Освоение Камчатки. История до и после прихода русских

Эта чудесная земля была открыта русскими казаками более 300 лет назад, но россияне и сегодня мало, что знают о ней. Еще в 15 веке в Московской Руси высказывали предположение о существовании Северного морского пути из Атлантики в Тихий океан и делали попытки найти этот путь.

Камчатка в древние времена

Освоение Камчатки людьми началось за тысячи лет до прихода московских казаков. В глубочайшей древности очертания Чукотки и Камчатки не были такими, как в наше время. На месте Берингова пролива существовала суша, соединявшая северо-восток Азии с северо-западом Америки. Этим путем примерно 25—40 тысяч лет назад через северо-восток Азии в Западное полушарие проник человек.

Люди, приходившие с территорий, расположенных южнее северо-восточной Азии, селились на побережье Охотского моря, на Чукотке, переходили на Аляску. Часть древних охотников и рыболовов оседала на Камчатке. Наиболее древние следы пребывания человека эпохи верхнего палеолита на нашем полуострове обнаружены археологами в 18 километрах от поселка Козыревска на Ушковском озере. Пока это — одно из немногих на Дальнем Востоке становищ столь древнего возраста: оно существовало 13—14 тысяч лет назад, а возможно, и раньше.

Ученые полагают, что эта древняя камчатская культура распространялась в сторону Америки, связывая древние культуры Старого и Нового Света.

10 тысяч лет назад после стаивания ледникового покрова Северный Ледовитый и Тихий океаны соединились, сухопутная связь Азии с Америкой прервалась, климат потеплел. С материком полуостров Камчатка соединялся теперь только узким перешейком.

Археологические находки

Во второй половине 1 тысячелетия до нашей эры у жителей Камчатки появились шлифованные топоры, тонко обработанные наконечники копий и стрел. К этому времени (эпоха неолита) относятся стоянки, обнаруженные в южной части полуострова:

  • в Петропавловске,
  • в Сероглазке,
  • на юго-западном склоне Мишенной сопки,
  • на берегах Авачинской губы,
  • на левом берегу реки Авачи напротив города Елизова,

А в средней части Камчатки — возле города Ключи и на берегу того же Ушковского озера. Там было раскопано огромное жилище диаметром более 10 метров. На берегу бухты Тарья Авачинской губы и в других местах находили изготовленные из камня фигурки человека и животных.

Освоение Камчатки

Для исследователей было настоящим сюрпризом, когда в ходе раскопок Ушковской стоянки они нашли… остатки трех огромных (каждое более чем в 100 кв. м) двухкамерных вигвамообразных жилищ (с несколькими не огороженными камнями очагами), а между ними первое на северо-востоке Азии и вообще на Дальнем Востоке палеолитическое погребение, вероятно своеобразный мавзолей вождя или родоначальника общины… А на дне могилы — огромное количество мелких плоских бусинок и различных подвесок, с поистине ювелирным мастерством сделанных из мягкого цветного камня — пирофилита — каменными резцевидными остриями. Эти орудия были найдены тут же.

Таким типично индейским «вампумом» была украшена вся одежда погребенного. Сходство с индейской культурой, конечно, не случайно. Перед исследователями предстали азиатские истоки исконно индейского обычая носить «вампум» — ожерелья, пояса и другие украшения из бус и бисера. Это был признак уже более широкого сходства с древнейшей американской культурой индейцев.

В конце 1 тысячелетия до нашей эры происходило оформление различных типов хозяйства: в центральной Камчатке у предков ительменов преобладало рыболовство, в северной части Камчатки у предков кочевых коряков — охота на дикого оленя, а у предков оседлых коряков — морской зверобойный промысел и рыболовство.

В начале нашей эры предки южных ительменов обитали по берегам рек и озер юга Камчатки. Предки северных ительменов селились по берегам реки Камчатки. Севернее жили предки коряков.

