый этнос. А конкретнее?   Действительно, русские летописи  упоминают литву   как народ, а не как государственное образование, в то время как рядом уже существовало таковое – славянское княжество Полоцкое. В 13 веке тем или иным путём, но произошло их слияние. Этому, очевидно, предшествовало взаимопроникновение этих двух комплиментарных народов. Славяне, как более зрелый этнос, дали нарождающемуся новому этносу свою более высокую культуру, в том числе,  язык, и стремление к образованию государственности, а литвины, как этнос более молодой, – его название  и свою пассионарность.

Именно она позволила «прихватить» во вновь образованное государство – Великое Княжество Литовское, Русское и Жемайтское,  не только жемайтов с аукштайтами, но и многие земли Руси.   Конечно, в действительности всё было намного сложнее и можно много рассуждать и доказывать, как на самом деле это было, кто  старше, кто моложе, но результат, как ни крути, говорит сам  за себя!   Государство и в самом деле было великим. А развалили эту великую государственность не кто иной, как поляки – эти, можно сказать, предатели славянского мира, что они доказывают своими действиями и в наши дни. (Так что уже поэтому исповедовать их веру, наверно, и не стоило бы.).

Ну, а теперь, поговорим о самой сути данной книги, не всегда понятной, а иногда и скрытой.   Сама работа, безусловно, очень глубокая и компетентная, по крайней мере, на мой, дилетантский взгляд.  Основательно и доказательно показана роль западных балтов в формировании современного белорусского этноса. Вполне доказанным можно считать практически полное отсутствие влияния на это восточных балтов. Очень убедительно показана невозможность этнического влияния лютичей. Однако без перегибов не обошлось. Автор, увлекаясь развёртыванием западно балтской гипотезы происхождения белорусского этноса, зачастую забывает упоминать (скорее, намеренно не упоминает!) о не меньшем участии в этом и русинов ВКЛ.

Хорошо хоть не забыл привести строчки из Литовского Статута, в которых говорится об их равных правах, а стало быть, и о роли русинов. Поэтому ко всем строкам, где автор утверждает, что  белорусы – это литвины ВКЛ стоило бы добавлять «и русины». И не стоит также забывать, что этнос хотя и назывался литвинским, но разговаривал на русинском языке, который автор по вполне понятным причинам предпочитает именовать старобелорусским. (Как уже говорилось, украинские учёные, не мудрствуя лукаво, или, как говорили в старину, ничтоже сумняшеся,  с не меньшей уверенностью, называют его староукраинским. То есть, на самом деле, как ни крути, он ни тот ни другой. Он просто русинский. Своего, естественно, времени!)

Поэтому не надо убеждать белорусов, что они по происхождению только западные балты. Не в меньшей степени они и славяне! А по факту – гораздо поболее. С другой стороны, автор неоднократно заявляет о рождении в 11 веке нового белорусского(?) этноса, хотя объединение литвинов и русинов в одном государстве произошло только в 13 веке. И в то же время цитирует Литовский Статут 16 века, в котором говорится не о белорусах, а о литвинах и русинах, как о двух наиболее значительных частях населения ВКЛ. И никаких белорусов! Другими словами, Статут как раз констатирует тот факт, что единый этнос не сложился ещё и в 16 веке! Не будем также забывать, что полное название  государства, которое автор как бы спрятал за литерами «ВКЛ», звучит как «Великое Княжество Литовское, Русское и Жемайтское»!

Хотелось бы также предостеречь. Слишком рьяное следование призывам автора неминуемо будет вести не столько к возрождению, сколько, в лучшем случае,  к самоизоляции белорусского этноса. Его «батька» и  так уже показал себя как любитель кое-когда и кое в чём схитрить. Правда, к его чести, для пользы, как правило, собственного народа. К чему это приводит, в конце концов, на практике, хорошо видно на примере соседей. Пока народ, слава Богу, мудрее и своего «батьки», и своих соседей. Оттого, что автор, допустим, доказал, что «старший брат» на самом деле «средний» ничего, практически, не изменилось. В любом случае «брат» остался и самым большим, и самым мудрым.

Русский народ имеет тысячелетний опыт государственности, которого не имеют молодые государства СНГ. А отсутствие такого опыта и приводит  порой к таким трагическим событиям, которые творятся, к примеру,  на Украине. И белорусскому народу никто этого не желает. Вместе, как известно, всё же легче и лучше! Во всех отношениях! И ещё.

Во всём этом автор, как это обычно водится, увы, не одинок. Как говорится, ничто не ново под луной!

В конце прошлого века вышла одна из моих статей, написанная в связи с появлением книги Мурада Аджи «Полынь половецкого поля». (Называлась она, как бы в противовес, «Полынь – трава степная».) В этой книге М. Аджи, впрочем, как и в последующих, усиленно призывал крымско-татарского читателя помнить о своём происхождении от кыпчаков и старательно, до значительного преувеличения, подчёркивал их влияние даже и на историю всей Европы. При этом  пытаясь возвысить народ кыпчаков за счёт унижения остальных. По поводу около исторических высказываний М.Аджи там были такие строки: «Весьма сомнительное, неблагодарное и, наверное, даже вредное занятие – выяснять: сколько даже не процентов, а капель тюркской, половецкой или любой другой крови может содержаться в любом из нас». С тех пор прошло около двадцати лет, однако мало что в этом вопросе изменилось.

Другие крымско-татарские деятели пошли ещё дальше. Уже в этом году один из них в передаче татарского телеканала «Миллет» на полном серьёзе утверждал, что в 13 веке крымско-татарский язык был в числе обязательных для изучения во Франции! И это несмотря на то, что в то время не существовало ещё не только единого крымско-татарского языка, но даже и народа! Ведь даже в средине 17 века, как утверждал  бывавший в Крыму в то время турецкий путешественник Эвлия Челеби, там проживало двенадцать различных народов, которые не всегда понимали языки друг друга. Да что там 17 век! Старожилы Крыма  хорошо помнили, что до войны горные татары не понимали язык степных.      То есть, это были разные по происхождению народы.

Вот и наш автор под предлогом необходимости возрождения белорусской нации пытается убедить своих соотечественников в том, что они – не славяне. И дело даже не в том, что это неверно. Что это полуправда. Или четверть-правда. А надо ли, вообще, это делать? Думаю, что нет! Не знаю, насколько верны генетические выкладки В. Вераса, я не специалист, однако у разных авторов даже, казалось бы, бесспорные, например, археологические данные порой разнятся почти противоположным образом. (Получается, что подобные «специалисты», пользуясь неведением,  просто злоупотребляют доверием остальных, подрывая при этом ещё и доверие к печатному слову.) Важно не то, сколько тех или иных генов в тебе содержится. Важно то, кем ты себя чувствуешь! А без нужды сеять сомнения, думаю, не стоит! Да ещё так упорно!          Ну, а то, что так думают не только в России можно подтвердить следующим высказыванием.

«Белорус, как и великоросс, и украинец, по своей теоретической и практической жизни – русский человек, а Белоруссия, как Россия и Украина, составляет часть единой общерусской цивилизации.                                                                                                                                                  

Выдвижение же на первый план узконациональных проблем Запад использует для закрепления политической раздробленности славянского мира, что в конечном итоге может привести к закабалению наших народов».                                                                                                                                                                                                                            И. В. Оржеховский (1933 – 2002)    белорусский историк,

                                                                        профессор Белорусского государственного  университета,    уроженец г. Минска.

 На этом, казалось бы, можно было и закончить. Однако, думаю, стоит немного продолжить и сказать ещё об одном аспекте этой книги.

Вообще, надо сказать, воспринимается она по-разному. Как глубокое научное исследование. Как серьёзная обеспокоенность судьбой своего народа. Как крик души представителя национального меньшинства. (Правда, забывающего о том, что Западная Белоруссия и белорусы-католики в ней – это ещё далеко не вся Беларусь!) Да, автор не скрывает, что он католик, что он не хочет быть национальным меньшинством. (Да не хочешь – не будь!) Однако многое в его высказываниях  настораживает!

А если обратить особое внимание на упорное внушение автором своей точки зрения о происхождении белорусов от западных балтов и постоянное замалчивание роли русинов, то невольно приходит мысль, что на самом деле его конечной целью является  изменение национального сознания своих соотечественников. Дескать, не славяне вы. Балты. К тому же – западные.  Следовательно, прямой путь вам – на Запад! И от первоначальной благородной идеи  возрождения нации ничего не остаётся! Провокацией пахнет, однако!

Я, конечно, не могу утверждать, что написанием этой книги выполнялся определённый заказ, тем не менее, если покорно следовать за автором, то впереди только раскол народа и развал страны. Примерно так, как это уже происходит рядом, на Украине. Там тоже всё начиналось с запада страны, и с  наступления католиков в том числе. Так что, братья-белорусы, как говорится, будьте бдительны!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажми и лайкни

ПОНРАВИЛОСЬ! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Следуй за нами на Фейсбук Подписаться в Твиттере Следовать в Контакте Следовать в Одноклассниках Подписаться в Google+ Следить в LiveInternet

Ближайшее по времени публикации

Опубликовать в Твиттере Опубликовать в Майле Опубликовать в Контакте Опубликовать в Одноклассниках Опубликовать в Google+ Опубликовать в LiveJournal Опубликовать в LiveInternet Опубликовать в Blogger