Происхождения Аральских геоглифов в Казахстане Немного обо всём

геоглиф Казахстан

Впервые Знаки (линии) Аральского моря, были выявленные Б.А.Смердовым на дне высыхающего морского дна в 1990 году. По его мнению и других исследователей, они были созданы «высокотехнологичной внеземной Цивилизацией в виде послания землянам» и приравниваются к геоглифам. Исходя из детального описания, которое Б.А. Смердов приводит в статье «Следы на дне Аральского моря», выявленные им контуры представляют собой разнообразные фигуры, состоящие из одиночных или нескольких параллельных линий необычной формы.

Они очень похожие на полосы, рытвины и борозды шириной от 2-5 до 20-50 метров и длиной до 100 километров, сопровождающиеся отвалами грунта по бокам, напоминая следы от бульдозера. С одной стороны, эти линии имеют ровные входы, а, с другой своей стороны, на выходе, заканчиваются лежащими поперёк «жгутами» из перепутанных стеблей и корневищ водных растений с вкраплениями небольших ракушек. Подобные контуры, в действительности, могли образовываться в процессе движения или волочения каких-то больших предметов по песчано-илистому грунту дна Аральского моря. Аналогичные линии были обнаружены на дне Каспийского моря в северной его части.

Аральские  геоглифы

О природе образования данных линий на дне Арала и Каспия, ряд ученых высказывали предположение, что их оставили льдины, сползающие в море или они возникли за счет ветра, под действием которого их волочило по морскому дну. Б.А. Смердовым такое объяснение категорически отвергается. Но у меня все же, есть ряд фактов, подтверждающих, что образование этих линий произошло под действием дрейфа льдин и их образований.

При проведение глубинных геолого-съемочных работ на Южном Прибалхашье, в районе известного городища Карамерген, мною были обнаружены в склонах песчаных барханов на высотах 10-15 метров большие глыбы каменных пород размером от 2-х до 3-х метров и более. Такими породами сложены скалистые и каменные берега северной части оз. Балхаш и его островов. Как уже отмечалось выше, в XII-XIII вв. на современной территории Казахстана происходило глобальное потепление, приведшее в середине XIII в. к таянию ледников в горах Джунгарского Алатау, Тянь-Шаня и поднятию уровня воды в Балхаш-Алакольской впадине до 40 и более метров. Северный берег озера Балхаш с его скалистыми каменными берегами оказался затопленным. Здесь образовались многочисленные острова с валунами, плитами и разнообразной формы каменными глыбами. В итоге, все существующие в то время озера, такие как Балхаш, Сасыкколь и Алаколь, были слиты в едином водоеме.

Под водой оказалась практически вся Балхаш-Алакольская низменность с городищами (в том числе и Карамерген), земледельческими поселениями и полями вокруг них, расположенными в долинах рек Или, Каратал, Аксу, Лепсы. О том, что данная территория в то время затоплялась, говорят результаты проведенного мною осмотра городища Карамерген, где практически все стены были размыты и приняли насыпную округлую форму. С наружной стороны они пологие, с небольшими террасами и остатками мелких ракушек, какие бывают на берегах речек и озер, а с внутренней – более ровные без террас, чем и подтверждается факт их длительного затопление.

Казахстанские археологи считают, что городище Карамерген и другие близлежащие городища, были разрушены в ходе монгольского нашествия в XIII в. Хотя особых следов разрушений человеческими руками на руинах этого и других городищ я лично не заметил. Поэтому имеются основания полагать, что мнение археологов по этому вопросу является ошибочным. Об этом свидетельствуют приведенные мною выше факты. Монгольские войска на самом деле, двигались вдоль предгорья Джунгарского Алатау по караванным дорогам Шелкового пути, разрушая находящиеся вдоль него городища и земледельческие поселения.

С XIV в. наступает период суровых зим, в результате которых поверхность Балхаш-Алакольского водоема неоднократно покрывается льдами толщиной до 1 м, захватывая и обволакивая тем самым, все скальные выходы берегов и вновь образованных островов с валунами и глыбами. С наступлением весеннего тепла уровень воды в водоеме повышался и льдины с захваченными валунами и глыбами скальных пород под воздействием северо-восточного ветра, а также течений начинали перемещаться по поверхности водоема в сторону Южного Прибалхашья. Потом они зависали на барханах и при дальнейшем потеплении начинали таять, оставляя на них валуны и глыбы скальных пород.