Жизнь и быт коренных народов Камчатки

Освоение КамчаткиДревнейшее население Камчатки составляли ительмены, коряки, чукчи. На самом юге полуострова сохранились топонимы (географические названия) айнского происхождения. Некоторые исследователи предполагают, что айны (Айны — народность, населявшая острова Хоккайдо (Япония), Сахалин, Курильские. Небольшая часть айнов и сейчас живет на Хоккайдо.) с Северных Курил селились на «матёрой земле», то есть на Камчатке. Есть и другое мнение: «курильцы» (айны) как хорошие мореходы, несомненно, появлялись на Камчатке, но на жизнь коренных ее обитателей большого влияния оказать не могли, хотя взаимовлияние ительменов и айнов, безусловно, было.

Со временем на территории Камчатки появились алеуты (на Командорских островах) и эвены.

По внешнему виду ительмены, коряки и чукчи сходны между собой, но условия их жизни, хозяйственные занятия и культуры не одинаковы. Больше близости у коряков с чукчами. Ительмены же более отличны от них, и ительменский язык иного происхождения, чем язык коряков и чукчей.

Начало освоения Камчатки

Первые документальные сведения о полуострове относятся к середине 15 века. В сентябре 1648 года экспедиция Федота Алексеева и Семена Дежнева находилась в проливе между Азией и Америкой, в который спустя 80 лет приплывет Беринг, от имени которого и пролив и имеет сейчас название. А в 1648 путешественники высадились на берег, где встретили «много добре чукчей».

Позже коч Федота Алексеева, судя по сведениям, собранным позже экспедицией Беринга, был прибит к берегам Камчатки. Федот Алексеев был первым русским мореходом, высадившимся и зимовавшим на этом полуострове.

Когда русские покорили Камчатку — было неясно уже в середине 18-го века, теперь тем более не узнаем. Стеллер обнаружил в Большерецком остроге лишь немногочисленные документы, написанные на березовой коре (за отсутствием бумаги) китайской тушью, причем хранились они в небрежении, в сырых амбарах, и рассыпались в руках.

Камчаткий Ермак

Человеком, который завоевал Камчатский край (открытый до него) и присоединил его к Освоение Камчаткироссийской короне, считается начальник Анадырского острога Владимир Атласов, полурусский — полуякут (Стеллер прямо говорит, что покорители Камчатки, казаки, изъяснялись между собой исключительно по-якутски). В 1697 году, перевалив Корякский хребет, Атласов прошел Камчатку до самого юга, и везде, где мог, накладывал дань на местное население, заложил якобы первый острог, и доставил на материк меховую дань и живого японца. «Якобы» — потому, что Стеллер полагал: Большерецкий острог «заложен задолго до Атласова, который больше хвастался своими подвигами, чем совершал их в действительности».

Атласова называют «камчатким Ермаком», что поразительно верно. Как и тот Ермак, Атласов был скорее колонизатором, чем исследователем. Как и Ермак, не был русским. Камчатка встретила его мирно, но без инцидента не обошлось: юкагиры-проводники сцепились с казаками, было много убитых. Какой ценой Атласов присоединил Камчатку, сколько крови пролил? Это осталось неизвестным, поскольку на материк Атласов вернулся один.

История открытия Камчатки русскими мореплавателями

Город Петропавловск-Камчатский расположен он на берегах Авачинской губы — одной из живописнейших бухт не только Камчатки, но и мира.

Авачинская губа была открыта русскими казаками во главе с Родионом Преснецовым в 1703 году — вскоре после присоединения Владимиром Атласовым Камчатки к России, которое произошло в 1697 году.

С целью уточнить северо-восточные границы государства, разыскать неведомые земли, завязать торговлю со странами Востока Петр I в декабре 1724 года издает указ об организации Первой Камчатской экспедиции. Экспедиция должна была занялась исследованием вод Тихого океана и подтвердить наличие пролива между Азией и Америкой.

Начальником экспедиции был назначен Витус Беринг.

На боте «Святой архангел Гавриил» В. Беринг достиг пролива между Азией и Америкой, впоследствии названного его именем, но до побережья Америки не добрался.

Русское правительство не было удовлетворено итогами экспедиции, которая продолжалась до 1730 года, и 17 апреля 1732 года был принят указ о снаряжении еще одной Камчатской экспедиции, и ее руководителем был снова назначен В. Беринг.

8 сентября 1740 года экспедиция под руководством В. Беринга стартовала. В начале октября в Авачинскую губу вошел пакетбот «Святой апостол Павел», ведомый Алексеем Ильичом Чириковым, а чуть позже — «Святой апостол Петр» под командованием Витуса Беринга. В честь святых Петра и Павла, именами которых были названы эти пакетботы, и получил свое название город.

День прибытия командора В. Беринга в губу — 17 октября 1740 года (по новому стилю) — принято считать днем рождения города Петропавловска-Камчатского.

Заодно и Америку открыли

4 июня 1741 года В. Беринг и А. И. Чириков отправились на пакетботах в просторы Тихого океана, чтобы найти землю, якобы открытую португальским мореплавателем Жоао де Гаммой, проведать берега Америки и узнать, «подлинно ли они американские». Вскоре корабли попали в туман и потеряли друг друга, и В. Берингу и А. И. Чирикову суждено было достичь Америки в разных местах и в разное время.

Пакетбот «Святой апостол Павел» 10 октября 1741 года вернулся в Петропавловскую гавань, а «Святой апостол Петр» 4 ноября 1741 года был выброшен на один из островов, впоследствии названный в честь командора островом Беринга. 8 декабря 1741 года В. Беринг умер. Команда пробыла на острове девять месяцев. Из остатков пакетбота моряки построили одномачтовый гукор «Святой Петр», имевший длину 11, ширину 3,7 и глубину трюма 1,5 метра, и 13 августа 1742 года вышли в океан. Через четыре дня они достигли Камчатки.

Несмотря на трагедию, экспедиция свои задачи выполнила, что имело большое значение для развития русского мореплавания в XVIII и XIX веках.

Первые исследования Камчатки

Находившийся в составе экспедиции будущий академик Степан Крашенинников в течение четырех лет исследовал полуостров. Из Большерецка, где он обосновался, ученый совершил ряд экспедиций по краю, длившихся по 5–7 месяцев. Он несколько раз пересекал полуостров в различных направлениях, знакомясь с историей и географией этого края.природа Камчатки

На основе путевых заметок он создал капитальный научный труд «Описание земли Камчатки», значение которого со временем отнюдь не утратилось. Книга эта была читана Пушкиным и, судя по всему, произвела на него немалое впечатление. Александр Сергеевич составил довольно обширные «Заметки при чтении «Описание земли Камчатки» С.П.Крашенинникова» — последний и незаконченный литературный труд поэта.

В 19 веке здесь побывали многие мореплаватели, путешественники и исследователи, продолжившие труды Крашенинникова. В их числе — мореплаватели Крузенштерн, Головнин, Литке, Коцебу, геологи и географы Эрман, Дитмар, Богданович, историки Сгибнев, Маргаритов, Комаров и многие другие.

Начало административно-территориального преобразования Камчатского края относится к первой половине XVIII в. В 1708-1710 гг. в России Петром I была проведена губернская реформа. Указом от 18.12.1708 года было создано 8 губерний, каждая из которых вобрала в себя уже сложившиеся к этому времени уезды.

Откуда название Камчатка

Хотя на этот счет ходит много мнений, все же мы присоединяемся к наблюдению Стеллера, который показал, что полуостров назвали Камчаткой русские. Увидев реку, которая у ительменов называлась Камчатка, по имени некоего Кончата, который якобы прежде жил на ее берегах, они перенесли название реки на весь полуостров.

Восстания ительменов

Рассказав о поведении казаков, Стеллер заключает, что ительмены «не могут не бунтовать». Первые бунты случились еще до прихода Атласова, как только построен был первый острог (вероятно, около 1690 года). Казаки старались предотвратить бунты, создавая среди ительменов своих агентов, которыми были либо здешние преступники (кстати, до прихода русских преступности у ительменов вовсе не было, потому что за воровство отрубали руку — почти по мусульманскому закону), либо наложницы. Поэтому кучка казаков держала в повиновении целые области.

Первая стычка, дату которой Стеллер не называет, выглядела по его описанию так: ительмены несчетной толпой явились к острогу, заявив, что сейчас убьют всех казаков, которых было всего 70. Но казаки пошли в атаку, и с помощью ружей обратили многотысячную толпу в бегство, «истребив столько, сколько могли» (единственное оружие ительмнов — костяные стрелы, но очень искусные). Другой раз ительмены приплыли к острогу на лодках, в таком количестве, «что у казаков душа ушла в пятки», но, искусно распределив силы, казаки погубили всех. Захватив тогда пленных, казаки убивали их, обмазывая тело пленного рыбой, и бросая собакам. За 40 лет, пишет Стеллер, численность ительменов сократилась в 12-15 раз. Иными словами, погибло где-то 15 тысяч человек.

С другой стороны, до 1715 года было убито всего 200 казаков, но и эти потери были чувствительны для русских. Как показали изыскания Стеллера в церковных книгах, едва ли треть казаков умерла своей смертью. Камчатка вообще принесла больше горя своим колонизаторам, чем пользы. Составив список, как выразился Стеллер, «вороватых правителей-нехристей», которые в «эру Атласова» накопили огромные богатства, исследователь обошел их потомков, но застал всех в крайней нищете.

Набравшись военного опыта, ительмены сожгли Большерецкий острог в 1706 году. Это стало возможно лишь по беспечности казаков, которые игнорировали поступавшие к ним разведданные, считая себя в безопасности за деревянными стенами. Страшное восстание разгорелось 20 июля 1731 года, когда ительмены под предподительством Федора Харчина (крещеного ительмена) захватили Нижнекамчатский острог и убили там всех. Восстание было жестоко подавлено, однако, на Камчатку явилась комиссия, велевшая повесить не только девятерых предводителей, но и четырех казаков, вызвавших этот бунт своими бесчинствами.

Притеснения русских привели к тому, что ительмены стали строить себе остроги совершенного нового вида — своего рода орлиные гнезда, где-нибудь на обрыве над морем, куда можно добраться по веревочной лестнице, или на скале посреди океана.

Тактика ительменов сводилась к тому, что они нападали на казаков ночью и убивали их спящими. Часто ительмены и не думали бунтовать, но, когда казаки приходили в деревню за рабами, стихийно восставали. Тогда они, не надеясь на свои костяные стрелы, усердно казаков кормили и еще усерднее поили, а тем временем женщины и дети покидали острог. Мужчины, дождавшись, когда казаки засыпали, затыкали дымовое отверстие, так что казаки задыхались в углекислом газе.

Каждый ительмен стремился лично убить того казака, которого считал своим «другом». Впрочем, «дружба » выражалась в том, что ительмен должен был денег именно этому казаку. Ительмены считали это проявлением не коварства, а благородства, поскольку умереть от руки друга издревле слыло у них почетом. Казаки со временем усвоили этот прием, и остерегались тем больше, чем радушнее их встречали. В свою очередь, если казаки целенаправленно нападали на деревню, ительмены ничего не могли им противопоставить, но, как старообрядцы, сжигали себя заживо в своих домах, благо они не считали самоубийство ни грехом, ни большой трагедией. Если же кто-то малодушничал и пытался выбраться из горящего дома, один из воинов, стоя у выхода, убивал трусов ударом дубинки по голове.

Уже к концу 18 в ительмены перестают существовать как отдельный народ, смешиваясь с русскими и составляя субэтнос русской нации, что-то вроде ительменских казаков. Этот субэтнос называют камчадалами. Сегодня термин «камчадал» как этнический встречается крайне редко, в основном у местной интеллигенции, занятой поисками корней.

База флота на Камчатке

Тем временем, благодаря своему удобному положению Авачинская губа стала базой русских кругосветных и полукругосветных плаваний, которые оказали значительное влияние на развитие Камчатки. Свыше 30 раз заходили в XIX веке в порт суда во время кругосветных плаваний, корабли почти всех известных мореплавателей бросали здесь якоря.

9 апреля 1822 года было утверждено новое положение о Камчатке. Им определялось пребывание начальника Камчатки в Петропавловской гавани, и теперь он подчинялся сибирскому генерал-губернатору. Петропавловская гавань становилась административным центром Камчатки.Освоение Камчатки. История до и после прихода русских 1

Первым начальником Камчатки и Петропавловской гавани (1817—1822) стал капитан I ранга Петр Иванович Рикорд (впоследствии адмирал).

В 1822 году поселение на берегу Авачинской губы было возведено в ранг российских городов под названием Петропавловский порт.

Постепенно город рос. В 1830 году по сравнению с 1804 годом число жителей увеличилось более чем в пять раз и насчитывало около 1000 человек.

В 1849 году Камчатку посетил Н. Н. Муравьев, назначенный в 1847 году генерал-губернатором Восточной Сибири. По его предложению о перенесении Охотского порта в Петропавловский 2 декабря 1849 года последовал указ об образовании самостоятельной Камчатской области. В соответствии с этим указом Петропавловский порт становился главным портом на Тихом океане.

В феврале 1850 года первым камчатским военным губернатором и командиром Петропавловского порта был назначен капитан I ранга Василий Степанович Завойко.

Героическая оборона Петропавловского порта во время Крымской войны (1853—1856)

Оборона Петропавловского порта от нападения англо-французской эскадры в 1854 году — одна из самых ярких страниц истории города.

В планах Англии и Франции во время Крымской войны (1853—1856) определенное место занимали дальневосточные окраины России, в первую очередь Петропавловский порт — ее главная военно-морская база на Тихом океане. С объявлением войны летом 1854 года шесть военных кораблей англо-французской эскадры: фрегаты «Президент», «Пайке», «Форт», «Евридика», бриг «Облигадо» и пароход «Вираго» — двинулись к Петропавловскому порту.

Зная о возможном нападении на город, губернатор В. С. Завойко принимал меры к организации обороны. Но гарнизон располагал малыми силами и слабым вооружением. По штату на январь 1854 года он должен был иметь 1277 человек. Однако такого количества личного состава никогда не было. Оружие было старых образцов. Матросы и солдаты имели гладкоствольные ружья. Было несколько пушек.

19 июня 1854 года подошла неожиданная подмога: в бухте бросил якорь фрегат «Аврора», случайно избежавший пленения англо-французской эскадрой.

На следующий день подошел корвет «Оливуца», и, наконец, 24 июля на военном транспорте «Двина» прибыли 333 солдата из устья Амура.

В. С. Завойко обратился с воззванием к жителям города, окрестных сел и поселений, «сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови».

Началось всеобщее обучение. Изо дня в день, от зари до зари кипела работа. Общими усилиями было построено семь батарей, насчитывавших 68 пушек.

К моменту прихода вражеской эскадры численность гарнизона составляла всего 988 человек. В это число входили 18 русских добровольцев и 36 охотников-камчадалов. Силы противника превосходили в несколько раз: они насчитывали 2140 членов экипажей и 500 солдат морской пехоты, вооруженных дальнобойными штуцерами; эскадра имела на вооружении 212 новейших пушек и бомбических орудий.

17 августа 1854 года англо-французская эскадра вошла в Авачинскую губу. Началась героическая оборона города.оборона Петропавловска Камчатского

24 августа состоялось генеральное сражение. Десант из 700 человек стал обходить батарею и подниматься на Никольскую сопку, с которой был прямой выход на город. В. С. Завойко, собрав около 300 воинов, направил их на отражение атаки. Таким образом, Никольская сопка стала главной ареной боя и вместила такое количество людей, какого она еще не видела. На вершине стороны сошлись и схватились в рукопашную. Не выдержав напора русских бойцов, противник бежал. Подобрав остатки десанта, вражеские корабли отступили, а 27 августа покинули Авачинскую губу.

Победителей и побежденных похоронили у подножия Никольской сопки.

Вскоре весь мир узнал о подвиге воинского гарнизона Петропавловского порта. Успех защитников далекой окраины на фоне неудач в Крыму произвел на всех в России сильное впечатление. Слово «Петропавловск» стало символом мужества и героизма. Это имя стало присваиваться военным кораблям.

Поделиться этой записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.