Аналогичная ситуация возникла на Аральском и Каспийском морях, а также прилегающей к ним Торгайской ложбине, когда в процессе завершения глобального потепления в середине XIII в., уровень воды в них поднялся до 10 и более метров, объединив их на какое-то время в единый водоем. В те времена на площадях прибрежной зоны этих морей существовали многочисленные возвышенности и уступы, со скальными образованиями и глыбами пород, которые в период поднятия воды в морях превратились в острова и полуострова. С наступлением малого ледникового периода с суровыми и холодными зимами, поверхность Аральского и северной части Каспийского морей в зимние периоды покрывалась льдом, толщиной до 1 м. Жизнь этих ледяных полей на Аральском море была, правда, недолговечной из-за сильных ветров и течений. Максимальная скорость ветров в период весенних штормов, достигала 30 и более м/с.

Наиболее интенсивное и длительное их проявление наблюдателями отмечалось на западном побережье моря, с доминирующим северо-восточным вектором. Характер ветров на Аральском море в своих служебных записках фиксирует капитан-лейтенант А.И. Бутаков, который занимался его изучением в 1848 г. «Господствующие ветры дуют на Аральском море из северной половины компаса. Вообще Аральское море принадлежит к самым бурливым и беспокойным. Ветер крепчает и разводит большие волны, потом, стихнув, оставляет после себя самую неприятную зыпь, при которой лавировать нет никакой возможности».

Аральские  геоглифы в Казахстане

От воздействия ветров и течений, возникающих от постоянного притока воды от рек Амударья и Сырдарья, сложный покров ледяных полей взаимодействовал с островами и полуостровами, постоянно трескался, что приводило к неравномерному дрейфу льдин. Как и на морях Северного Ледовитого океана этот дрейф и на Аральском море сопровождался деформациями, включая подвижки и сдвиги ледяных полей с одинокими льдинами относительно друг друга, образованием трещин, разводий и торосов. Процесс образования торосов заключался в разламывании ледяного покрова с последующим наклоном обломков и ледяных глыб, вплоть до вертикального положения, с нагромождением ледяных валов и гряд.

При малой глубине водоемов, подошвы гряд торосов доставали дна грунта и при дрейфе льдин с торосами, особенно во время весенних штормов, пропахивали на них борозды. Наиболее интенсивное их накопление происходило в районах остро-вов и полуостровов, которые имели скальные образования и уступы или были в виде бугров, тормозившие движение льдин. Об них, дрейфующие льдины под действием течений и ветра заламывались, образуя гряды торосов, которые в результате примерзания к скальным берегам и уступам островов, превращались в припаи неподвижного льда с наклонно-вертикальными торосами или на пологих берегах, в неподвижные просевшие на грунт ледяные стамухи-торосы.

С наступлением весны под действием тепла уровень воды в Аральском море подымался, в результате чего льдины начинали трескаться и перемещаться при активном участии штормовых ветров и течений. Ледяные стамухи-торосы и припаи неподвижного льда с грядами торосов отрывались от берегов, прихватив с собой валуны и глыбы скальных пород, начиная совместно двигаться с ледяными полями в направлении господствующих ветровых и морских течений, которые могли периодически менять свое направление.

Проплывая по мелководным участкам моря, эти ледяные глыбы торосов и льда с обломками пород сдирали поверхностный слой песчано-илистых отложений и покровы водорослей, скатывая их в виде круглого валика и оставляя за собой разнообразные борозды (линии), различной ширины, длины и направления, в зависимости от размера подошвы каменных обломков, торосов или стамух и направлений их движения. А с увеличением глубины моря льдины с торосами переставали пропахивать мелководный грунт до появления очередного мелководья. Такие передвижения льдин с торосами повторялись неоднократно на протяжении нескольких десятков лет, а может и столетия, оставляя в итоге после себя на дне моря, многочисленные поля борозд.

Собственно эти формы рельефа были обнаружены и описаны Б.А. Смердовым на высыхающем дне Аральс-кого моря, «…с входящими и выходящими бороздами, заканчивающиеся лежачими поперек жгутами из скатанных водорослей и мелких ракушек». Исходя из приведенных исследователем детальных описаний этих линий или «Знаков» Аральского моря, можно, тем не менее, сделать вывод о природном их происхождении, никак не связанном с вымышленными «посланиями высокоразвитых цивилизаций».

Аналогичные борозды ледового выпахивания встречаются на многих морях Северного Ледовитого океана в местах с похожими малыми глубинами. Здесь, при средней высоте торосов над ровным льдом 1,6-1,9 м и подводной части до 10 м на песчано-илистом грунте выпахивались протяженные борозды глубиной 1-2 м, шириной единичных борозд – до 5 м, а системы борозд – и до 200 м, которые сопровождались характерными валообразными насыпями по их краям и на концах. Но никто из специалистов почему-то их не причисляет к таинственным геоглифам. Подобные борозды встречаются также в прибрежных водах Северного Каспия, о которых я описывал выше, и Балтийского морей. Все они описали в публикациях Огородникова С.А., Бухарицина П.И. и Карел К. Орвику.

Автор: Стасив Игорь Васильевич

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *