Тайные знания

Опираясь на опубликованные в последнее время материалы, касающиеся необыкновенных, эзотерических знаний и не поддающихся объяснению явлений, в древности и в наши дни мы подготовили данный обзор.

Многих с начала нашего века занимает загадка не имеющего письменности африканского племени догонов, с 13 века живущего в труднодоступном районе горного плато Бандиагара (республика Мали). Начиная с 1931 года, группа археологов во главе с Марселем Гриолем и Жерменой Дитерлен изучали быт и мировоззрение догонов. Результатом этой огромной работы оказалась книга «Бледный Лис», первый том которой вышел в свет в 1965 году, уже после смерти Гриоля, а второй готовится к печати. В «Бледном Лисе» изложены мифы племени догонов. Очень странные мифы! (Вокруг света 2/77). Наиболее известны необыкновенные представления догонов о системе Сириуса.

По мнению догонов система Сириуса довольно сложна. Ее главный компонент называется Сиги толо («толо» — «звезда» на языке догонов) а ее спутники — По толо и Эмме йа толо. Современная наука была поражена, узнав про описываемые догонами данные о системе Сириуса. Звезда По — говорят они белая, как зерно по (фонио, разновидность проса). В святилищах догонов эта звезда символизируется очень белым камнем.

Согласно воззрениям догонов, все вещи в мире состоят из четырех основных элементов — земли, воды, воздуха и огня. В По толо элемент «земля» заменен «металлом» во всех его видах, и особенно в виде «сагала» Это металл, «более блестящий, чем железо, и такой тяжелый, что все земные существа, объединившись, не смогли бы поднять и частицы». Поэтому звезда По — «самая маленькая и самая тяжелая из всех звезд». Но в том все дело, что переданные данные представляют собой весьма точную характеристику реального спутника Сириуса — Сириуса В. Сириус В — белый карлик, то есть звезда, истратившая основной запас энергии, верхние слои которой, лишенные поддержки лучевого потока начинают падать на ядро, падать до тех пор, пока в результате уплотнения звезды не восстановится равновесие. Вещество белого карлика невероятно плотное порядка тонн на кубический сантиметр. И что самое главное, что Сириус вращается настолько близко к основной звезде, к Сириусу А, что открыть его без мощного современного телескопа нельзя ! Период обращения По толо вокруг Сиги толо составляет 50 лет (49,9 по современным данным).

Итак, если тождество По толо и Сириуса В трудно подвергнуть сомнению, то иначе дело обстоит с Эмме йа толо Современной астрономии третий спутник Сириуса неизвестен. Но его существование предполагается! Интересно представление догонов о том, что По толо и Эмме йа толо делают один оборот вокруг Сиги толо за примерно одинаковое время — 5 лет, хотя траектория Эмме йа толо более длинная. С позиций современной небесной механики, такая орбита небесного тела крайне маловероятна, если вообще возможна. Эмме йа толо больше чем По толо и в 4 раза легче. Ее еще называют «маленьким солнцем женщин» — Йау наи даги. Две планеты, вращающиеся вокруг Эмме йа толо называют — Ара толо и Йу толо.

Надо сказать, что догоны прекрасно различают звезды, планеты и спутники. Солнечная систему у них состоит из 5 планет — Венеры, Земли, Марса, Юпитера и, по-видимому, Сатурна. Догоны знают, что Земля вращается вокруг своей оси и сверх того обращается вокруг Солнца. Они знают, что Луна — Ие Пилу — «сухая и мертвая» вращается вокруг Земли. У Юпитера Dана толо — четыре спутника, а у Сатурна — Йалу уло толо «постоянное гало» — кольцо. Эти планеты, наряду с Венерой (Толо Йазу) и Марсом (Йапуну толо) обращаются вокруг Солнца. Догонам неизвестно о существовании внешних планет и Меркурия, если не отождествлять его с Йазу Данала толо — «звездой, которая сопровождает Венеру».

Догоны знают, что звезды удалены от Земли, близко к которой находится только Солнце. Сириус, именуемый «пупом мира» занимает главную роль в группе звёзд, включающей созвездие Ориона и несколько близлежащих (на небосводе) звезд. К последним относятся Плеяды, «звезда Козьего Пастуха», Энегерин Толо — гамма Малого Пса, Тара толо — Процион и др. Совокупность этих звезд составляет «внутреннюю» систему звезд или «опору основы мира», непосредственно участвующую в жизни на Земле. «Внешняя же система состоит из других, более далеких светил «в меньшей степени вмешивающихся в человеческую жизнь».

Эта система образует «спиральный звездный мир» Йалу Уло, который можно наблюдать на небе в виде млечного пути поразительно четкое определение нашей Галактики. Йалу уло вращается вокруг оси, проходящей через Полярную звезду и созвездие Южного Креста, (на самом деле полюса Галактики проецируются: северный на созвездие Волос Вероники, а южный на созвездие Скульптора. Любопытно, что ось Полярная — Южный крест лежит почти в одной плоскости с осью Галактики и «почти» (расхождение составляет 5 — 7 градусов ) перпендикулярна ей). Таких «спиральных звездных миров», или, по современной терминологии, галактик, во вселенной бесконечно много, а сама вселенная «бесконечна, но измерима».

Вселенная населена живыми существами. На «других землях», по мнению догонов живут «рогатые, хвостатые, крылатые, ползающие люди». Что касается растений, то, к примеру, семена тыквы и щавеля «перед тем, как попасть на Землю «легли на край Млечного Пути» и «проросли во всех мирах Вселенной». Откуда же догоны узнали все это, как они по крайней мере сами это объясняют?

«Бледный Лис» Йуругу, герой большого цикла мифов, символизирует собой засуху, беспорядок, и является противоположностью влаге, свету, порядку в лице Номмо. Среди рисунков догонов есть следующий: «Лис спускается в ковчеге со звезды По». На другом рисунке — Солнце и Сириус (причем диаметр Сириуса превышает диаметр Солнца), соединенные кривой, закручивающейся вокруг каждого из светил, подобно трассе космического перелета.

Впрочем не один только Лис высаживался на Земле, немного позже другой ковчег перенес на нашу планету Номмо, изображаемого получеловеком — полузмеёй, с гибкими конечностями без суставов и раздвоенным языком, вместе с которым прибыли и предки людей. Этот ковчег приземлился после восьмилетних «качаний» в небе, «подняв воздушным вихрем тучу пыли». Люди, которые в момент спуска и удара при посадке видели блеск Сиги толо присутствовали теперь при первом восходе Солнца, которое поднялось на востоке и с этого момента осветило вселенную.

Это описание тоже в какой-то степени свидетельствует в пользу прилета с системы Сириуса. Интересно упоминание о блеске Сиги Толо во время полета и о том, что Солнце пассажиры ковчега увидели, только прибыв на Землю. Спуск ковчега символически изображен на фасаде догонского святилища. Ромбы символизируют «четырехугольное» «небесное пространство», прямоугольники «четырёхстороннее» земное. Между этими фигурами » верхней части фасада изображены звезды: По толо и Эмме Йа толо, а также «теоретическое небесное место, где находится Номмо ди». Иногда это место отождествляется с Энегерин толо (Гаммой Малого Пса). Что побудило догонов «поселить» Номмо на этой звезде?

И вместе с тем мифология догонов весьма архаична. Они верят, например, что Вселенная возникла из капель крови жертвы.

Известно, что ранее Сириус В был красным гигантом. Еще две тысячи лет назад Сириус считался красной звездой, по крайней мере если верить «Альмагесту» Птолемея, Теперь, чтобы убедится, что она голубая достаточно посмотреть на небо. С трудом верят современные астрономы, что звезда могла взорваться и превратиться в белый карлик за ничтожный по астрономическим масштабом срок — не более 700 — 800 лет. Только догоны говорят об этом взрыве, причем они прекрасно разобрались, что взорвался не сам Сириус А, а его спутник! По рассказам догонов, вскоре после появления людей на Земле, спутник Сириуса, звезда По внезапно вспыхнул, а затем начал постепенно угасать, и через 240 лет стал совершенно невидим.

Рассказывали догоны и о том, что Сириус А — звезда переменная. И вот теперь, в 1980 году, после того, как это прочитали у догонов, переменность Сириуса была обнаружена.

Догоны не единичны в своем почитании Сириуса. Многие соседние народы тоже придают ему особое значение и считают прародиной людей. Древние египтяне отводили ему совершенно особое место в космогонических представлениях. Можно, конечно, возразить, что утреннее появление звезды Сотис предвещало скорый разлив Нила, очень важный для экономики Египта, и это было бы правдой, но правдой будет и то, что готтентоты, например, называют Сириус «звезда рядом», что явно указывает на то, что они знают о его двойной природе. А ведь готтентоты живут на крайнем юге Африки, очень далеко от догонов.

С древним Египтом связано много загадок. Мы не будем касаться самых популярных из них — не будем говорить о пирамидах, Сфинксе, погребениях фараонов…

В одном из египетских музеев есть странная фигурка птицы. Ее крыло и хвост мало похожи на птичьи, и скорее напоминают детали современных самолетов. Таких птиц в природе не существует — однако, продутая в аэродинамической трубе она имеет показатели, лишь немного уступающие современным планерам. Но представить планер в древности мы можем — для его изготовления не требуется высокой технологии или каких-то специфических знаний, а вот объяснить появление эвкалиптовой смолы в мумиях Нового Царства несколько сложнее — эвкалипты растут только в Австралии, добраться до которой финикийские или египетские корабли не могли — в те времена не знали навигации. Значит, все-таки знали? Но почему тогда не осталось данных о дальних плаваниях в ту далекую эпоху?

В Колумбийском национальном банке хранится золотая крылатая фигурка возрастом около тысячи лет. Когда ее подвергли аэродинамическим испытаниям, выяснилось, что это тоже модель летательного аппарата. Более того, такой планер был успешно изготовлен и испытан.

Всем известна загадка плоскогорий Наска. Древние зачем-то исчертили его все загадочными рисунками. Некоторые линии рисунков соответствуют астрономическим точкам восхода и захода определенных светил в определенное время. Некоторые, но не все. Рисунки Наска сложны, их нельзя объяснить только с астрономической точки зрения.

Но с точки зрения аэродинамики Наска — великолепное место для применения планеров. И фигуры, изображенные на ней, могут изображать не посадочные места для внеземных звездолетов, как предполагают некоторые исследователи, забывая, что технически совершенному звездолету знаки посадки просто не нужны, а знаки для планеров — места восходящих потоков, взлета и посадки. В горах Наска найден рисунок, похожий на угловатый аэростат. Такой аэростат был сделан из имевшихся тогда материалов и успешно испытан. Так что древние могли летать.

Есть легенда о том, что Пифагор долгое время обучался у друидов — высшей касты кельтских жрецов, обладавших глубокими научными познаниями, имевшими письменность и литературу. Юлий Цезарь, завоевавший Галлию, сжег огромную библиотеку друидов и ликвидировал эту касту. Может быть что-то осталось от кельтских знаний?

Джонатан Свифт, интересовавшийся эзотеризмом, в рассказе о Лапуте описывал спутники Марса. В его время это описание сочли фантазией, и лишь через пару сотен лет эти спутники были обнаружены. Интересна и сама Лапута, на которой, по рассказу Свифта, Гулливер побывал в ходе путешествия, начатого 5 августа 1706 года.

<span»Летучий или плавучий остров имеет форму правильного круга, диаметром в 7837 ярдов или около 4 с половиной миль(7166,0195м) следовательно, его поверхность составляет 10 000) акров. Высота острова равна тремстам ярдов. Дно, или нижняя поверхность, видимая только наблюдателям, находящимся на земле, представляет собой гладкую правильную алмазную пластинку, толщиной около 200 ярдов. На ней лежат разные минералы в обычном порядке и все это покрыто слоем богатого чернозема в 10 или 12 футов глубиной. Наклон поверхности этого острова от окружности к центру служит естественной причиной, что роса, дождь падающие на остров собираются в ручейки и текут к середине, где вливаются в 4 больших бассейна, каждый из которых имеет около полумили в окружности и находится в 200 ярдах от центра острова»

Впечатляющее описание. Ему место в современном фантастическом романе, а не четверть тысячелетия назад.

Лапута не просто «парит в воздухе», ее обитатели могут управлять ей при помощи довольно сложной установки.

«Но главной достопримечательностью, от которой зависит судьба всего острова, является огромный магнит, по форме напоминающий ткацкий челнок. Он имеет в длину 6 ярдов, а в ширину — в самой толстой своей части — свыше 3 ярдов. Магнит этот укреплен на очень прочной алмазной оси, проходящей через его середину; он вращается на ней и подвешен так точно, что малейшее прикосновение руки может повернуть его. Он охвачен полым алмазным цилиндром, имеющим 4 фута (1,22 м.) в высоту, столько же в толщину и 12 ярдов в диаметре, и поддерживаемым горизонтально на восьми алмазных ножках, вышиною в 6 ярдов каждая. В середине внутренней поверхности цилиндра сделаны 2 гнезда, глубиною в 12 дюймов (30,48 см.) каждое, в которое всажены концы оси и в которых, когда бывает нужно, она вращается. Никакая сила не может сдвинуть с места описанный нами магнит, потому что цилиндр вместе с ножками составляет одно целое с массой алмаза, служащее основанием всего острова.

При помощи этого магнита остров может подниматься, опускаться и передвигаться с одного места в другое. Ибо по отношению к подвластной монарху части земной поверхности магнит обладает с одного конца притягательной силой, а с другого — отталкивающей. Когда магнит поставлен вертикально, и %#. притягательный полюс обращен к земле, остров опускается, когда обращен книзу полюс магнита, обладающий отталкивающей силой, остров поднимается прямо вверх. При косом положении магнита остров тоже двигается в косом направлении, ибо силы этого магнита всегда действуют по линиям, параллельным его направлению. Весьма наукообразное и современное описание. Современные фантасты часто отправляют свои летательные аппараты по силовым линиям геомагнитного поля. Но ведь эти строки написаны в 1726 году…

Обратите также внимание, что Свифт прекрасно понимал, что магнит сравнительно небольших размеров не в состоянии будет поднять целый остров. По Свифту, магнит только перемагничивает вкрапленное в алмазное основание острова железо.

Герой Махабхараты Арджуна, возвращаясь после войны с асурами, рассказывает об одной интересной встрече: По возвращении предельно великое мне удалось увидеть: Самодвижущийся дивный город Блеском подобный огню или солнцу… Всеми деланными деяниями полный От печали, болезней свободный.

Воинственного пыла Арджуны хватило и на этот город: Этот летучий город, сияющий, подобно солнцу, направляемый по желанию В силу полученного дайтьями дара удачно сопротивлялся, То уходил в земные недра, то в поднебесье устремлялся, Наискось быстро мчался, то погружался в воду… Наконец его разбили мои железные острые, меткоразящие стрелы И рухнул на землю в развалинах город асуров.

Не правда ли, весьма техногенное описание города, подобного, вероятно, Лапуте[7].

В сочинениях античных классиков упомянуты «воздушные корабли» виденные на небесах. В 9-м веке в Норвегии, если верить летописцу, произошло крайне любопытное событие. Член экипажа корабля, парившего в небе, сбросил на землю канат с крюком, наподобие рыболовного. Тот упал посреди толпы, и ктото попытался удержать крюк. Человек с корабля воскликнул: «Я пойман». Видя его отчаяние из толпы посоветовали: «Отпустите беднягу». Пришельцу дали возможность вытянуть канат на корабль, который затем плавно удалился.[30]

Ирландская летопись «Спекулум Регали» приводит случай, имевший место в 956 году. Это произошло в небольшом городке Клара, в одно из воскресений, когда народ был у мессы в церкви св. Кинаруса. Неожиданно металлический якорь на канате стал спускаться с неба и зацепился одной из своих лап за деревянную арку над церковной дверью. Высыпавшие из церкви прихожане увидели в небе воздушный корабль с людьми на борту, один из которых начал спускаться вниз по якорному канату, видимо пытаясь его отцепить, причем казалось, что он не спускается вниз, а плывет по воздуху, как по воде. Возбужденные прихожане пытались захватить его, но епископ запретил им это, испугавшись, что они могут убить неизвестного. Когда толпа отхлынула, неизвестный быстро взобрался вверх по канату , после чего канат перерезали, корабль взмыл вверх и исчез из виду. Якорь остался в церкви как доказательство того чудесного случая.[30]

В 1123 году, при правлении Генриха 1, как пишет Геоффроа $% Бреюль, над Лондоном появился воздушный корабль, похожий на морское судно и бросил якорь в центре английской столицы. По веревочному трапу спустились люди. Лондонцы, посчитав их посланцами дьявола, утопили пришельцев в Темзе. Оставшиеся на корабле обрубили канат и улетели. Бристольская церковь, если следовать хронике, много лет имела у себя на дверях уникальную решетку, выкованную из «небесного якоря», который был спущен с «воздушного корабля» в 1214 году во время религиозного праздника и прочно зацепился за груду камней. Толпа быстро окружила его, ожидая, пока «матрос» на руках спускался вниз с корабля, чтобы освободить якорь. Хронист Жеравас из Тайлбори сообщает, что толпа схватила неизвестного, и он «быстро задохнулся нашей сырой атмосферой» и умер. Его товарищи благоразумно обрубили канат и улетели.[30]

Летописец 13-го века Матвей Парижский пишет в своей «Английской истории», что в ночь на 1 января 1245 года, обитатели аббатства св. Альбана увидели в небе большой изящный корабль, хорошо освещенный и волшебно окрашенный.[30]

Помимо воздушных кораблей у тех же античных авторов упоминаются летающие огненные «щиты» (кстати, древние римляне считали священные щиты «анцилла» символами небесных колесниц) и «шары». Так, в 217 году д. н. э. над местечком Арии в Италии были видны «щиты», которые светились как солнце. А в томе 2 «Естественной истории» Плиний пишет, что в 100 г. д. н. э. над консульской галерой Люция и Гая Валерия по небу с востока на запад пронесся сверкающий «щит», извергающий искры.[30]

В «Лайрисских хрониках» за 776 год говорится: «И когда саксы увидели, что не все идет по их воле, они начали возводить помост, дабы с него вторгнуться в замок. Но… в тот самый день, когда они готовились напасть на христиан, укрывшихся в замке, Слава Господня появилась над церковью в цитадели. Те, что несли стражу в тот день, — а многие из них живы и поныне, — говорят, что они увидели 2 больших щита красноватого цвета, двигавшихся над церковью, а когда язычники увидели это знамение, они смутились страхом великим и побежали от замка прочь.»[30]

В рукописи Эмплфортского аббатства говорится, что в 1290 году над монахами, гнавшими монастырское стадо, «появилось огромное овальное серебристое тело, похожее на диск, которое медленно пролетело над ними, вызвав великий ужас».[30]

Летом 1355 года над Англией многочисленные свидетели видели голубые и пурпурные светящиеся диски, иногда, казалось ведущие борьбу между собой. Пурпурные одержали победу, и голубые диски поспешили опустится на землю.[30]

В 1490 году в Ирландии над крышами домов показался серебристый дискообразный предмет. Он прошелся над головами людей несколько раз, оставляя за собой дымный след. Видимо от воздушной волны на колокольне сорвало колокол.[30]

20 апреля 1535 года над Стокгольмом появилось 5 «солнечных дисков». Их наблюдал известный политический деятель и математик Олаф Петри, поручивший затем художнику Урбану запечатлеть это явление. О «солнечных дисках» спорили в течение целого столетия, а сама картина Урбана находится сейчас в кафедральном соборе столицы Швеции. Сохранились также старинные гравюры с изображением странных дисков, появлявшихся в 1530 году над Нюрнбергом и в 1556 году над Виттенбергом. В городской ратуше Цюриха есть несколько гравюр, увековечивших дискообразные предметы, которые «барражировали» над городом в 1547 — 1558 годах.[30]

Над Мюнстером 27 июля 1566 года в 19 часов и 28 июля в 16 g a.» возникли ярко светящиеся сферические объекты, производившие различные маневры. Имеется картина, где показано, как люди, столпившиеся на площади возле собора, с ужасом взирают на жуткое представление в небе. В 1567 году в Швейцарии наблюдалось сферическое тело, которое полностью закрыло собою солнечный диск. Судя по некоторым сообщениям, это явление продолжалось весь день. В том же году над Гамбургом и другими городами Северной Германии неторопливо пролетела пылающая «машина» с шаром посередине. В трактате Франческо Бардзини «Краткое изложение событий, связных с необычным источником света, который появился над Тосканой и во многих других городах Италии вечером 31 марта 1676 года», изданным во Флоренции, говорится: «Вечером… в небе Тосканы появилось светящееся тело в форме тарелки или мешка с зерном, а может быть и снопа, имевшего округленные формы, которое мгновенно переместилось из Адриатического в Средиземное море…»[30]

Приведенных свидетельств, вероятно, достаточно, чтобы аргументировать Свифтовское описание. Однако, пойдем дальше. В районе 1913 года, мировая печать была встревожена настоящим «нашествием с неба». Над изумленными городами и поселками проносились с совершенно нереальной тогда скоростью таинственные аэропланы и дирижабли.

Черчилль, отвечая на вопросы, заявил, что вечером 1 ноября над Ширнесом пролетел воздушный аппарат; было велено направить прожекторы; аппарат не спускался; не обнаружено признаков его национальности.

И подобные сообщения о том, что в аэропланы, перелетевшие границу государства, будут стрелять, весьма часты. Но ведь тогда в мире не было аппаратов, способных на дальние перелеты или на тактическую разведку! Газета «Одесские новости» от 22 ноября 1912 года писала, что в минувшем октябре над устьем Темзы зафиксирован дирижабль типа «Цеппелин», двигавшийся со скоростью 90 км/ч, что превышало все тогдашние рекорды. Германия отказалась признать дирижабль своим. Кроме того, у тогдашних дирижаблей просто не хватало дальности действия, чтобы долететь до Англии и обратно.

В 1913 году над Дувром была замечена какая-то странная летательная машина, освещавшая сверху облака, и выдававшая себя звуком мотора.

Легенды о пришествиях с неба давно известны во всех частях света. Древние германцы утверждали, что их предки прибыли на «летающих башнях». В славянской сказке из Подолии рассказывается, что человек впервые появился не на Земле, а в другом мире. Многие африканские народы убеждены, что первая чета людей сошла с неба. Южноамериканские Тораджа полагают, что они спустились с неба и их предки, пуанчи, первоначально имели белую кровь, которая покраснела от смешения с «земной». Так же думает и племя Урос, живущее на камышовых островах озера Титикака. Инки Тиахуанака оставили легенду о «золотом корабле» прибывшим со звезд. Им командовала женщина по имени Орьяна, ставшая прародительницей рода человеческого. На руках и ногах ее было по 4 пальца с перепонками между ними. Она родила на Земле 70 детей, после чего снова вернулась к звездам.[11]

Айны, обитающие на севере Японии и на Сахалине, считают, что произошли от небесных предков. Согласно мифам новогвинейцев, структура общества на небе и земле изоморфна, что объясняется генетически — заселение Земли происходило с неба. Легенды аборигенов Новогебридских островов утверждают, gb. земляне являются потомками «сыновей неба». Число подобных мифов велико.

В самой тесной связи с ними находятся предания о демиургах, спустившихся с неба и научивших нас мастерству и культуре. В священной книге американских индейцев Кише (Киче) «Попул Вух» говорится о древней цивилизации, обладавшей знаниями о дальних туманностях и о Солнечной системе. В Перу еще в доинковские времена бытовала легенда о том, что на далеких звездах живут существа, подобные людям. В одном из преданий новозеландских маори — «Восхождение Рупе на небо» упомянута всеобщая заселенность Космоса.

Немало загадок и на острове Пасхи. После экспедиции Тура Хейердала в 1956 году, многие сочли тайну гигантских идолов разгаданной, но есть факты, которые можно истолковать как противоречащие этому мнению. В самом деле, на острове есть ряд таких статуй, которые не могли быть поставлены описанным Хейердалом способом. Через 8 лет на острове работала экспедиция Франсиса Мазьера. В 1970 году в издательстве «Мысль» вышла его книга — «Загадочный остров Пасхи». Ему удалось получить дополнительные сведения, оставшиеся неизвестными Туру Хейердалу.

Дело в том, что его жена — таитянка по национальности знала язык островитян. Хейердалу не доверяли до конца — ей доверились (или основательно заморочили голову, что тоже вполне вероятно). Основываясь на этих сведениях Мазьер пришел к выводу, что на острове существовала некая доисторическая раса, владевшая какими-то высшими знаниями, фрагменты этих знаний, передававшиеся из поколения в поколение и были сообщены исследователю. Он передает те сведения, которые ему разрешили опубликовать — значит, есть те, которые он обязался скрыть. Они касаются Космоса и Солнечной системы. Островитяне поведали, что Юпитер не имеет природного электричества, что немногие планеты Солнечной системы обитаемы, что жители Юпитера установили между ними связь, и что и первая планета, которую узнают люди, будет Венера. (по фр. изд.).

Что же касается статуй, то по словам островитян, статуи двигались сами под воздействием ману, возможно какой-то психической силы, присущей вождям и передаваемой от одного правителя к другому. Способность к такому перемещению человеком предметов ныне привлекает внимание специалистов. Правда, случаев, когда человек поднимал предмет больше его весом, не зафиксировано, но вождь, по уверениям островитян, объединял своей ману энергию целого племени.

Согласно воззрениям сибирских кетов, Космос населен «небесными людьми», которые дают тому или иному человеку шаманский дар. Верховный мир выглядит как система из 7 кругов, расположенных над Землей; «небесные люди» обитают между ними. Чем выше круг, тем больше их сила и активность Причем «ес’деи» (небесные люди) обладают человеческим обликом.

Заселяя космическое пространство, древние почему-то особенно выделяли район Плеяд. Еще Майя считали себя «детьми Плеяд». Племена североамериканских индейцев хранят очень похожие легенды о Плеядах. С доинковских времен в Перу бытуют предания о том, что «боги» прибыли из этого созвездия. По мифам ибанов острова Калимантан, в древние времена человек по имени Раджа Тиндит стал мужем одной из звезд созвездия Плеяд. Фино-угорьский Вейнемейнен, совершив на земле многочисленные подвиги, улетел на «золотой ладье», пообещав вернуться, когда народу очень это понадобится. При этом интересно, что финны его именем называют созвездие Орион (Коса Вейнемейнена) и Oлеяды (Лапти Вейнемейнена). Японская книга «Сей-то-ки» утверждает, что в Корее с неба в 2300 г. д. н. э. спустился Божественный человек, который правил народом 1000 лет.

В корейской легенде «Тангун — основатель страны Чесан» рассказывается, что «замыслил Хванун жить среди людей и не раз хотел спуститься с небес на Землю… Наконец он совершил это… Хванун повелевал духами Ветра, Дождя и Туч указывал сроки всякому злаку, ведал людскими судьбами, исцелял хворь, отменял наказания, учил отличать Добро от зла. Словом, вершил он делами каждого из 360 дней годовых, наставляя людей на истинный путь в этом мире».

На островах Королевы Шарлоты хранятся воспоминания о великих мудрецах, которые прибыли со звезд на «огненных кораблях». А индейцы племени наваха (Сев. Америка) говорят об учителях, которые «прибыли с неба, долго оставались на Земле и потом возвратились в свой мир. В штате Вайоминг (США) у подножия горы Бих-Хори можно увидеть древнее магическое «колесо» выложенное из камней. Индейцы утверждают, что его соорудили их предки в память о колесе, прибывшем с неба в подарок от Солнца, а так же для того, чтобы гости с неба могли без труда определить место их прежнего приземления, когда вернуться назад.

Повествуется об этом событии так: «Много лун назад, во время древнейших отцов, с неба приплыло большое колесо. По его краям пылали ослепительные языки пламени, а на его щите (?) сверкали звезды. Оно село на вершину Шаманской горы, причем был слышен шум многих ветров. Люди из деревни в панике разбежались. Потом со скоростью испуганной птицы колесо улетело, исчезло, и никто с тех пор его не видел. Люди вернулись к своим опустевшим теле и выложили камни по форме того колеса. Много лун спустя шаман рассказал о визите Матату Бакана, который прибыл с неба. Много недель спустя охота и сборы были исключительно удачными, и все верили, что все это по воле благосклонных богов.»

В центральной Америке сохранилось предание о некой могучей владычице, прозванной «Летающей тигрицей», которая принесла людям знания. А через какое-то время она приказала отнести себя на вершину горы, где «исчезла среди грома и молний». Мифы инков рассказывают, что люди некогда были дикарями, но Солнце послало на Землю двух своих детей, они-то и научили людей «разным знаниям».

В 1952 году исследователи впервые установили контакт с индейским племенем каяапов в верховьях Амазонки. А через некоторое время записали миф: «Много поколений назад ближайшая гора сотряслась и покрылась дымом и огнем, от которого жители бежали в деревню. Через некоторое время молодые охотники набрались мужества и попытались убить пришельца, появившегося из этой бебен (непереведённое слово). Но отравленные стрелы, палицы и копья отскакивали от него. Он высмеял храбрых воинов. Потом остался на некоторое время в деревне, жители привыкли к к его пребыванию и научились его языку. Тогда он научил их применять оружие для охоты, создал школу и обучил законам земледелия. Себя он называл «Бен-коророти» что означает «я прибыл из Вселенной».

И.Блумрих, крупный специалист НАСА, в докладе «Каскара и тайна семи миров», прочитанном на 7 Всемирной конференции Общества палеокосмонавтики в Мюнхене (июнь 1979 г.) среди прочего говорил: «в преданиях и ритуалах хопи сохраняются прочные воспоминания о длительном влиянии со стороны инопланетян, оказавших формирующее воздействие на их историю и $ce.»-k) мир. Анализ обнаруживает значительное соответствие этих преданий современным научным знаниям… Кроме того, все духовные источники указывают на существование вплоть до 1-го тысячелетия н. э. колонии инопланетян».

Индейцы Миннесоты и Канады рассказывают: «До появления европейцев здесь летали круглые бесшумные колесницы, которые могли садится на море. С прибытием европейцев летающие корабли и их пилоты исчезли, заверив людей, что они потом вернутся.».

Живущие в Аризоне индейцы пуэбло, доля контакта с «богами» используют маленькие красочные куклы «качинас». Эти «качинас» считаются главными посредниками между естественными и сверхъестественными мирами. Когда-то «качинас» были видимыми существами, прибывшими из звездной системы с 12 планетами, удаленной от Земли «так далеко, что неизвестно, где она есть? «Качинас» могли с огромной скоростью летать на свою родную планету, приземляться в любой точке, пользуясь летательными аппаратами. «Качинас» имели человеческий облик и поведение, хотя и превосходили «земное племя» во многом. Они научили древних людей кузнечному ремеслу и перевозке огромных каменных блоков.

Легенды из района Тиахуанако (Перу) сообщают о «красивых» людях, приземлившихся на гигантском блестящем корабле. Давнымдавно около Тамоанхана на побережье Юкатана с кораблей, сверкавших, как чешуя змеи высадились люди с белой кожей. Чужеземцы были высокими, светловолосыми и носили странную одежду со «змеей» вокруг лба».

У новогвинейских мае есть мифы о войне между небесными и земными людьми, начавшейся из-за того, что Аувара, вождь первых, «рассердился на земных людей за то, что они срубили пальмы, посланные им, раньше, чем они стали давать плоды». Островитяне острова Пасхи «чтили богов» как хозяев мирового пространства. Среди них Манемаке — «бог жителей воздуха». В одной из легенд говорится о «летающих людях», которые приземлились и зажгли огонь.

В древнем Тибете, Индии, Перу знали о возможности обитаемых миров во вселенной. Шумеры ведали, что небесный свод совершает полный оборот за 25 920 лет. Знали и число «пи» и теорему, которую Пифагор открыл через 1000)лет. Гальванический элементы они тоже знали.

А не странно ли, что производство бронзы появилось везде в начале бронзового века сразу на высоком уровне, без предварительных этапов. По Горбовскому, эти знания являются наследием высокой цивилизации Атлантиды. (Знание-сила 8/79)

Лауреат премии имени Джавахарлала Неру, исследовательница Индии Л.В.Шапошникова в своей книге «Годы и дни Мадраса» рассказывает о Городе танцующего Шивы — Читамбарме, где находится Храм Неба, принадлежащей странной общине со своеобразной внешностью. Они ведут крайне замкнутый образ жизни и якобы хранят древние космические знания, поклоняясь космической энергии. Члены общины, как и Догоны, верят, что их предки спустились с неба, догоны даже указывают точный адрес. Вообще Сириус и близкое к нему созвездие Орион часто упоминается в различных легендах, как область вселенной, связанная с Землей и оказывающая на нее некое сильное влияние.

Интересны в этом отношении «солнечные колеса» индейцев (Вокруг света 3/79). На равнинах от Техаса до Южной Канады их обнаружено около пяти миллионов. Кольца из камней от полутора до 60 метров в диаметре, как показали исследования имеют различный возраст. Наиболее древним из них около пяти тысяч лет, самым недавним — около трехсот. Эти магические кольца b *&% оказываются астрономическими сооружениями, сориентированными на Солнце, Альдебаран, Сириус и звезду Ригель в созвездии Ориона.

В Тибете существует древняя легенда о камне Чинтамани, привезенном на Землю из того же созвездия Орион. Указывается даже время — 9 век до нашей эры. Крылатый конь Лунг-та способный пересекать Вселенную (может быть, космический корабль?) принес шкатулку с четырьмя священными предметами, среди которых был и Чинтамани. Материал камня происходит из другого мира. Его «внутренний жар» (Мы бы, скорее всего, сказали «радиация») оказывает сильное психическое воздействие. Изменением своих качеств Чинтамани может предсказывать будущие события.

Наибольшая часть камня со времени появления его на Земле хранится в Башне Шамбалы, легендарной обители тибетских мудрецов. Но маленькие его кусочки доставляются иногда в определенные пункты земного шара, то ли при наступлении новой эры, то ли когда в данном месте должен возникнуть новый центр цивилизации. Эти кусочки какими-то энергиями связаны с камнем в Башне и могут передавать и получать информацию. В преданиях упоминаются реальные страны и исторические личности, временно владевшие фрагментами камня. Исследователь Азии художник Н.К.Рерих упоминает об этом камне. У него есть картина, которая так и называется: «Чинтамани». На ней изображен пони, нагруженный шкатулкой, окруженной сияющим ореолом. Охраняемый людьми, он шагает по глубокому ущелью, везя камень в Башню Шамбалы.

В книге Н.К.Рериха «Избранное» (Советская Россия 1979 г.) одна глава посвящена Шамбале, таинственной общине мудрецов, обитающей в Гималаях и Тибете, хранящих и умножающих глубокие знания о мире. Знания эти, касающиеся прежде всего законов природы и строения Вселенной издавна передавались из поколения в поколение немногим посвященным во всех странах земного шара, В Тибете, в Монголии и у нас на Алтае издревле широко распространены легенды о Шамбале (см статью Буланцева: «Беловодье, Тебу, Шамбала» Вокруг Света 3/79).

На географической карте в тибетской книге Бон, Земля Шамбалы появилась две тысячи лет тому назад. В Индии эта таинственная область называлась Калапа, на Алтае — Беловодье. Все легенды говорят о том, что там живут великие Мудрецы мужчины и женщины, знания которых о мире, о законах природы, о прошлом и будущем необъятны. Они живут общиной, равные и свободные. Они всегда приносят Добро и помощь и стремятся просветить людей. В эту страну, укрытую среди самых высоких гор Земли — Гималаев и Тибета, большая часть которой находится в подземных помещениях, допускаются только посвященные — самые мудрые и преданные человечеству люди, исполненные высшего гуманизма. Легенды утверждают, что знания Махатм передаются только им, поскольку люди иного толка слишком неразумны и агрессивны, и могут обратить их во вред, погубив и себя, и вою планету. Махатмы владеют психической энергией и другими мощными энергиями, неизвестными нам, но когда посещают людей, применяют их редко, стремясь не быть обнаруженными. Эти же энергии делают саму Шамбалу недоступной и невидимой.

Впервые о Шамбале упоминают Пураны, из которых самая осведомленная и совершенная — Вишну Пурана. В «Шанхай Тайме» появилась статья, подписанная др. Лаоцзин, которая повествует о хождении в Шамбалу. Автор описывает лаборатории, хранилища а также легендарную Башню Шамбалы. Эти описания, по словам Н.К.Рериха, настолько совпадают с описаниями из некоторых , +.$.abc/-ke источников, что начинаешь невольно задумываться. др. Лаоцзин описывал замечательные научные опыты волевых посылок, телепатии на дальние расстояния, применения магнитных токов и различных лучей. Однажды в подземном ходе, ведущем в Землю Шамбалы он столкнулся с людьми, несшими барана для опытов.

Кстати, раз уж мы заговорили о восточных воззрениях, можно упомянуть о том, что легендарный Будда Сиддхартха упоминал о множественности обитаемых миров, как предсказывал, что в будущем в небе будут летать железные птицы, рассказывал о железном змее, окружившем Землю, и перевозящем тяжести (Н.К.Рерих считает, что это символы аэропланов и железных дорог). Перед тем, как завершить рассказ о Шамбале (это слишком серьезная и важная тема, она стоит отдельного изложения), мы можем назвать некоторых владельцев камня Чинтамани: ими были царь Соломон, полководец Тимур, император Акбар… Очевидно, что Н.К.Рерих достаточно ясно различал зерна истины в легендах о Шамбале. По словам того же Н.К.Рериха, понятия Шамбалы и Махатм в мировой литературе были совершенно раздельными. Это совершенно неверно. Л.В.Шапошникова, прошедшая по Алтаю путем экспедиции Николая Константиновича Рериха обнаружила, что путь семьи Рерихов пролегал не по главному караванному пути а по второстепенному маршруту. Что заставило Рериха, для которого проблема переселения народов была одной из основных, пройти другим маршрутом? Завершая главу «Шамбала», Н.К.Рерих пишет: «Пройдя эти удивительные нагория Тибета с их магнитными волнами и световыми чудесами, прослушав свидетелей и будучи свидетелем, вы знаете о Махатмах. Я не собираюсь начать убеждать вас в их существовании, множество людей видели Их, беседовали с Ними, получали письма и вещественные предметы от Них. Ежели все-таки кто-то в неведении спросит «все-таки, не есть ли это миф? » посоветуйте ему прочесть труд профессора Варшавского университета Зелинского, о реальности происхождения греческих мифов.»

А вот еще один очень интересный факт. В 1933 году Н.К.Рерих остановился в Наган-Кура, близ Калгана. Здесь он написал статью «Стражи», в которой повествуется о таинственных людях, которых часто встречают в пустыне. Никто не знает, откуда они пришли. Монголы рассказывали, что они носят обычную одежду, их вполне можно принять за купцов, солдат или пастухов. Н.К.Рериху показали длинные подземные коридоры, откуда, по рассказам, выходили эти люди, чтобы сделать на базаре покупки. За еду и товары они расплачивались таинственными древними монетами, неизвестными местным жителями Кто эти люди?..

Европейские исследователи, проходя через некоторые высокогорные кум районы Центральной Азии рассказывают о том, что проводники категорически отказываются следовать через некоторые районы, называя их Запретной Зоной Шамбалы. Об этом пишет и Пржевальский.

Интересно, что в древнем Египте и в Античной древности веками практиковались так называемые Великие Мистерии, предназначенные для узкого круга посвященных лиц, в противоположность малым, предназначенным для широких масс. Посвященными могли быть лишь те, чьи руки чисты, а слова мудры. Сократ говорил, что те, кто установил Мистерии были людьми великого склада. Геродот и Апулей прямо писали о том, что хранят глубокое молчание о полученных ими мистерийных знаниях. Среди посвященных называли имена Пифагора, Платона, Eврипида, Цицерона, Вергилия… В Египте, Греции, Вавилоне, Индии, Тибете, Китае, Монголии, Японии якобы существовал секретный интернациональный код символов, которыми были зашифрованы знания. Мудрецы Азии и Средиземноморского бассейна находились в постоянном контакте. Пифагор и Апполониас Тианский, как и многие другие путешествовали к великим гималайским мудрецам.

Вернемся же к нашим догонам. Исследователю Роберту Темпелю удалось найти в египетской традиции сведения, которые при определенном усилии можно интерпретировать как отзвуки знаний о системе Сириуса, аналогичные имеющимся у догонов. Однако это именно отзвуки, интерпретация которых в значительной (если не в большей) степени зависит от исследователя. То же можно сказать и о числе 50, которое Темпель находит в традиции у многих древних народов, — от шумеров до греков.

Рассуждая о древних мистериях, Темпель обращает внимание на трактат «Дева мира», приписываемый неоплатоникам (3-4 век нашей эры) и построенный в форме беседы посвящаемого с посвятителем. Речь в нем, в частности, идет о загадочном «черном ритуале», представляющем собой наиболее ‘эзотерическую часть «Мистерии Исиды» (напомню, что Исида в египетском пантеоне отождествляется с Сириусом).

«(Люди) будут стремиться понять сущность священных пространств, где не ступала нога человека, и ринутся за ними ввысь, желая изучить природу небесного движения. Но и это еще не все… Они даже дерзнут исследовать Ночь, самую далекую Ночь из всех (Ночей)». Эта «Ночь» плетет свою сеть быстрым светом, хотя и более слабым, чем солнечный». И только когда человек постигнет ее, он сможет понять смысл «Черного Ритуала». Поскольку в египетской традиции спутник и супруг Панды бог Осирис иногда именовался «Владыкой в совершенно черном», Темпель считает возможным отождествить Осириса с «Ночью», а последнюю — с Сириусом В…

Война — пожалуй самое древнее занятие человечества, и, если верить легендам и некоторым уцелевшим артефактам, наши далекие предки вели ее с размахом, пожалуй не уступающим современному.

Например: в 1867 году Марк Твен описывал остатки храмовой башни Борсиппа, ошибочно называемой им Вавилонской башней. Эти руины (их высота 46 м) оплавлены внутри и снаружи каким-то страшным огнем. Попытки «электрического» объяснения (гигантская молния) выглядят малоубедительными. Однако, картина разрушения весьма напоминает действие, напалма, греческого огня или чего-то подобного.[7]

В кельтской мифологии упоминается оружие, известное под названием «Искусство грома». Подобно современному оружию, «Искусство грома» измерялось в единицах: «100»; «500»; «1000», что означало примерное количество людей, которое оно уничтожало при взрыве. В этих же преданиях упоминается об оружии, которое называлось «Глаз Балора». Этот аппарат был настолько сложен, что его могли приводить в действие только четыре человека. И вот что интересно: стены крепостей Дундалк и Экосс в Ирландии хранят следы огромной температуры, настолько высокой, что глыбы гранита были расплавлены. Температура плавления гранита превышает 1000 градусов. Можно подумать, что именно здесь было применено страшное оружие кельтских преданий.

Нечто подобное было найдено при раскопках находящейся в Малой Азии столицы древних хеттов Хаттуса. Некогда город был c-(gb.&%- при посредстве высокой температуры. По словам археолога Биттеля, сколько бы горючих материалов не хранилось в самом городе, они никогда бы не смогли развить такой температуры. Кирпичная кладка домов расплавилась в красную твердую массу. Камни спеклись и потрескались. В городе нет ни одного строения, избежавшего этого необъяснимого нагрева. Есть и другие находки. Так, например, в Индии был найден скелет, радиоактивность которого в 50 раз выше нормы, (см. «Проблемы космической биологии» т.2 стр. 23). Для того, чтобы отложения, обнаруженные в скелете, имели столь высокую радиоактивность, человек этот, погибший 4000 лет назад, должен был долгое время принимать пищу, радиоактивность которой должна в сотни раз превышать обычную.[13]

Герой «Махабхараты» Арджуна получает от Шивы оружие, которым обладают боги. Шива исполняет просьбу Арджуны, но, когда дело доходит до «Вечного оружия» говорит: Пусть никогда ни один человек (не вздумает) им сражаться Попав слабосильному (в руки) оно может сжечь весь этот мир переходящий Его следует всегда употреблять, как защиту против другого оружия Дивное, оно неотвратимо, но удар всяким другим оружием отбивает.

Астравидья (наука о владении божественным оружием в древней Индии) при первом же рассмотрении делится на две группы «естественную» и «неестественную». К первой относится то оружие, которое входит в «сферу влияния» владеющего им бога. Такова ваявья бога ветров Вою (ветер); варуна (дождь) владыки вод Варуны; ваджара — «громовая стрела» (молния) бога грозы Индры. Это противоборствующие силы природы, обожествляемые человеком с мифологическим уровнем мышления. В «неестественной» группе подобного соответствия нет. К примеру Брахме-творцу совершенно неожиданно приписывается «брахмаширас». «Брахмаширас» буквально обозначает «Голова Брахмы», Он имеет несколько интерпретаций. По одному из них это напиток смерти, который обрели боги, желая получить напиток жизни. Напиток этот выпил Шива, отчего с тех пор его всегда изображают с красным горлом. По другому, более известному описанию, это огненная стрела, по третьему — пламя, заключенное в стебле травинки. Брахма владеет также оружием «брахмаданда» (данда означает копье, дротик), которое намного сильнее, чем даже стрела Индры. Последняя действует лишь однажды, тогда как брахмаданда может поражать страны и народы на протяжении нескольких поколений. Недавно это казалось преувеличением, но теперь-то мы знаем о радиационных мутациях. В 10 книге «Махабхараты» есть на то более серьезные указания.

Злодей Ашваттхаман, под покровом ночи перебившей почти все войско Арджуны и его братьев, был последним настигнутой в страхе применил «брахмаширас». Арджуна ответил тем же, н о не уничтожил оружие Ашваттхамана, а только «остановил» его; ибо «где оружие «брахмаширас» побивается другим высочайшим оружием, в той стране 12 лет дождь не выпадает». Немедленно прибывшие на место события двое небесных Мудрецов потребовали прекратить использование «брахмашираса» и вернуть его к исходному состоянию. Противники подчинились требованию, но у Ашваттхамана в отличие от Арджуны возникли при этом трудности. Вот что он говорит одному из посланников неба: В крайней опасности, ради спасения жизни Мной пущено в ход это оружие… А теперь вновь вобрать его — мне не под силу. Но твое слово, о Владыка, я исполню незамедля: Вот драгоценность, а вот — я, но устоит былинка! Зародышей в… женщинах она убьет! Ведь величайшее оружие не может быть тщетными Я не способен, Владыка, вобрать мною выпущенное (оружие), Теперь это оружие я вонжу в зародыши, о Владыка, Но волю твою исполню…

Трудно отделаться от ощущения, что здесь идет речь о воздействии на аппарат наследственности.

Интересно оружие Шивы. Шиву иногда называют Пашупати Владыка Живых Существ. Пашупати называют и оружие Шивы. Оно сочетает в себе невиданную мощь и управляемость. Возвратившись на Землю, Арджуна решил продемонстрировать своим братьям действие Пашупати. И вот, когда это дивное оружие было пущено в дело, Дрогнула земля под ногами и вместе с деревьями зашаталась, Всколыхнулись реки, даже великие моря заволновались, Растрескались горы, всполошились ветры, Тускло стал гореть огонь, омрачилось лучистое Солнце… Арджуна, Арджуна, не пускай в ход дивное оружие. Ведь никогда нельзя пускать его в ход бесцельно, Да и цель без крайней нужды им поражать не следует. При злоупотреблении этим оружием могут произойти великие беды.

Другие разновидности «небесного оружия» (в книге В.Р. Дикшитара «Война в древней Индии» список их занимает несколько страниц) заставляют исчезать любые предметы и препятствия, приводят людей в полнейшее замешательство, воздействуют на психику наподобие современных газовых бомб.

Существование ограничений на использование высшего оружия подчеркивается в «Махабхарате» неоднократно. Тот же Арджуна получает в свои руки «брахмаширас» с наказом:

«Это необыкновенное и совершенно неотразимое оружие никогда… не должно применяться тобой против людей, ибо, брошенное в малосильного, оно может сжечь весь мир. Если какойнибудь нечеловеческий враг нападет на тебя, о герой, то для поражения его применяй в сражении это оружие.»

А вот еще одно описание: Тогда пустил Рама стрелу необоримой силы, Ужасную, несущую смерть. Мгновенно спущенная Рамой далеколетящая стрела Зажгла великим пламенем того могучего ракшаса С упряжкой коней, с колесницей, полностью он был огнем охвачен. И распался он на пять основных естеств. Его костяк, мясо и кровь уже не держались, сожгло их оружие. Так, что и пепла не было видно.

Есть в «Махабхарате» и другие описания оружия Брахмы, в которых его можно скорее отождествить с атомной бомбой: «Сверкающий снаряд, обладающий сиянием огня, лишенного дыма, был выпущен. Густой туман внезапно покрыл войско. Все стороны горизонта погрузились во мрак. Поднялись несущие зло вихри. Тучи с ревом устремись в высоту неба… Казалось, даже Солнце закружилось. Мир, опаленный жаром этого оружия, казалось был в лихорадке. Слоны, обожженные пламенем оружия, бежали, объятые ужасом.» Далее говорится о тысячах колесниц, людях и слонах, которые были сожжены, испепелены на месте этим страшным взрывом. «Мы никогда не слышали и не видели ничего, равного mb.,c оружию».

Внешне оружие это «было похоже на огромную железную стрелу, которая выглядела как гигантский посланец смерти». Для того, чтобы обезвредить одну такую «железную стрелу», которая не была использована, герой приказал измельчить ее в мелкий порошок. Но даже этого оказалось недостаточно, чтобы обезопасить людей. Измельченные остатки стрелы утопили в море. Трудно объяснить поведение воинов, уцелевших после взрыва. Битва еще не закончена, но все, оказавшиеся в зоне взрыва поспешно бегут к ближайшей реке, чтобы омыть там свою одежду и оружие.

Уже говорили о том, что древние люди, видимо, умели летать. Мифологическая традиция Древней Индии рассказывает о разнообразных летающих колесницах и других летательных приспособлениях:

Когда настало утро, Рама сел в небесную колесницу, которую Пушпака прислал ему с Вивпишандой, и приготовился к полету. Колесница эта передвигалась сама по себе. Она была большой и красиво раскрашенной. Она имела два этажа со многими комнатами и окнами. Когда колесница совершала свой путь в воздухе, она издавала однотонный звук.»

В момент отлета, однако, звук был иным: «По команде Рамы эта прекрасная колесница с шумом поднялась в воздух.» В другом месте мы читаем, что когда летающая колесница поднималась, «грохот заполнял все четыре стороны горизонта. » В одной из древних санскритских книг говорится, что в момент отлета колесница «ревет как лев». (Рамаяна). В эпосе говорится, что небесная колесница светилась «как огонь в летнюю ночь» была «как комета в небе», «пламенела, как красный огонь.»(Рамаяна); ее «приводила в движение крылатая молния» и «все небо было освещено, когда она пролетала по нему» (Махабхарата).

В индийских и кельтских преданиях есть описания внутреннего устройства летательных аппаратов. Санскритский поэтический источник — «Самарангана Сутрадхара» посвящает этому 230 строф. Прежде, однако, делается оговорка: «О том, как изготовлять детали для летающей колесницы, мы не сообщаем не потому, что это неизвестно нам, а для того, чтобы сохранить это в тайне. Подробности конструкции не сообщаются, потому что, если бы эти сведения стали достоянием всех, устройство это было бы использовано во зло.»

Древние кельтские предания также говорят о летательных аппаратах, имевших какие-то внутренние механизмы. Приводились они в действие «магическими конями», которые, однако, внешне ничуть не были похожи на коней. Они «покрыты были железной кожей», не нуждались в пище, не имели ни костей, ни скелета. Другое упоминание об устройстве кельтских летательных аппаратов мы встречаем в описании воздушного поединка героя кельтских сказаний Кучулаина со своим врагом. Во время схватки Кучулаину удалось выбросить из колесницы противника два белых предмета «огромных, как мельничные жернова». Лишившись этих предметов, воздушная колесница врага «обрушилась на землю с грохотом падающих доспехов». И в кельтских и в древнеиндийских преданиях рассказывается о каких-то летательных аппаратах, снабженных определенным устройством, поднимавшим их в воздух, лишившись которого, они падали на землю.

В ряде древнеиндийских произведений говорится и о высоте полета. Автор сообщает, что он взлетел «выше царства ветров». «Посредством этих аппаратов (приспособлений, устройств), читаем мы в санскритской книге — жители Земли могут подниматься в воздух, а небесные жители — спускаться на Gемлю.» В другом отрывке этой же рукописи говорится, что воздушные колесницы могут летать как в «солнечной области» так и дальше в «звездной области». Согласно преданиям, воздушные колесницы древних кельтов также могли подниматься в небо, туда, где находятся удивительные земли, «дворцы богов». Между летающими колесницами происходили воздушные схватки, колесницы совершали налеты даже на города. Летательные аппараты сбивали с земли ракетами. «Мы заметили в небе то, что показалось сначала большим багровым облаком, которое напоминало яростные языки пламени. Из этой массы вылетело много сверкающих снарядов, с ревом, подобным одновременному грохоту тысяч барабанов. Оттуда обрушилось много оружия, окрыленного золотом, и сотни громовых стрел, которые взрывались с грохотом, а также много сотен пламенных колес. Громким было ржание падающих коней, пораженных этим оружием, и рев огромных слонов, поваленных взрывами» (Махабхарата). Но вот обороняющиеся направили на один из летательных аппаратов свое оружие — «Язык уничтожителя», «Сестру смерти». Сверкающий снаряд взмыл вверх в ночное небо и вошел в подобный звездам строй… Вражеская колесница обрушилась с неба с ужасающим шумом».

А вот как описывается нападение летательных аппаратов на город. «Кукара стал обрушивать молнии на город со всех сторон». Но этого оказалось недостаточно, и тогда с летательного аппарата «был выпущен снаряд, который заключал в себе силу всей Вселенной», и город начал гореть. Вспышка была яркой, как 1000 солнц в зените.» В наше время люди, видевшие вспышку атомного взрыва, тоже сравнивают ее с сиянием тысяч солнц.

О гиперборейцах, каком-то народе жившем на севере, рассказывают древние греки. Солнце над ними всходило только раз в году. Они также обладали, якобы, умением летать по воздуху. Давайте попробуем вспомнить — ведь в «Махабхарате» тоже упоминается о местности, где солнце восходит только раз в году. В эпосе говорится о горе Меру, «неизмеримо высокой, не виданной нигде в мирах». В Вишну-пуране сказано, что через нее проходит ось мира. По тому же источнику, к горе примыкает материк Джамбу (его можно отождествить с Евразией) к которому принадлежит и Индия.

В Махабхарате Гаруда рассказывает, что гора Меру протянулась по всей северной окраине мира. Находится на ней обитель всесильных богов, а кроме них живут здесь асуры, киннары, гандхарвы, змеи, небесные нимфы. Гора «сияла» стаями белых птиц. Отсюда начинается «Небесная Ганга» — источник всех земных вод. Прямо над горой, в центре мироздания Брахма неподвижно укрепил Полярную звезду (Дхрува), вокруг которой движутся созвездия Большой Медведицы (семеро риши), Кассиопеи (богиня Арундхати) и Волопаса (Свати — яркая звезда в этом созвездии). Бог лучезарного Солнца, ни на час не покидая меру обходит ее кругом, «дает бытие и распределяет его между всем подвижным и неподвижным» Сутки здесь длятся год — полгода день, полгода — ночь. Замерзшая вода имеет красивые формы.

С вершины горы — прекрасный вид на Молочное море, в северной части которого расположился большой остров Шветадвипа (Белый остров). Живут на нем «благоуханные… смелые мужи, удаленные от всякого зла, к чести-бесчестью равнодушные, дивные видом, преисполненные жизненной силой; крепки, будто алмаз, их кости…» Индийцы назвали эти места «страной, где вкушается блаженство.» Здесь климат мягкий — ни холодно ни жарко, земля покрыта лесами и изобильна плодами, богата ab $ ,( антилоп и стаями птиц. Многие смельчаки стремились попасть в эту счастливую обитель; некоторых героев и мудрецов переносила туда божественная птица Гаруда, от лица которой и ведется этот рассказ. Неудачники становились жертвами страшных чудовищ на подступах к священной горе, в области пустыни и мрака.

Странный рассказ. Откуда в Индии могли знать о полярной звезде, висящей над полюсом, об апсарах (полярных сияниях), о полярном дне и замерзших водах? Наше недоумение возрастет, если мы обратимся к памятнику зороастризма — Авесте. Самые древние части ее гораздо старше индийского эпоса, но как и в Махабхарате, там есть священная гора Хара Березайти (Высокая Хара), возникшая при «начале» мира на севере «по всей земле с запада на восток». Вокруг нее постоянно ходит Солнце — Хвар, а также Луна и звезды, а на вершине живут боги. Допускались сюда и герои. Один из них, посетив гору, попросил богов дать счастливую жизнь людям его царства.

Тогда неподалеку от Высокой Хоры, посреди моря, возникла прекрасная обитель. Здесь мягкий климат: ни холода, ни зноя, ни жаркого ни холодного ветров, много собак и птиц и прекрасных пламенеющих огней? Чистые потоки и золотистые луга. В этой стране «мужчины и женщины самые лучшие и прекраснейшие», животные самые большие и прекраснейшие, растения самые высокие и самые благоухающие». И еще одна особенность: «У них день — это то, что является годом». Не вызывает сомнения близость этих двух рассказов. А теперь обратимся к греческим мифам. Мифы, да и не только они, подробно описывают страну, расположенную далеко «за скифами», за высокими горами, которые греки называли Рипейскими (Рифейскими). В горах обитает бог северного ветра Борей, а за его владениями обитает счастливый народ — гиперборейцы.

Геродот (4 в. д. н. э. ) сообщает, что хотя скифы и другие современные ему северные народы о гипербореях ничего не знают, но о них «говорится у Гесиода, есть и у Гомера, в «Эпигонах», если только эту поэму создал действительно Гомер».

Первым человеком, пытавшемся добраться до «фантастического» народа, был Аристей, живший приблизительно в 7 в. д. н. э. Цели своей он не достиг, но совершил большое путешествие, все добытые сведения изложил в поэме «Аримаспейя». Произведением этим, дошедшим до нас только в фрагментах, активно пользовался Геродот. «выше исседонов живут одноглазые мужи — аримаспы. Над ними живут стерегущие золото грифы, а выше этих — гипербореи, достигающие моря.»

Плиний (1 в.) утверждал, что именно здесь находится «точка вращения мира». Солнце заходит только раз в году. Именно здесь, за Рипейскими горами, за аримаспами, «по ту сторону Северного Океана, на побережье, обращенном к Океану» живет счастливый народ — гипербореи. И в их стране нет ни холодных ни знойных ветров, а земля дарит обильные плоды. Жители, Обитающие в лесах и рощах не употребляют мяса. Зимой же (по выражению Плиния — ночью) они скрываются в пещерах.

Элиан (2-3 вв.), ссылаясь на Гекатея Абдерского, говорит, что у гипербореев есть храм Аполлона, где жрецами трое могучих сынов Борея. Когда они начинают служение, «с так называемых у них Рипейских гор прилетают необозримые по величине тучи лебедей.» Эллины были у гиперборейцев и «оставили там богатые приношения с надписями эллинскими буквами». В то же время Пиндар (5 в. д. н. э.) сообщил, что трудно попасть в блаженную страну, и никто там не побывал, только Персей с помощью Афины проник туда и убил Горгону Медузу. Побывал у гиперборейцев и Cеракл. Гипербореи принимали активное участие в жизни древних греков. В их земле родилась титанида Лето (Латона), мать Аполлона и Артемиды, Есть сведения, что Дельфийский оракул Аполлона основали гиперборейцы. Во время Геродота на острове Делос почитались могилы двух гипербореянок, Арги и Опиды, сопровождавших богиню Лето. С островом связаны имена Гиперохи и Лаодики, которые умерли на Делосе. Они были отправлены от гипербореев с ежегодным посольством. Однако, с их смертью посольства прекратились, а дары Аполлону передавались с помощью соседних народов. Остатки гробниц «гиперборейских дев» найдены ныне на Делосе. Греки считали гиперборейцев близкими по культуре и крови, по Диодору, язык гипербореев мало отличался от греческого, особенно афинского диалекта.

Проанализировав поэтов Пиндара (5 в. д. н. э.), Гесиода (8 в. д. н. э) и Ференика (1 в. д. н. э.) можно прийти к оригинальным выводам. Когда-то в Элладе был золотой век. Людьми тогда правил Кронос, отец Зевса. Зевс, свергнув отца, отправил его и титанов далеко на север, за море, которое потом стало называется Кронийским, на остров, где «природа и мягкость окружающего воздуха удивительны». По-видимнму, разделение древнейшего населения Греции произошло в результате битвы богов и титанов, а гипербореи — потомки этих титанов.

На месте последнего пристанища Кроноса поместили в пещеру, ибо Зевс вместо оков послал ему сон. Один из героев Плутарха (1-2 в) сообщил, что он приобрел там «столь большие познания в астрономии, до каких может дойти человек, изучающий геометрию» изучал также и естествознание. Его рассказ хорошо ложится на миф о гиперборейцах. Только здесь почти нет сказочных напластований. Даже о Кроносе говорится как о мумии, помещенной в гробницу. Итак, перед нами третий сюжет.

Ясно, что во всех трех рассказах речь идет об одном и том же месте. Необыкновенная страна с умеренным климатом и изобилием плодов, где живут здоровые и счастливые люди, не ведающие войн и раздоров, лежит эта страна далеко на севере, в Океане, среди льдов, за высокими горами, простирающимися с запада на восток, прямо под Полярной звездой (у индийцев и иранцев), где находится точка вращения мира (у греков). Это так, но к северу от Черного и Каспийского морей нет ни одного горного хребта, тянущегося с запада на восток. Кроме того, во всех трех случаях ясно говорится, что страна находится на полюсе. И в самой точке полюса находится гора.

Однако, в точке полюса горы нет. Впрочем, это еще ничего не значит. Через точку полюса проходит значительная подводная горная система — хребет Ломоносова. И, по некоторым научным данным, в недалекое геологическое прошлое — (порядка 10 тыс. лет назад), в Ледовитом океане существовала земля — Арктида. В пользу надводного существования хребтов или их частей говорит их геоморфология: на склонах и гребнях обнаружены субаэральные формы рельефа и сопутствующие им породы (те, что образуются на суше); склоны хребтов расчленены, что свойственно наземным горам; обнаружено большое количество грубообломочного материала — продукта выветривания в наземных условиях. Исследования показали, что этот район и в настоящее время отличается активной вулканической деятельностью. А хребет Ломоносова, по наблюдениям Я.Я.Гаккеля, активен и в сейсмическом отношении.

В 1979 году датские картографы сообщили об открытии острова севернее Гренландии, в 80-х широтах. На острове обнаружены следы растительности. Своеобразным указателем наличия в прошлом в океане твердой земли служат птицы. Издавна a+.&(«h(%ao трассы их перелетов до сих пор проходят по тем местам, где когда-то, видимо, и находилась Арктида. Когда же могла погрузиться Арктида?

Я.Я.Гаккель считает, что это могло быть от 100 до 10 тыс. лет назад. Гидрогеологи Н.А.Белов и Н.Н.Лапина, полагают, что хребты были над поверхностью воды 16 — 18 тыс. лет назад, К.И.Несис и Е.Ф.Гурьянова считают, что окончательное погружение произошло лишь 2500 лет назад. Однако легенды говорят о теплой стране, стране с мягким климатом. Могло ли быть такое? Оказывается, могло. За время существования человечества климат планеты менялся. Последнее потепление произошло 8 — 2,5 тыс. лет назад. Самый теплый период «голоценовый оптимум» имел место 6 — 4 тыс. лет назад. Арктический бассейн тогда был свободен от дрейфующих льдов, в верхнем горизонте исчезла вечная мерзлота, тундра покрывалась тайгой.

На Шпицбергене найдена стоянка человека, которая датируется как раз 4 тысячами лет. Подобная стоянка есть и в Канадском архипелаге. И это был не единственный этап потепления на Севере. Человек существовал там и в Каргинское теплое время (32 — 20 тыс. лет назад). Смутные воспоминания о Северной Стране сохранились у многих народов. «Страна блаженных» в Северном ледовитом океане упоминается в скандинавских сказаниях. Финны называют ее «Сарайас» «Северный дом», а древние индусы, как мы уже говорили «Джарайос». Скифы полагали, что за мертвыми полями севера лежит страна, что рождает обильные плоды, а в ее рощах обитает священный счастливый народ. Нынешние историки помещают скифов преимущественно в Северочерноморских степях, а древние авторы, в том числе Геродот, говорили, что скифы живут далеко на севере. Это показывают и древние карты, и карты Меркатора, в которых он использовал материалы древних, не дошедших до нас карт. Впрочем, о картах мы еще будем говорить.

Легенды и мифы многих народов хранят предания о неких ужасных катастрофах, время от времени проносившихся над местами их обитания. Древнейший кодекс индейцев Америки «Кодекс Чималпопока» (Мексика) говорит:

«Небо приблизилось к Земле и в один день все погибло. Даже горы скрылись под водой. Говорят, что скалы, которые мы видим теперь, покрыли всю землю, а «тетзонтли» (пористая каменная лава, один из основных строительных материалов Мексики) кипело и бурлило с большим шумом и вздымались горы красного цвета.». А вот что пишет кодекс Попул Вух» (Гватемала) индейцев Кише: «Был устроен великий потоп… Лик Земли потемнел, и начал падать черный дождь; ливень днем и ливень ночью… Люди бежали в отчаянии… Они пытались взобраться на крыши домов, которые обрушивались и швыряли их на землю. Они пытались залезать на вершины деревьев, но деревья сбрасывали их, люди искали спасения в пещерах и гротах, и они погребали людей. Так была завершена гибель (рода, расы) людей, обреченных на уничтожение.» Память об этом сохранилась и у индейцев бассейна Амазонки, предания которых рассказывают, как однажды раздался страшный рев и грохот, все погрузилось во мрак а потом на Землю обрушился ливень, который смыл все и затопил весь мир.

Индейцы островов королевы Шарлоты говорят, например, в своих мифах, что до катастрофы земля была не такой, как сейчас, и что тогда совсем не было гор. «

Кодекс Чималпопока» упоминает о вздымавшихся красных горах, очевидно раскаленных или покрытых расплавленной лавой. @ вот отрывок из мифа Майя:

«Пошел огненный дождь из камней, выпал пепел, скалы и деревья повалились на землю, разбивались вдребезги друг об друга. И огромная змея сорвалась с неба… И затем ее кожа и кости упали вниз на землю и стрелы поразили сирот и старцев, вдовцов и вдов, которые… не имели сил выжить. И их погребли на песчаном берегу. И тогда примчались страшные потоки воды. И с огромной змеей небо обрушилось вниз, и земля потонула».

Что же это могло быть?

В 1979 году в Гамбурге издан а интересная работа М.Виссинга, о предполагаемой гибели Атлантиды. Согласно этой точке зрения, катастрофа произошла 5 июня 8499 года д. н. э, когда астероид из роя Адониса столкнулся с Землей. Столкновение произошло в районе нынешнего Бермудского треугольника, причем астероид разделился на две примерно равные части и оставил двойной след на дне океана. На высоте 400 километров астероид заставил светится газы в атмосфере. Ослепительное сияние, затмившее солнечное, сопровождало его до самого падения в океан. Новое солнце было видно всем, кто находился на линии прямой видимости, т.е. на расстоянии 1000 км. Исследователи предполагают, что масса астероида превышала два биллиона тонн, и, следовательно, земная кора была пробита этой космической бомбой. Энергия, выделившаяся при столкновении превышала энергию взрыва тридцати тысяч атомных бомб.[16, 17]

Раскаленная магма буквально взметнулась вверх алым фонтаном, и смешалась с водой Атлантики. Образовалось огромное количество перегретого пара, который разметал в атмосфере магму, развеял ее в мельчайшие пылинки. Мгновенно родился ураган, силу которого представить себе невозможно. От удара поднялся водяной вал высотой не менее 10 километров. Вал затопил материки на большом протяжении, смыл цветущие города и острова, прибрежные цивилизации были уничтожены. Но самое страшное бедствие — это, конечно, атмосферная катастрофа. Расчеты показывают, что атмосфера практически утратила свою прозрачность. Концентрация пыли превысила концентрацию инородных частиц во время самого сильного «смога», но столб загрязненного воздуха простирался после катастрофы неизмеримо выше, достигая ионосферы. Если условно ввести единицу измерения и назвать ее «смог», имея в виду, что один «смог» описывает средней силы загрязнение над Лондоном, то для того, чтобы охарактеризовать непрозрачность атмосферы после атлантической катастрофы, нужно оперировать сотнями и тысячами «смогов».

Над планетой сгустилась коричнево — черная мгла. Не было видно ни Солнца, ни Луны ни звезд. М.Виссинг предполагает, что первый год календаря Майя соответствует как раз этой катастрофе. Вспомним теперь рассказ Майя. Он хорошо ложится на описание катастрофы. Дождь из камней по времени опередил водяной вал. Огромная змея — это столб лавы и раскаленных газов, оставшийся на некоторое время в атмосфере, а потом как бы сорвавшийся вниз. Расчеты показывают, что небо над нашей планетой как бы пропало на 2 тысячи лет. Только по прошествии этого срока тьма стала рассеиваться. Земля как бы заново рождалась. С этого времени в памяти человечества, возможно, остались мифы о первобытном хаосе, о том, что небо и Земля вначале были единым целым, а затем произошло разделение света и мрака, неба и земли.

М. Виссинг связывает с катастрофой и ее последствиями великие переселения народов, возможно, что человек, переживший e .a и как бы вышедший из мрака отдалился от природы, нарушил единство с ней.[16]

По мере удаления от Атлантики характер преданий меняется — в них говорится только о сильном наводнении. Например в преданиях индейцев Аляски (племя Тлингит) говорится только о потопе. Немногие уцелевшие люди плыли на каноэ к вершинам гор, чтобы спастись от бушующих вод. Медведи и волки, подхваченные потоком, безбоязненно подплывали к лодкам, и людям приходилось отгонять их копьями и веслами. [13, 16]

Если мы будем двигаться от предполагаемого места катастрофы на восток, через Средиземное море, Персию и дальше до Китая, то увидим, как постепенно меняется характер преданий. Греческий эпос сообщает, что во время потопа содрогалась земля. «Одни искали холмы повыше, другие садились в лодки и работали веслами там, где еще недавно пахали, третьи снимали рыб с верхушек вязов.» До этого района докатились, как мы видим, только колебания почвы и волна наводнения, которая не затопила верхушек высоких холмов и поднялась не выше высоких деревьев.[13]

У Зороастрийцев говорится, что во время потопа «по всей Земле вода стояла на высоте человеческого роста…» [13]

Предания утверждают, что в Китае воды моря, залив сушу, отступили затем на юго-восток.

Воспоминания об ужасной катастрофе поддерживались катаклизмами местного значения. Однако есть ряд данных в древнейшей истории, которые нельзя объяснить падением астероида. В 17 веке в Китае побывал иезуитский миссионер Мартин Мартиниус. Он провел там несколько лет, изучил язык и, вернувшись, написал подробный труд «История Китая». Вот как описывает он со слов китайских древних летописей, что произошло во время потопа: «…опора неба обрушилась. Земля была потрясена до самого своего основания. Небо стало падать к северу. Солнце, Луна и звезды изменили путь своего движения. Вся система Вселенной пришла в беспорядок. Солнце оказалось в затмении, и планеты изменили свои пути.» Об изменившемся виде неба сообщал историк Теренций Варрон, который пользовался каким-то древним источником. Он писал:

«Звезда Венера изменила свой цвет, размеры, форму вид и курс, чего не было никогда ни до ни после этого». В Иудее была подобная же версия. Господь — считали они — изменил места двух звезд в созвездии.[13]

Интересно что Венера во многих мировых религиях считается богиней красоты, но во многих — воплощением дьявола и злых сил. Венера — странная планета. Ее движение находится — случай уникальный — в какой-то непонятной зависимости от движения Земли. Каждый раз, когда Земля сближается с Венерой, планета эта оказывается повернутой к нам одной стороной. Итак, согласно преданиям, пути планет, прежде всего Венеры, изменились. На Земле это сопровождалось страшными катастрофами, и в результате — изменением земной орбиты. Сообщая о причине катастрофы, древнеиндийские священные книги говорят, что она была вызвана «богом Хаягривой, обитающим в бездне». В халдейских мифах это «Архангел бездны» у майя — бог урагана Хуркан.

И еще одна гипотеза. У народов Майя, в их хрониках, уходящих во время до потопа, нет никакой информации о существовании Луны. Ночное небо у них освещает не Луна, а Венера. Бушмены в южной Африке утверждают в своих легендах, что до потопа Луны на небе не было. На юге Греции, в Пелопоннесе, была сказочная страна Аркадия, жители которой не ‘- +( ни забот, ни горестей. Таковой была, по преданию аркадийцев, их родина до потопа, который уничтожил ее. Потоп был очень давно, когда Луна, появившаяся после катастрофы, не сияла еще на небе. Позднее эллины так и называли аркадийцев «долунные».[13]

О том, что некогда на земном небе не было Луны писал в 3 веке Апполоний Родосский, главный смотритель Александрийской библиотеки. Он пользовался при это недошедшими до нас древнейшими рукописями. Венера ли, Луна ли прошли близко от Земли, или астероид упал на нашу планету, в любом случае после катастрофы наступил период грандиозного помутнения земной атмосферы. В Тихом океане этот период обозначался на различных диалектах как «глубочайшая темнота», «,непроницаемый мрак», «мириады ночей». В Талмуде мы также читаем, что после катастрофы (изгнания человека из рая) скрылось Солнце. Древняя мексиканская легенда утверждает, что до катастрофы «Солнце было ближе к Земле, чем теперь, и его благодатное тепло делало одежду излишней.» На островах Тихого океана есть предание о том, что раньше небо было ближе к Земле. «Попул Вух», священная книга индейцев кише, сообщает, что после катастрофы «настал великий холод. Солнца не было видно». Мифы древней Мексики и Венесуэлы рассказывают, что вскоре после катастрофы наступил страшный холод и море покрылось льдом. А племена Амазонии хранят воспоминания об ужасной и долгой зиме, которая последовала за потопом, когда люди замерзали и умирали от холода. [13]

Зенд-Авеста тоже повествует о царе тьмы, который наслал на благословенную родину древних ариев холода и морозы. ЗендАвеста говорит однако, что арии были предупреждены о наступлении холодов: «На Землю падут губительные зимы, они принесут с собой лютые морозы… они принесут снег на 14 пальцев глубиною…». За этим следует крайне важная информация: «Солнце, Луна и звезды всходили над ними только один раз в году, и год казался как один день и одна ночь». Быть может, речь идет о полярной ночи? Но тогда это говорит о приближении к полюсу точки обитания ариев. [13] Об этом же рассказывает и «Ригведа», которую арии принесли с собой в Индию. В ней говорится о Большой Медведице, стоящей прямо над головой, о звездах, которые движутся на небе по кругу, о Солнце, восходящем только раз в году. Описания долгой зимы и » темных ночей » хорошо ложатся на все три гипотезы мирового катаклизма. Что это могло быть на самом деле, могут решить дальнейшие исследования.

2400 лет назад египетские жрецы говорили Геродоту, что «солнце четыре раза покидало обычное место восхода, что дважды оно восходило там, где теперь заходит». А вот еще один странный факт. Древние были уверены в глубокой периодичности великих катастроф. Римский историк Цензориус, например, пишет, что период катастроф — 21 600 лет. А календарь народа Майя весь построен на подобных периодах.[13, 17, 18]

В настоящее время предполагается, что культура майя зародилась где-то около 1500 года до н. э. По мнению Морли, историю Майя можно разделить на три этапа: доклассический, длившийся от 1500 г. д. н. э. по 300 г. н. э., классический, занимавший место с 300 по 900 гг. нашей эры, и послеклассический — 900 — 1530 г. н. э. Наука майя достигла расцвета именно в классический период, после чего могущественная цивилизация начала клониться к упадку, города были оставлены по неизвестным причинам, и к моменту испанского нашествия Майя представляли собой лишь остатки великого — `.$ .[18]

Жрецам Майя удалось обнаружить связь между медленным перемещением планет и сменой времен года, определить длительность тропического и звездного года с великой точностью (сравните значение Майя — 365,2420 с современным — 365,2422), и продолжительность лунного цикла. Майя первыми изобрели нуль. Они пользовались двадцатеричной системой счисления, основой для которой, вероятно, послужило количество пальцев на руках и ногах. На этой системе и основывается календарь майя.

Единицей первого порядка был один день — кин. Двадцать дней составляли один месяц — винал, единицу второго порядка. Единица третьего порядка — год, тун, в виде исключения не соответствовала двадцатеричной последовательности и определялась эмпирически — 1 кин * 20 (1 винал) * 18 = 360 кинов (дней). С четвертого порядка двадцатеричная система восстанавливается: 20 тунов = 1 катун (7200 дней или 19 лет 265 дней), 20 катунов = 1 бактун (1440 дней; 394 года 190 дней; 400 тунов) 20 бактунов = 1 пиктун (2 880 000 дней; 7890 лет 150 дней; 8000 тунов), 20 пиктунов = 1 калабтун (57 000 000 дней; 156 164 лет 140 дней, 160 000 тунов), 20 калабтунов = 1 кинчилбтун (1 152 000 000 дней; 3 156 164 лет 140 дней; 3 200 000 тунов), 20 кинчилбтунов = 1 алаутун (23 040 000 000 дней; 63 123 287 лет 245 дней; 640 000 000 тунов). Как видите, календарь приспособлен для измерений гигантских отрезков времени. Но зачем земледельческому народу такой календарь? Майя в своем календаре пользовались тремя типами годов — Хааб насчитывал 365 дней, тун — 360 и короткий ритуальный год цолкин — 260 дней.

Бытом руководил хааб из 18 месяцев по 20 дней в каждом. Он начинался месяцем поп (от 16 июля до 4 августа), днем, который обозначался как «0 поп». Отсчет дней месяца начинался с нуля. В конце хааба добавлялись 5 суток, считавшиеся несчастливыми. 260-ти дневный цолкин разделялся на 13 месяцев по 20 дней. Три цолкина по длительности соответствуют синодическому периоду планеты Марс. Многие обряды и ритуалы были странным образом связаны с отношением между хаабом и цолкином Современные исследователи моделируют эту зависимость системой из двух зубчатых колес, одно из которых имеет 365 зубьев, а другое 260. Чтобы при вращении большого колеса (хааб) зубец его соприкоснулся с тем же самым зубцом малого колеса, необходимо 52 оборота большого колеса и 73 малого. Если умножить 52 на 365 или 73 на 260, получим 18 980) суток.

Этот 52-х летний цикл имел большое значение в жизни не только Майя, но и ацтеков, которые, возможно, позаимствовали его у Майя. Последние 5 дней цикла считались очень опасными, и оба народа считали, что именно тогда случаются стихийные, необыкновенные катастрофы. Согласно некоторым исследователям, Майя знали еще более длительный цикл, состоящий из 5 раз по 18 980 суток — 94 980 суток. Любопытно, что умножив число дней в хаабе на число дней в цолкине мы получим как раз 94 980. У Майя был и лунный календарь. Они определили продолжительность синодического месяца (промежутка между двумя одинаковыми фазами Луны), равную 29 суткам, 12 часам, 44 минутам, 3 секундам с точностью до 0,00006.

Наблюдали Майя и Венеру. Период между двумя ее фазами варьирует между 580 и 588 сутками. Майя вычислили точное значение — 584 суток. Сегодняшняя цифра — 583,9 суток — весьма близко. Наиболее загадочна начальная дата календаря Майя. Прежде всего — их минимум три. Ближайшая из них обозначается на стеле номер 9 в Вашактуне как день 13.0.0.0.0.4. ахау (название дня) 8 кумху (название месяца). Эту начальную точку интерпретировали по разному: 3113 год до н. э. (Томпсон), 3373 г. д. н. э. (Спинден), 3433 г. д. н. э. (Морли) и др. Радиоуглеродный анализ показывает наибольшую достоверность предположения Томпсона, но неточности метода не исключают и предположения Спиндена.[18]

Юрий Валентинович Кнорозов нашел две нулевые точки — одна совпадает с мнением Томпсона — 3113 г. д. н. э., а вторая уходит на пять миллионов лет назад — 5 041 738 г. д. н. э. Давайте попробуем определить начальную дату календаря, исходя из надписи на здании номер 44. Надпись эта, в переводе Ю.В.Кнорозова звучит так: (многоточиями показаны непереведённые названия, вероятнее всего имена собственные) «в день, когда (от начальной даты) прошло 9 бактунов, 12 катунов, 14 виналей и (еще) один день, (в день) 4 месяца Пооп… правитель… захватил… вождей… семи племен… да будет (он) править трижды (по) двадцать…»

Судя по этой надписи, от начальной даты должно пройти 3793 года. Предполагается, что надпись высечена в средние века нашей истории, но тогда начальная дата отходит в третье тысячелетие до нашей эры, когда в Америке, особенно в южной и людей-то существование многими учеными не подтверждается… не говоря о цивилизации…

Обратите внимание, что начальная дата обозначается не круглым числом, а как будто промежуточной датой от какого-то глобального начала. Она отстоит от него на 13 бактунов 5132,3 года. Следовательно, воспользовавшись датой Томпсона, получаем, что дальняя точка отсчета находится в 8245 году до н. э. Итак, мы имеем три точки — 3113 г. д. н. э. ; 8245 г. д. н. э. ; 5 041 738 г. д. н. э. [18]

Древние индусы не хуже Майя умели вычислять и измерять Время. Они утверждали, что сначала появилась на Земле раса змеевидных людей, Нагов (вспомните Номмо) а теперь земля заселена пятой по счету расой. Утверждали они, что первые настоящие люди появились на Земле 18 616 000 лет до нашей эры. Они считали также, что время пребывания людей на Земле циклично, и состоит из эр — Махаюг, каждая из которых делится на четыре эпохи: Критаюга — 400 лет + 4000 лет + 400 лет = 4800 лет. Третаюга — З00 лет + 3000 лет + 300 лет = 3600 лет. Двапараюга — 200 лет + 2000 лет + 200 лет = 2400 лет. Калиюга — 100 лет + 1000 лет + 100 лет = 1200 лет.

В начале и конце каждой эпохи отведено место под «сумерки», как это видно из схемы. Прежде чем продолжить рассмотрение древнеиндийского календаря любопытно отметить, что священные мифы по обеим сторонам Атлантического океана тоже утверждали деление истории на четыре века, и, как и индуисты, утверждали, что мы живем в последней, четвертой эпохе. Вот как представляли себе это различные народы, обозначавшие каждую эпоху своим цветом: народы эпохи Греки желтый белый красный черный Кельты белый красный желтый черный Индусы белый желтый красный черный Майя белый желтый красный черный

Кроме летоисчисления людей в Индии существовал календарь богов и календарь Брахмы. Год богов соответствовал 360 годам человеческим. Махаюга богов — 12 000 * 360 = 4 320 000. Сутки Брахмы впечатляют своими размерами — 4 320 000 * 2 * 1000= 8 640 000 000 лет, а год Брахмы равен 8 640 000 000 * 360 = 3 110 400 000 000 человеческих лет.[13]

Исследователь Бедами принимает начало Кали юг и за 3102 г. д. н. э. , и, считая начальной датой календаря Майя 3373 #. д. н. э. , а циклом — гептаду бактунов — 2 760 лет, пришел к следующим результатам: Индуистский календарь — 3102 + (З х 2850) = 11652 г. Майя календарь — 3373 + (3 * 2760) = 11653 г. до н. э.

Как видите, цифры весьма похожи. Но этим, однако, не ограничивается совпадения календарей Индии и Майя. Древние индусы делили Время на три эры — прошлую, настоящую и будущую. Каждая эра делилась на три эпохи, ара. В каждой ара а жили 24 тиртханкара, изображавшиеся гигантами, жившими необыкновенно долго. Сколько же? Но книги лишь говорят, что «море лет» равно одному триллиону единиц времени, называемых «палья». Давайте представим себе, что ара длится четыре года богов. Если так, то она длится 1440 лет — эту цифру, как и 360, мы встречали у Майя. Однако, эта цифра базируется на весьма зыбком предположении. Посмотрим, нет ли возможности «привязать» её покрепче. Оказывается, такая возможность есть. Цикл из трех эр 3 * (1440 * 6) = 3 * 8640 = 25 920 составляет 25 920 лет, число, которым оперировали еще шумеры и другие народы. Это время чрезвычайно медленного обращения полюса Земли вокруг некоей точки в созвездии Дракона. В результате этого движения, 1600 лет назад Полярной звездой был Колхаб (Малая медведица), сейчас ей является Полярная (альфа Малой медведицы) а через 14000 лет будет Бега (Лира), которая сейчас находится сравнительно очень далеко от полюса.

«Зацепив» таким образом гипотезу, пойдем в наших рассуждениях дальше, для чего вернемся к длительности ара — 1 440 лет. Однако числа 1440 и 360 участвуют и в летоисчислении Майя. Но не как годы, а как… дни! А что, если попробовать день Майя посчитать годом?

Тогда надпись на здании № 44 отойдет в прошлое не на 3793 года а на 1 миллион 385 тысяч 532 года (1 385 532 года) Реально ли это? [18]

В 1945 году мексиканский торговец Вальдемар Джульсруд, проезжая верхом в окрестностях города Акамбаро, увидел место, где сильные дожди размыли почву и обнажили какие-то глиняные изделия. Увлеченный собиратель древностей, он прихватил с собой одну из фигурок, а позднее, наняв местного гончара Одилона Тинахеро и его сыновей, поручил им собрать все, что удастся. Находка оказалась необыкновенно богатым собранием глиняных изделий и фигурок. К 1952 году Джульсруд собрал их более тридцати тысяч. Все статуэтки — некоторые достигали метровой высоты — были вылеплены из обожженной глины. Изображали они как людей, так и животных, причем среди них не было повторений. В преобладающем большинстве) статуэтки изображали животных либо науке неизвестных, либо давно вымерших. В том числе различных динозавров — плезиозавров бронтозавров… В 1972 году три фигуры были обследованы в лаборатории Пенсильванского музея с помощью термолюминесцентного метода.

«Мы были столь ошарашены необычайно древним возрастом этих фигурок, — пишет руководитель лаборатории Р.Фрелих, — что Марк Гак решил собственноручно проделать по 18 проб с каждой из фигурок, а это уже очень серьезные тест. Все три фигурки дали одну и ту же дату — 2 500 лет до нашей эры. Лаборатория сочла возможным распространить эту датировку на всю коллекцию В.Джульсруда».

Кроме того, занимавшийся изучением находок профессор Хепгуд установил, что подобные статуэтки обнаружены не только в Акамбаро. Аналогичные фигурки предлагали туристам жители местечка Сан Мигель Альенде, расположенного неподалеку от @камбаро. Находили они эти фигурки в пирамидах, расположенных в этой местности.

Аналогичные изображения давно вымерших животных бронтозавров, бахитозавров и других динозавров, а также изображения хирургических операций на сердце и других подобных вещей, до которых мы только начинаем добираться, имеются и на нашумевших «черных камнях Ики» (см. «ТМ» 7 1975, 1 1971).

Их первооткрывателя, перуанского хирурга Луиса Кабреру, конечно же обвинили в фальсификации. Но проведенные исследования как будто доказывают подлинность рисунков. Более того, установление, что о «черных камнях Ики» писал еще в 1926 году иезуитский монах Педро Симон. А спустя некоторое время стало известно, что перуанские археологи располагали первыми из них еще в 19 веке.

Есть еще один довод, который может убедить даже самых ярых противников подлинности статуэток и камней Ики. Дело в том, что их слишком много. Только у Кабреры в коллекции имеется более 12 тысяч камней, несколько меньшее их количество содержится в местном музее… О количестве статуэток мы уже рассказывали.

Но кто мог видеть давно вымерших гигантских ящеров? Кто изобразил их с поразительной точностью? Возраст находок установлен, но и четыре с половиной тысячи лет назад этих животных не существовало! Причем «камни Ики» представляют собой скорее всего копии, выполненные с неизвестного оригинала. Кто же создал эти «каменные библиотеки»?

А вот еще один ряд совершенно невероятных находок, способных, кажется, пролить свет на таинственные рисунки. В русле Пэлэкси ривер в Техасе сохранились четкие окаменевшие следы динозавра (речное дно здесь существовало в меловом периоде) и отпечатки ног человека. Похоже даже, что человек этого динозавра преследовал.[19]

Американский геолог Г.Бурру еще в 1931 году сообщал о находках человеческих ног в слоях, возраст которых составлял 250 миллионов лет! Десять подобных следов он обнаружил в нескольких милях к северо-западу от Маунт-Вернона. Но 250 миллионов лет назад не было ни млекопитающих ни даже динозавров! Однако фотографии, выполненные Бурру неопровержимо доказывают, что там, где подошвы оказывают обычно наибольшее давление, песчинки спрессованы сильнее, чем между пальцами ног и под сводом стопы. Не мог же таинственный мистификатор изменять структуру песчаника. Нет, эти пятипалые отпечатки бесспорно свидетельствуют о человеческой стопе длиной 24 и шириной 10 см![19]

Так что же, быть может тот, кто оставил следы в далеком прошлом и ввел начало календаря Майя?

Странен календарь Майя. Начнем с того, что такого календаре быть просто не может, для его создания, по данным современных ученых, надо наблюдать небо (и записывать наблюдения) в течении не менее 10000 лет. А таким временем Майя просто не располагали.[18]

У майя год состоит из 360 дней, к которым прибавлялось еще 5 несчастливых или безымянных дней. Такой же обычай существовал в древнем Египте, в Вавилоне и в Индии. Майя верили в приметы. интересные данные приводит С.Г.Морли в книге «Древние Майя».

Умывающаяся кошка — к гостям, подметать вечером — не к добру, увиденный во сне выпавший зуб — к смерти родственника или близкого человека. Число 13 у Майя тоже считалось мистическим, особенным числом.

Пирамиды есть в Египте и в Мексике. Жреческая каста в обеих странах изолировалась от населения, и ревниво скрывала свои тайные знания, погребальные ритуалы Мексики очень напоминали аналогичные в Египте и Финикии. Но наиболее поразительно сходство календарей этих стран. Не следует при этом забывать, что Майя жили на две тысячи лет позже египтян. Костры конкистадоров уничтожили не только описание истории Америки, но и обоснование древней календарной системы, фактические материал к пониманию комплекса Наска и других артефактов, разбросанных по всему континенту. Возможно, в книгах Майя было и описание «кипу» — древнейшего астрокалендарного устройства, в котором один из лучших специалистов по «кипу» , Нордшельд, видит математические расчеты, гороскопы, различные методы предсказания будущего. Мало того, современные математики относятся к «узлу», основе «кипу» как к одной из самых больших тайн! Ибо узел этот возможен, как они считают, только в нечетном числе измерений, и невозможен в высших четных пространствах — втором, четвертом, шестом…

Как же эти «кипу» выглядят? Основная их часть — толстая веревка, сообщает Ё.А. Истрин в книге «Возникновение и развитие письма», к которому прикреплялись шнуры с узлами и сплетениями. Количеству шнуров и узлов, их величине, взаиморасположению и цвету придавалось строго определенное смысловое значение. Так, если шнуры не были окрашены, они служили для числового учета или для запоминания знаменательных дат. Окрашенные узлы использовались для более сложных сообщений: например черные обозначали катастрофу, ураган, несчастье; красные — войну; белые — мир; желтые — золото; зеленые — маис. Майя пользовались сочетанием расположения и цвета узлов, и передавали информацию, подобно тому, как мы передаем ее через посредстве букв. Самое же поразительное эти «кипу» ныне обнаружены во всех частях света. Особенно много их в Восточной Азии (в Японии, в Корее, на островах РюКю, на Гавайях).

Интересен экземпляр, найденный в Корее (начало нашей эры), в усыпальнице короля Ким-Нульджи из династии Силла. В начале его посчитали нарядным поясом. В длину он — 109 см, и состоит, как и перуанские кипу из крепкой веревки, со свисающими веревочками, на которые нанизаны золотые брелочки в форме рыбок, трубочек, и тому подобного. Согласно А. Эккарду знаки содержат описание важнейших событий в жизни короля. Поразительно также сходство «кипу» с… санскритским письмам, напоминающим по форме веревку с брелочками.

Что же это? Следы единой цивилизации?

Со словом Атлантида связано невероятное количество гипотез. Количество взаимоисключающих мнений по этому вопросу настолько велико, что нет возможности хотя бы затронуть большую часть из них. По этому мы отсылаем читателя к вышедшей в 1964 году книге Н.Ф.Жирова «Атлантида. Основные проблемы атлантологии», которая представляет собой наиболее полное изложение различных точек зрения по вопросам, связанным с Атлантидой.

В диалоге «Тимей» Платон рассказывает: однажды, ведя в Саисе разговор с просвещенными египетскими жрецами. Солон (Учитель Платона) попробовал рассказать жрецам о мифах своей родины. «И тогда воскликнул один из жрецов, человек весьма преклонных лет: «Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца!»». Жрец рассказывал Салону о том, что еще были и будут страшные катастрофы, и что «какое !k славное или великое деяние или вообще замечательное событие не произошло, будь то в вашем краю, или любой стране, из которой мы получаем известия, и все это с древнейших времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих народов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес извергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете всё сначала, как будто только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих… Так, вы храните память только об одном потопе, а ведь их было много до этого; более того, что прекраснейший и благороднейший род людей жил некогда в вашей стране. Ты сам и весь твой город происходите от малого семени оставленного этим родом, но вы ничего о нем не ведаете…

А между тем, Солон, перед самым большим и разрушительным наводнением, то государство, которое сейчас известно под именем Афин, было и в делах военной доблести первым, и по совершенству всех своих законов стояло превыше сравнения; предание приписывает ему такие деяния и установления, которые прекрасней всего, что нам известно под небом.» Далее жрец описывает общественный строй праафинского государства, рассмотрение которого явно выходит за рамки нашей темы.

«…Ведь, по свидетельству наших записей, государство ваше положило предел дерзости несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание Европы и Азии, а путь державших от Атлантического моря. Через море это в те времена возможно было переправиться, ибо еще существовал остров, лежащий перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, взятые вместе, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов — на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название (ведь море по ту сторону упомянутого пролива являет собой всего лишь бухту с неким узким проходом в нее, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля воистину и вполне справедливо может быть названа материком).

На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они завладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении [Этурии].

И вот вся эта сплоченная мощь была брошена на то, чтобы одним ударом ввергнуть в рабство ваши и наши земли, и вообще страны по эту сторону пролива. Именно тогда, Солон, государство ваше явило своему миру блестящее доказательство своей доблести и силы; всех превосходя твердостью духа и опытностью в военном деле, оно сначала встало во главе эллинов, но из-за измены союзников оказалось предоставленным самому себе, в одиночестве встретилось с крайними опасностями и все же одолело завоевателей и воздвигло победные трофеи.

Тех, кто еще не был порабощен, оно спасло от угроза рабства; всех же остальных, сколько ни обитало нас по эту сторону Геракловых столпов, оно великодушно сделало свободными, но позднее, когда пришел срок для невиданных землятресений и наводнений, за одни сутки вся ваша воинская a(+ была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину.

После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров.»

Так написано в диалоге «Тимой». Обратите внимание, как настойчиво утверждает Платон, что Атлантида находилась именно в Атлантическом океане, по наружную сторону Гибралтарского пролива. Он специально подчеркивает, что море по эту сторону проливе являет собой не более чем бухту, по сравнению с морем по ту сторону пролива. И правда. Средиземное море можно сравнить с бухтой Атлантического океана, и всяческие перемещения Атлантиды в Средиземное море становятся явно неверными, особенно если учесть, что Атлантида была уж во всяком случае довольно больших размеров. И в этом случае противолежащий материк, о котором говорит Платон — это несомненно Америка. Остается добавить, что о большом количестве ила по ту сторону Геракловых столпов сообщает Аристотель, а также Теофраст. В диалоге «Критий» посвященному исключительно вопросу Атлантиды, Платон говорит:

«Прежде всего напомним, что, согласно преданию, девять тысяч лет назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столпов, и всеми теми, кто жид по сию сторону: об этой войне нам и предстоит поведать» Далее Платон кратко передает смысл рассказа из «Тимея», который мы привели выше, затем он пишет он пишет:

«Как известно, боги поделили между собой по жребию все страны Земли. При этом Гефест и Афина получили в свое распоряжение Аттику… А о самой стране нашей шел достоверный и правдивые рассказ, из которого прежде всего явствовало, что границы ее в те времена доходили до Истма [Коринфский перешеек, соединяющий Грецию с Пелопоннесом], а в материковом направлении шли до вершин Киферона [горная цепь на севере Аттики] и Парнефаи и затем спускались к морю, имея по правую руку Оропию [местность на северном берегу Аттики] а по левую Асоп [река в Аттике, берущая начало в Беотии]? Плодородием же здешняя земля превосходила любую другую, благодаря чему страна могла содержать многолюдное войско, освобождённое от занятия землепашеством…»

«Теперь речь пойдет об их противниках, и о том, как шли дела последних с самого начала. Но рассказу нашему нужно предпослать еще одно краткое пояснение… Как только Солону явилась возможность воспользоваться этим рассказом для своей поэмы, он полюбопытствовал о значении имен, и услышал в ответ, что египтяне, записывая имена родоначальников этого народа, переводили их на свой язык; потому и сам Солон, выясняя значение имени, записывал его уже на нашем языке.

Сообразно со сказанным ранее боги по жребию разделили всю Землю на владения — одни побольше, другие поменьше — и учредили для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил ее своими детьми,…от смертной женщины, примерно вот в каком месте города: за равном расстоянии от берегов и в середине всего острова была равнина, если верить преданию красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять-таки и середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях (ок. 9 км.) от ее краев стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там на свет землею, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа, их %$(-ab»%— o дочь звалась Клейто.

Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец ее скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней; тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова, и отгораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных — три) большей или меньшей величины, проложенными на равном расстоянии от центра острова, словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда еще не существовало.

А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привел в благоустроенный вид, источил из земли два родника — один теплый а другой холодный — и заставил землю давать разнообразную и достаточную для жизни снедь. Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, причем тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения, как наибольшую и наилучшую долю, и поставил его царем над остальными, а этих остальных архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной, имена же все он нарек вот какие: старшему и царю — то имя, по которому названы и остров и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царства, было Атлант.

Близнецу, родившемуся сразу после него, и получившему в удел крайние земли острова со стороны Геракловых столпов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя, которое можно было передать по-эллински как Евмел [богатый стадами], а на туземном наречии как Гадир. Из второй четы близнецов одного назвал Амфереем [круглый], а другого — Евэмоном [пылкий], из третьей — старшего Мнесеем [мыслитель], а младшего Автохтоном [рожденный Землей], из четвертой — Еласиппом [всадник] старшего и Мнестором [жених] младшего, и, наконец, из пятой четы старшему он нарек имя Азаэс а последнему — Диапреп [великолепный].

Все они и их потомки в ряду многих поколений обитали там, властвуя над многими другими островами этого моря и притом, как уже было сказание ранее, простирая всю власть по сию сторону Геракловых столпов вплоть до Египта и Тиррении.

От Атланта произошел особо многочисленный и почитаемый род, в котором старейший всегда был царем и передавал царский сан старейшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду, и они скопили такие богатства, каких никогда не было ни у одной царском династии в прошлом, и едва ли будет когда-нибудь еще, ибо в их распоряжении было все, что приготовлялось как в городе так и по всей стране. Многое ввозилось к ним из подвластных стран, но большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего любые виды ископаемых твердых и плавких металлов, и в их числе то, что известно ныне лишь по названию, а тогда существовало на деле: самородный орихалк, извлекавшийся из недр Земли в различных местах острова.

Лес в изобилии доставлял все, что нужно для работы строителям, а равно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на острове водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех прочих живых существ, населяющих болота, озера, реки, горы или равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого большого и прожорливого. Далее, все благовония, которые ныне питает Земля, будь то в корнях, в травах, в древесине, в сочащихся смолах, в цветах (+( в плодах, — все это она рождала там и отлично взращивала. Притом же всякий пестуемый человеком плод или злак, который мы употребляем в пищу или из которого готовим хлеб, и разного рода овощи, а равно и всякое дерево, приносящее яства, напитки и умащения, всякий непригодный для хранения и служащий для забавы и лакомства древесный плод, который мы предлагаем на закуску пресытившемуся обедом, — все это тогдашний священный остров под действием Солнца порождал прекрасным, изумительным, изобильным.

Пользуясь этими дарами Земли, цари устроили святилища, дворцы, гавани и верфи и привели в порядок всю страну, придав ей следующий вид следующий вид: Прежде всего они перебросили мосты через водные кольца, окружавшие древнюю метрополию, построив путь из столицы и обратно в нее. Дворец они с самого начала выстроили там, где стояло обиталище бога и их предков, и затем, принимая его в наследство, один за другим все более его украшали, всякий раз силясь превзойти предшественника, пока в конце концов не создали поразительное по величине и по красоте сооружение. От моря они провели канал в три плетра (93 метра) шириной и сто футов глубиной (30.5 метров) а в длину на пятьдесят стадиев (ок. 9 км) вплоть до крайнего из водных колец — так они создали с моря доступ в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов. Что касается земляных колец, разделявших водные, то они прорыли каналы, смыкавшиеся с мостами, такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера, сверху же они настлали перекрытия, под которыми должно было совершаться плавание: высота земляных колец над поверхностью моря была для этого достаточной. Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадия (555 мавров), и следовавшее земляное кольцо было равно ему по ширине; из двух следующих колец водное было в два стадия шириной (370 метров) и земляное опятьтаки равно водному; наконец, водное кольцо, опоясывающее остров во самой середине, было в стадий шириной (185 метров).

Остров, на котором стоял дворец имел пять стадиев в диаметре (925 метров). Цари обвели этот остров со всех сторон, а также земляные кольца и мост, шириной в плетр (31 метр) круговыми каменными стенами и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота. Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец, а в каменоломнях, где оставались двойные углубления, перекрытие сверху тем же камнем, они устраивали стоянки для кораблей. Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они, забавы ради, искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть. Также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутреннего вала покрыли литьем из олова, а стену самого акрополя орихалком, испускавшим огнистое блистание. Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом:

В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона, обнесенный золотой стеной, и это было то самое место, где они некогда зачали породили поколение десяти царей; в честь этого ежегодно каждому из них изо всех десяти уделов доставляли сюда жертвенные начатки.

Был и храм, посвященный одному Посейдону который имел стадий (185 м) в длину, три плетра (93 метра) в ширину и соответственную этому высоту; в облике же постройки было нечто » `» `a*.%. Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев [скульптура над углом фронтона здания] они выложили серебром, акротерии же — золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь испещренный золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь были выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния: сам бог на колеснице, правящий шестью крылатыми конями, вокруг него — сто нереид на дельфинах (ибо люди в те времена представляли себе их число таким), а так же и много статуй, пожертвованных частными лицами. Снаружи вокруг храма стояли золотые изображения жен и всех тех, кто произошел от десяти царей, а также множество прочих дорогих приношений от царей и от частных лиц этого города и тех городов, которые были ему подвластны. Алтарь по величине и отделке был соразмерен этому богатству; равным образом и царский дворец находился в надлежащей соразмерности как с величием державы, так и с убранством святилищ.

К услугам царей были два источника — родник холодной и родник горячей воды, которые давали воду в изобилии и при там удивительную как на вкус, так и по целительной силе; их обвели стенами, насадили при них подходящие к свойству этих вод деревья и направили эти воды в купальни, из которых одни были под открытым небом, другие же, с теплой водой, были устроены как зимние, причем отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней и прочих подъярёмных животных; и каждая купальня была отделана соответственно своему назначению. излишки воды они отвели в священную рощу Посейдона, где благодаря плодородном почве росли деревья неимоверной красоты и величины, а оттуда провели по каналам через мосты на внешние земляные кольца. На этих кольцах соорудили они множество святилищ различных божеств и множество садов и гимнастиев для упражнения мужей и коней, которые были расположены отдельно друг от друга на каждом из кольцевидных островов; в числе прочего посредине самого большого кольца у них был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий (185 м) а в длину шедший по всему кругу.

По ту и другую сторону его стояли помещения для множества царских копьеносцев; но более верные копьеносцы были размещены на меньшем кольце, ближе к акрополю, а самым надежным из всех были даны помещения внутри акрополя, рядом с обиталищем царя. Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, которые могут понадобиться для триер, так что всего было вдоволь. Так было устроено место, где жили цари. Если же миновать три внешние гавани, то там шла по кругу начинавшаяся от моря стена, которая на всем своем протяжении отстояла от самого большого водяного кольца и от гавани на 50 стадиев. Она смыкалась около канала, входившего в море. Пространство возле нее было густо застроено, а проток и самая большая гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы, и при том в таком множестве, что днем и ночью слышались говор, шум и стук.

Итак, мы более или менее припомнили, что было рассказано тогда о городе и о древнем обиталище. Теперь попытаемся вспомнить, какова была природа сельской местности, и каким образом она была устроена. Во-первых, было сказано, что весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь; в длину она имела три тысячи стадиев (555 км), а в направлении от моря к середине — две тысячи (370 км). Вся эта часть острова была .!` i%- к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешнее: там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всем родам ручных и диких животных, а равно и леса, огромные и разнообразные, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела.

Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением ее потрудилось много царей на притяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где форма его нарушалась, ее выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, какова были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать все, что слышали: он был прорыт на глубину в плетр (31 м), ширина на всем протяжении имела стадий (185 м), длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев (1850 км).

Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую он в различных местах соединяется с городом, канал изливается в море. Выше по течению то него были прорыты прямые каналы почти 100 футов (30.5 м) шириной, которые шли по равнине, и затем снова стекали в канал, шедший к морю, причем отстояли друг от друга на 100 стадиев (18.5км). Соединив их между собой и с городом кривыми протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай они снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землей.

Что касается числа мужей, пригодных к войне, то здесь существовали такие установления: каждый участок равнины должен был поставить одного воина — предводителя, причем величина каждого участка была десять на десять стадиев (1.8 * 1,8 км), а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а то несчетное число простых ратников, которое набиралось из гор и из остальной страны, сообразно числу участков распределялось между предводителями. В случае войны предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым шитом, способного сойти с коня и биться в пешем бою, возницу, который правил бы обоими конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков, по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей. Таковы были относящиеся к войне правила в области самого царя; в девяти других областях были и другие правила, излагать которые потребовало бы слишком много времени.

Порядки относительно властей и должностей с самого начала были установлены следующие. Каждый из десяти царей в своей области и в своем государстве имел власть над людьми и над большей частью законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает; но их отношения друг к другу в деле правления устоялись сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова — внутри храма Посейдона. И этом храме они собирались то на пятый, то на шестой год, попеременно отмеривая то четное, то нечетное число, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли ктонибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд. Перед тем, * * приступить к суду, они всякий раз приносили друг другу вот накую присягу: в роще при святилище Посейдона на воле разгуливали быки; и вот десять царей, оставшись одни и вознесши богу молитву, чтобы он сам избрал для себя угодную жертву, приступали к ловле, но без применения железа, вооруженные только палками и арканами, а быка, которого удалось изловить, подводили к стеле и закалывали над ее вершиной так, чтобы кровь стекала на письмена. На упомянутой стеле помимо законов было еще заклятие, призывавшее великие беды на головы того, кто их нарушит.

Принеся жертву по своим уставам и предав сожжению все члены быка, они растворяли в чаше вино и бросали в него каждый по сгустку бычьей крови, а все оставшееся клали в огонь и тщательна очищали стелу. После этого, зачерпнув из чаши влагу золотистыми фиалами и сотворив над огнем возлияние, они приносило клятву, что будут чинить суд по написанным в стеле законам, и каркать того, кто уже преступил закон, а сами в будущем по доброй воле никогда не поступят противно написанному и будут отдавать и выполнять такие приказаниям которые сообразны с отеческими законами. Поклявшись такой клятвой за себя самого и за весь род своих потомков, каждый из них пил и водворял фиал на место в святилище бога, а затем, когда пир и необходимые обряды были окончены, наступала темнота и жертвенный огонь остывал, все облачались в прекраснейшие иссиня-черные столы, усаживаясь на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-либо из них нарушил закон; окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе с утварью посвящали богу как памятное приношения. Существовало множество законоположений о правах каждого из царей, но важнее всего было следующее: ни один из них не должен был поднимать оружия против другого, но все обязаны были придти на помощь, если бы кто-нибудь вознамерился свергнуть в одном из государств царский род, а также по обычаю предков сообща советоваться о войне и прочих делах, уступая верховное главенство царям Атлантиды. При этом нельзя было казнить смертью никого из царских родичей, если в совете десяти в пользу этой меры не было подано свыше половины голосов.

Столь великую и необычайную мощь, пребывавшую некогда в тех странах, бог устроил там и направил против наших земель, согласно преданию, по следующей причине. В продолжение многих поколений, покуда не истощилась унаследствованная от бога природа, правители Атлантиды повиновались и жили в дружбе со сродным им божественным началом: они блюли истинный и во всем великий строй мыслей, относились к неизбежным определениям судьбы и друг к другу с разумной терпеливостью, презирая все, кроме добродетели, ни во что не ставили богатство и с легкостью почитали чуть ли не за досадное бремя груды золота и прочих сокровищ. Они не пьянели от роскоши, не теряли власти над собой и здравого рассудка под воздействием богатства, но, храня трезвость ума, отчетливо видели, что и все это обязано своим возрастанием общему согласию в соединении с добродетелью, но, когда это становится предметом забот и оказывается в чести, оно же идет прахом, а вместе с ним гибнет и добродетель.

Пока они так рассуждали, а божественная природа сохраняла в них свою силу, всё их достояние, вкратце нами описанное, возрастало. Но когда унаследствованная от бога доля ослабла, многократно растворяясь в смертной примеси, и возобладал g%+.»%g%a*() нрав, тогда они оказались не в состоянии долее выносить свое богатство и утратили благопристойность. Для того, кто умеет видеть, они являли собой постыдное зрелище, ибо промотали самую прекрасную из своих ценностей; но неспособным усмотреть, в чем состоит истинно счастливая жизнь, они казались прекраснее и счастливее всего как раз тогда, когда в них кипела безудержная жадность и сила.

И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы, хорошо умея усматривать то, о чем мы говорили, помыслил о том странном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды научился благообразию. Поэтому он созвал богов в славнейшую из своих обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно зреть все причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами…». На этом диалог Платона обрывается.

Вот и все, что Платон писал об Атлантиде. Вот и все, это нам о ней известно, если не считать оккультных представлений об Атлантиде, впрочем, наукой решительно отвергаемых. Чтобы охватить все стороны вопроса, мы предлагаем вашему вниманию три из этих преданий, считающиеся из них главными.

У оккультистов указаний на существование и гибель Атлантиды начинают появляться с 1800 года. Ещё раньше, у алхимиков эпохи возрождения било предание о том, что алхимия, астрология и магия зародились в таинственных храмах Атлантиды. Со второй половины 19 века предание об Атлантиде начинает играть у оккультистов значительную роль. В 1888 году выходит капитальный труд Е.П. Блаватской «Тайная доктрина» в трех томах (т.1 — космогония; т.2 — антропогенез и т.3 эзотерика). В этом труде развивается оккультное предание об Атлантиде, причем Е.П.Блаватская ссылается на так называемую Книгу Дзьян (или Дцьян), существующую в небольшом числе экземпляров. Один из этих экземпляров находится в Ватиканской библиотеке, и закрыт для прочтения. При помощи ясновидения и других приемов, утверждала Е.П.Блаватская, она прочитала эту книгу, и вот что написано в стропах 11 и 12: ..Они строили большие города. Они строили их из редких камней и металлов. Из раскаленных и изверженных масс, из белого камня гор и из черного камня сделали они собственные изображения в их величине и образе и почитали их. Они делали большие статуи вышиной в девять ятисов, по величине их тел. Внутренние огни разрушили страну их отцов. Вода угрожала четвертой (расе). Первые большие воды пришли. Они поглотили семь больших островов. Все праведные спасены, неправедное уничтожены. С ними большинство больших животных, которые были сделаны из пота земли. Мало кто остался. Некоторые желтые, некоторые коричневые и черные, некоторые красные люди остались. Те, которые были лунного цвета, ушли навсегда. Пятая раса, родившаяся из божественного ствола, осталась. Она была управляема первыми божественными царями. Змеи, которые снова спустились, заключили мир с Пятой, которую они поучали и обучали» (по книге Н.Ф.Жирова «Атлантида, основные проблемы атлантологии» 1964).

Н.Ф.Жиров, комментируя приведенный отрывок, утверждает, что в нем вообще нет указаний на то, что речь в нем идет об Атлантиде.

Наиболее полно предание об Атлантиде изложил СкоттЭллиот, по его словам получивший ее из архива древнего «Белого Братства».

По его рассказу, миллион лет назад Атлантида занимала большую часть Атлантического океана. Экваториальные ее части «*+ng +( Бразилию и все пространство до Золотого берега Африки. Северной своей частью Атлантида простиралась на несколько градусов восточнее Исландии, а южной доходила до нынешнего местоположения Рио-де-Жанейро и включала в себя часть Северной Америки. 800 тысяч лет назад произошел первый катаклизм. Атлантида потеряла свои полярные области, ее средняя часть уменьшилась и раздробилась, Америка отделилась проливом; сама Атлантида еще простиралась вдоль Атлантического океана от 50 градуса с. ш. до нескольких градусов к югу от экватора, из оторвавшейся северо-восточной части образовалась Великобритания, включавшая тогда Скандинавию с севером Франции и ближайшие моря.

Вторая катастрофа, но не столь грандиозная, постигла Атлантиду около 200 тысяч лет назад. За исключением некоторых изменений на континенте Атлантиды и Америки, и затопления Египта, опускания и поднятия материков в ту эпоху были незначительны. Остров Скандинавия тогда присоединился к материку. Сама же Атлантида разделилась на два острова. Северный, больший по размеру назывался Рута, а южный, меньший именовался Даитья.

Н.Ф.Жиров выводит слово Даитья от древнеиндийских даитьев, асуров, соперников богов, демонов. С Рутой получается несколько сложней. Как писал еще в 1874 году Луж Жаколио, по некоторым индийским легендам к югу и к востоку от Индии «находился некогда огромный континент, обитаемый народом руты (рутасы), что приблизительно означает «воин», «завоеватель». Жаколио рассматривал Индонезию и Полинезию как осколки этого континента.

Далее Скотт-Эллиот сообщает, что наибольший во грандиозности катаклизм произошел 80 тысяч лет назад. Атлантида продолжала еще существовать в виде относительно небольшого острова — Посейдониды, остатка Руты. Это та Атлантида, о которой писав Платон. А от Даитьи остался лишь ничтожный остаток. Очертания континентов, начиная с того времени принимают почти привычную форму, хотя Великобритания продолжает быть соединенной с Европой, Балтийское море отсутствует, а Сахара является дном океана (по современным данным Сахара никогда на памяти человечества не была дном океана).

Наконец, в 9564 году до нашей эры произошла последняя, четвертая катастрофа. Атлантида погрузилась на дно океана окончательно. В таком духе излагает историю Атлантиды и Манзи.

Далее Скотт-Эллиот приводит множество подробностей заселения Атлантиды разными народами. Первыми жителями Атлантиды были рмоагалы, гиганты с тёмно-красным цветом кожи, ростом 10 — 12 футов (3 — 3,7 м), населявшие Атлантиду еще 4 5 миллионов лет назад. Жили они рыболовством и охотой. Скелет одного из позднейших их потомков известен науке как «фюрфоозский человек». [16 скелетов, найденные в Фюрфоозе принадлежат людям азиль-фарденаузской культуры, жившим 10 тысяч лет назад].

Около трех миллионов лет назад рмоагалов сменил народ тлаватлей, пришедших с острова, лежащего к западу (на месте части Америки). Это был народ горцев с кожей краснокоричневого цвета. Скотт-Эллиот отождествляет их с кроманьонцами.

Третьим народом, заселившим Атлантиду после тлаватлей были тольтеки распространившиеся по Атлантиде 850 тыс. лет назад с ее западного побережья. Скотт-Эллиот считает этих тольтеков праотцами племени тольтеков, которые были /`%$h%ab»%—(* ,( ацтеков в Мексике и относит ко времени их господства в Атлантиде максимум рассвета ее цивилизации. Затем начинается период упадка Атлантиды, и тольтеков последовательно сменяют семиты, аккадийцы, монголы.

Следует заметить, что оккультные понятия об этих народах сильно отличаются от принятых в современной науке. Так, например, оккультисты относят время существования разумного человека ко времени несколько миллионов лет до нашей эры. Согласно Скотт-Эллиоту, столицей Атлантиды времен тольтеков становится Город Ста Золотых Ворот. Он имел население 2 миллиона человек и был окружен местностью, похожей на парк, а вокруг города было много вилл правящего класса (общественный строй Атлантиды был рабовладельческим). Столица Атлантиды погибла при втором катаклизме.

Сейчас считается, что описание Города Ста Золотых Ворот позаимствовано из описания древнего Вавилона, тоже имевшего, согласно преданию, сто золотых ворот, а по населению не уступавшего столице Атлантиды.

Неотъемлемой частью предания является рассказ о высокой цивилизации Атлантов. В нем говорится о новых, еще не известных науке видах энергии. Н.Ф.Жиров, анализируя предание Скотта-Эллиота, говорит, что они представляют собой гротескной гибрид из отброшенных в свое время наукой представлений о «жизненной силе» с современными представлениями о внутриатомной энергии и др.»

Штейнер, основатель антропософии (умер в 1925 году) выдвигал утверждение, что физика атлантов отличалась от современной. В трудах разных оккультистов можно встретить такие термины, как «жизненная сила», зародышная сила вещей», «жизненная сила зерен» и т.п. По мнению Н.Ф.Жирова. они возникли под влиянием ряда фантастических романов конца 19 века, авторы которых придумывали новые, еще невиданные силы природы». Скотт-Эллиот писал, что в конце Золотого века Атлантиды (при тольтеках), особое развитие получила реактивная авиация, заменившая морскую навигацию для военных целей. По словам Н.Ф.Жирова «это на первый взгляд кажется смелым предвидением. Но первым проектом реактивного двигателя была схема… Кибальчича, казненного в 1881 году. Но поскольку… Кибальчич передал свой проект также защитнику В.Н.Герарду, может быть, кое-какие сведения о нем могли попасть к СкоттЭллиоту, скорее всего через основательницу теософии Е.П.Блаватскую.» Правда, чтобы оценить перспективы использования ракет нужно быть незаурядным инженером…

«Но и помимо этого проекта, к концу 19 века относится ряд предположений отдельных изобретателей о применении принципа реакции, поэтому этот принцип… не мог тогда считаться абсолютной новизной».

Упомянем также об оккультной легенде, (см. Штернфельд А.Я. Введение в космонавтику». М.1937) согласно которой во время гибели Атлантиды часть атлантов спаслась на реактивных кораблях, перелетев в Америку и в Африку, а другая часть, на космических ракетах улетела на другие планеты. Поскольку реактивные корабли находились в распоряжении весьма небольшого количества лиц, число кораблей было незначительно, слаба была и материальная база, то на них спаслось лишь небольшое число атлантов, и они потеряли былое могущество. Материальная часть кораблей износилась, иссякли запасы топлива, и остатки уже бесполезных кораблей были уничтожены народами, помнившими карательные экспедиции атлантов.[26]

Эта легенда, как и остальное предание, была использована @.Толстым в романе Аэлита.[20]

Прежде, чем познакомить читателя с третий оккультным преданием об Атлантиде, мы должны назвать имя, очень много говорящее любому атлантологу и собирателю таинственных случаев. Это Перси Гаррисон Фосетт.

Его называют мистиком — он не скрывал своего сочувствия к оккультизму. Но его главным в жизни делом стало исследование Южной Америки. Он проделал в этом плане огромную работу. Желающим узнать об этом ближе, мы порекомендуем обратиться к выпущенной в 1975 году издательством «Москва» книге «Неоконченное путешествие» (Автор этой книги — сам П.Г.Фосетт), и книге Е.Андреевой «В поисках затерянного мира. Атлантида».

Всю свою жизнь Фосетт был уверен в существовании заброшенных неизвестных городов в джунглях Южной Америки. Какие-то данные позволяли ему судить о том, что в этих местах некогда была высокая цивилизация, которую Фосетт считал цивилизацией Атлантиды. Он пишет:

«У меня есть статуэтка дюймов десять высотой (25 см), высеченная из куска черного базальта. Она представляет собой человеческую фигуру, держащую на груди пластину, испещренную иероглифами. Такие же письмена вырезаны на ленте, обвёрнутой вокруг лодыжек. Статуэтку мне дал сэр Райдер Хаггард, приобретший ее в Бразилии, и я твердо убежден, что она найдена в одном из затерянных городов. Эта каменная фигурка обладает престранным свойством: каждый, кто возьмет ее в руки, тотчас же ощущает подобие электрического тока, устремляющегося вверх по руке — ощущение настолько резкое, что некоторые люди стремиться поскорее положить статуэтку. Причины этого явления мне неизвестны. Эксперты Британского музея не могли объяснить мне происхождение этой фигурки.

Если это не подделка, сказали мне, — мы просто не знаем, что это такое.

Обычно подделка изготовляется для того, чтобы продать ее как антикварную вещь, но есть ли смысл подделывать вещицу, ценность которой никто не в состоянии даже приблизительно определить!

Я твердо уверен, что это не подделка, так как из двадцати четырех иероглифов [к настоящему моменту достоверных следов иероглифической письменности в Бразилии не обнаружено, и то, что многие принимают за иероглифы — скорее всего лишь узор, не имеющий отношения к письменности] высеченных на статуэтке, четырнадцать встречаются порознь на различных произведениях древней бразильской керамики. Я видел лишь один способ разгадать загадку каменного идола — прибегнуть к помощи психометрии, методу, который у многих может вызвать презрительную усмешку, но в то же время пользующемуся широким признанием у людей, свободных от предубеждений. По общему признанию, психометрия как наука у нас на Западе еще находится в младенческом состоянии, хотя на Востоке она высоко развита, и нужно с величайшей осмотрительностью отсеивать от ее результатов те крохи телепатической информации, которые легко примешиваются к ней. Психометристы исходят из того положения, что любой материальный объект сохраняет в себе запись всей своей предшествующей судьбы, причем эта запись может быть воспринята человеком, который достаточно чувствителен, чтобы настраиваться на специфические, возбуждаемые ими колебания. Здесь вполне уместна аналогия радиоприемника: ведь наука о радиосвязи всецело основана на таких вещах, которые сто лет назад сочли бы чистейшим суеверием.

Психометрист, с которым я был совершенно незнаком, взял в руку мою статуэтку и в полной темноте написал следующее: «Я вижу большой, неправильной формы континент, простирающийся от северного берега Африки до Южной Америки. На его поверхности возвышаются многочисленные горы, и местами видны вулканы, словно готовые к извержению. Растительность обильная — субтропического или тропического характера. На африканской стороне континента население редкое. Люди хорошо сложены, необычного, трудно определимого типа, с очень темная кожей, однако не негроиды. Их наиболее отличительные признаки выдающиеся скулы и пронзительно блестящие глаза. Я бы сказал, что их нравственность оставляет желать лучшего, а религия их близка к идолопоклонству. Я вижу деревни и города, обнаруживающие довольно высокую ступень цивилизации, и тут есть какие-то разукрашенные здания, которые я принимаю за храмы. Я вижу себя перенесенным на запад континента. Растительность здесь густая, можно сказать роскошная, население много культурнее, чем на востоке. Страна более гориста; искусно построенные храмы частью высечены в скалах, их выступающие фасады покоятся на колоннах, украшенных красивой резьбой. Вереницы людей, похожих на священнослужителей, входят и выходят из храмов; на их первосвященнике, или вожде, надета нагрудная пластина, такая же, как и на фигурке, которую я держу в руке. Внутри храмов темно, над алтарем видно изображение большого глаза. Жрецы совершают обряды заклинания перед глазом, причем весь ритуал носит оккультный характер, связанный с системой жертвоприношений, хотя я не вижу жертв — животных или людей.

В разных местах храма имеется несколько изваяний, подобных тому, что я держу в руке; этот последний, очевидно является изображением жреца высокого ранга. Я вижу как первосвященник берет фигурку и передает другому жрецу, с наказом бережно хранить ее и в надлежащее время отдать следующему избраннику. Он в свою очередь передаст ее дальше, пока она не попадет в руки того, кто является перевоплощением человека, которого она изображает; тогда с ее помощью прояснится многое из забытого прошлого. Города, расположенные на западе, густо заселены, их жители разделяются на три группы: правящую партию, подвластную наследственному монарху, средний класс и бедноту, или рабов. Эти люди — полновластные хозяева мира, и многие из них безудержно предаются занятиям черной магией.

Теперь я слышу голос: «Узри судьбу, которая постигает самонадеянных! Они считают, что Творец подвержен их влиянию и находится я их власти, но день возмездия настал. Ждать не долго, гляди!»

И вот я вижу вулканы в неистовом извержении, пылающую лаву, стекающую по их склонам, и вся земля сотрясается под оглушительный грохот. Море вздымается, как от урагана, и огромные части суши с западной и восточной стороны исчезают под водой. Центральная часть материка затопляется, но все еще видна. Большая часть жителей или утонула или погибла при землетрясении. Жрец, которому был отдан на хранение идол, бежит из тонущего города в горы и прячет священную реликвию в надежное место, а потом устремляется дальше на восток. Некоторые люди, привычные к морю, садятся в лодки и уплывают; другие бегут в горы в центре континента, где к ним присоединяются беглецы с севера и юга.

Снова слышен голос: «Кара Атладты будет судьбой всех, кто осмелится обожествлять власть».

Я не могу точно определить дату катастрофы, но произошла она задолго до возвышения Египта, потом была забыта, и воспоминание о ней осталось разве что в мифах.

Что касается самого идола, то он может принести несчастье тому, кто не состоит с ним в родстве, и я бы сказал, что отнюдь не безопасно смеяться по этому поводу»

Впечатления других психометристов, бравших в руки каменную фигурку, близко совпадают с вышесказанным. Во всяком случае, каково бы не было ее происхождение, я вижу в ней возможный ключ к тайне Потерянного Города — цели моих поисков, и, когда я их возобновлю, она будет меня сопровождать. Не следует с пренебрежением отвергать идею о связи Атлантиды с той частью суши, которую мы сейчас зовем Бразилией. Такое допущением независимо от того, признается ли оно наукой, позволяет объяснить многие явления, которые иначе останутся неразгаданными тайнами.»

Еще во время первой экспедиции Фосетт услышал о «белых индейцах». Он слышал, что в таинственных пещерах найдены удивительные рисунки и надписи на неизвестном языке. Он слышал о развалинах в сельве, о руинах покинутых городов…

В 1909 году Фосетт вышел в отставку. В библиотеке Рио-деЖанейро он разыскал поврежденную во многих местах рукопись неизвестного автора, написанную на португальском языке.

В 1743 году, если следовать этой рукописи, некий уроженец Минас-Жерарис (штат Бразилии) — имя его не сохранилось — решил заняться поисками потерянных рудников Мурибеки, легендарного первооткрывателя этих мест, прожившего половину жизни среди индейцев, основателя многочисленных золотых и серебряных рудников, часть которых не найдена и поныне.

Франциско Рапозо — так для удобства рассказа назвал его Фосетт — с трудом продвигался с вьючными животными через бездорожье глубинных районов страны, пересекал реки и болота. Грубая трава на пастбищах вскоре прикончила вьючных животных, холод сменялся жарой, за засухой следовал потоп, но одержимые жаждой золота, люди продвигались все дальше вперед.

«Лишь позднее я точно выяснил, пишет Фосетт, — где они проходили. В основном они шли в северном направлении. В те времена еще не существовало карт этой страны, и ни один из членов отряда не имел ни малейшего представления об искусстве ориентировки на суше, поэтому на описания пути, данные в этом отчете, никак нельзя положиться. Индейцы сопровождали их от одного пункта до другого, и подсказывали, как идти дальше. Иногда португальцы просто брели в неизвестность, целиком полагаясь на то, что случай выведет их к вожделенной цели. В духе всех первооткрывателей они жили охотой и рыбной ловлей, питаясь также фруктами и овощами, которые удавалось украсть с полей индейцев или выпросить у дружелюбно настроенных племен. Рапозо и его спутники целых десять лет бродили в дебрях целыми и невредимыми.

…Отряд состоял из восемнадцати человек. Возможно этим и объясняется, почему они остались в живых. …Кучка людей может прокормиться там, где большой отряд ждет голодная смерть.

Пришло время, и Рапозо вновь двинулся на восток, направляясь к прибрежным поселениям. Люди устали от бесконечных скитаний и были обескуражены неудачей поисков. Рапозо готов был поверить, что рудники — миф, а его компаньоны давно пришли к этому убеждению. Отряд шел по болотистой, покрытой густыми зарослями местности, как вдруг впереди показалась поросшая травой равнина с узкими полосками леса, а за нею — зубчатые вершины гор. В своем повествовании Рапозо ./(ak» %b их весьма поэтично: «Казалось, горы достигают неземных областей и служат троном ветру и даже самим звездам»…

Это были необычные горы. Когда отряд стал подходить ближе, их склоны озарились ярким пламенем: шел дождь, и заходящее Солнце отсвечивалось в мокрых скалах, сложенных кристаллическими породами и дымчатым кварцем, обычным для этой части Бразилии. Глазам искателей богатств горы показались усеянными драгоценными камнями. Со скалы на скалу низвергались потоки, а над гребнем хребта повисла радуга, словно указывая, что сокровища следует искать у ее основания.

Знамение! — вскричал Рапозо. — Смотрите, мы нашли сокровищницу великого Мурибеки!

Пришла ночь — люди были вынуждены сделать привал, прежде чем достигли подножия этих удивительных гор. На следующее утро, когда взошло Солнце, они увидели перед собой черные, грозные скалы. Это несколько охладило их пыл, но вид гор всегда волнует душу первооткрывателя. Кто знает, что можно увидеть с самой высокой горной гряды? Глазам Рапозо и его товарищей их высота казалась огромной, и когда они достигли подножия, то увидели пропасти с отвесными стенами, по которым невозможно било подняться. Весь день они искали пути наверх, перебираясь через груды камней и расщелины. Вокруг них было множество гремучих змей, а средства против укуса их бразильских разновидностей не существовало. Утомленный тяжелым переходим и необходимостью быть непрестанно настороже, Рапозо решил сделать привал.

— Мы прошли уже три лиги (16.5 км) и все еще не нашли пути наверх — сказал он. — Пожалуй, лучше вернуться назад, на наш старый маршрут и искать дорогу на север. Как по-вашему?

— Надо стать на ночлег, послышался ответ. — давайте отдохнем. Хватит с нас сегодня. Вернуться можно и завтра.

— Отлично — сказал предводитель, — тогда пусть двое из вас — Жозе и Маноель — отправятся за дровами для костра.

Люди разбили лагерь и расположились отдыхать, как вдруг из зарослей донеслись бессвязные возгласы и треск. Все вскочили на ноги и схватились за оружие. Из чащи выскочили Жозе и Маноель.

— Хозяин, хозяин, закричали они, — Путь наверх! Мы нашли его!

Бродя в невысоких зарослях в поисках дров для костра, они увидели высохшее дерево, стоявшее на берегу небольшого ручья. Лучшего топлива нельзя было и желать, и оба португальца направились к дереву, как вдруг на другом берегу ручья выскочил олень и тут же исчез за выступом скалы. Сорвав с плеч ружья, они со всех ног бросились за ним. Если бы они убили его, им хватило бы мяса на несколько дней! Животное исчезло, но за скалой они обнаружили глубокую расщелину в стене ущелья и увидели, что по ней можно взобраться на вершину горы.

И об олене и о дровах тотчас забыли. Лагерь был завернут, люди вскинули на плечи поклажу и отправились вперед, предводимые Маноелем. С удивленными возгласами искатели приключений один за другим вошли в расщелину, и убедились, что дальше она расширяется. Идти было трудно, хотя местами дно расщелины напоминало что-то вроде старой мостовой, а на ее гладких стенах виднелись полустершиеся следы обработки какимто инструментом. Друзы кристаллов и выходы белопенного кварца создавали у людей такое ощущение, будто они вступили в какуюто сказочную страну; в тусклом свете, скупо льющемся сверху через спутанную массу ползучих растений, все представлялось им b *(, же волшебным, как тогда, когда они впервые увидели горы.

Через три часа мучительно трудного подъема, ободранные, задыхающиеся, они вышли на край уступа, господствующего над окружающей равниной. Путь отсюда до гребня горы был свободен, и скоро они стали влечем к плечу на вершине, пораженные открывшейся перед ними картиной. Внизу под ними, на расстоянии примерно четырех миль (7,5 км) лежал огромный город.

Они отпрянули и бросились под укрытие скал, надеясь, что жители города не заметили их фигур на фоне неба: это могло быть поселение ненавистных испанцев. Перед ними мог быть и Куско — древняя столица Перу, где жили инки высокоцивилизованный народ, сопротивлявшийся вторжению европейских захватчиков. А может, это просто португальская колония? Или остатки Орижес Прокажес — оплота таинственных тапуйя — народа, который обнаруживал несомненные признаки некогда высокой цивилизации.

Рапозо ползком поднялся на гребень скалы и лежа осмотрел местность вокруг. Горная цепь простиралась с юго-востока на северо-запад; дальше к северу виднелся подернутый дымком сплошной лесной массив. Прямо перед ним расстилалась обширная равнина, вся в зеленых и коричневых пятнах, местами на ней блестели озера. Каменистая тропа, по которой они пришли, продолжалась на другой стороне хребта и, спускаясь вниз, выходила за пределы видимости, потом появлялась снова, извиваясь, проходила по равнине и терялась в растительности, окружавшей городские стены. Никаких признаков жизни не было видно. В спокойном воздухе не поднимался ни один дымок, ни один звук не нарушал мертвой тишины.

Рапозо быстро подал знак своим спутникам, и один за другим они перелезли гребень горы и укрылись за кустарником и утесами. Затем отряд начал осторожно спускаться по склону в долину и, сойдя с тропы, стал лагерем возле небольшого ручья с чистой водой.

В эту ночь не зажигались костры, люди говорили шепотом. После долгих лет, проведенных в диких местах, они испытывали благоговейный страх при виде признаков цивилизации и не были уверены в своей безопасности. Вечером, за два часа до наступления ночи, Рапозо послал двух португальцев и четырех негров на разведку — выяснить, что за народ живет в этом таинственном месте.

Взволнованно ожидали возвращения посланцев остальные; малейший шум в лесу, будь то жужжание насекомого или шелест листвы, казался зловещим. Но разведчики вернулись ни с чем. За отсутствием надежного укрытия они не рискнули слишком близко подойти к городу, и им не удалось обнаружить никаких признаков жизни.

Индейцы, состоявшие в отряде были озадачены не меньше Рапозо и его спутников. Некоторые места для них были запретными и ими овладело беспокойство.

Однако утром после восхода Солнца Рапозо удалось уговорить одного из них пойти на разведку. И хотя люди плохо спали накануне ночью, они не смогли отдохнуть и днем, все время думая о судьбе своего посланца. В полдень индеец вернулся. Он был очень испуган, и утверждал, что город необитаем. Было слишком поздно, чтобы двигаться вперед в этот же день, поэтому отряд провел еще одну беспокойную ночь в лесу, прислушиваясь к странным звукам вокруг и готовый в любой момент встретить лицом к лицу неведомую опасность.

На следующий день утром Рапозо выслал вперед авангард из четырех индейцев и последовал за ними с остальными людьми. Jогда они приблизились к поросшим травой стенам, индейцыразведчики встретили их с тем же докладом — город покинут. Теперь уже с меньшей осторожностью они направились по тропе к проходу под тремя арками сложенными из огромных каменных плит. Столь внушительной была эта циклопическая постройка (возможно, схожая с той, которую можно видеть в Саксауамане в Перу), что никто не осмелился заговорить. Крадучись, отряд скользнул под потемневшие каменные своды. Сверху, под центральной аркой, в растрескавшемся от непогоды камне, были высечены какие-то знаки. Несмотря на свою необразованность, Рапозо все же смог разобрать, что это не современное письмо. Глубокой древностью веяло от всего этого, и Рапозо стоило большого труда хриплым и неестественным голосом отдать приказ двигаться дальше.

Арки все еще были в прекрасной сохранности, лишь одна или две колоссальные подпоры слегка сдвинулись со своих оснований. Люди пошли под арками и вышли на широкую улицу, усеянную обломками колонн и каменными глыбами, облепленными растениямипаразитами тропиков. С каждой стороны улиц стояли двухэтажные дома, построенные из крупных каменных блоков, не скрепленных известкой, но подогнанных друг к другу с невероятной точностью; портики, суживающиеся к верху и широкие внизу были украшены искусной резьбой, изображающей демонов.

Мы не можем игнорировать это описание, сделанное людьми, которые не видели Куско, Саксауамана и других поразительных городов древнего Перу — городов, которые существовали еще задолго до того, как в них пришли инки [сейчас считается что оба этих города были построены именно инками]. То, что увидели и рассказали Рапозо и его люди, вполне совпадает с тем, что мы можем видеть в наши дни. Необразованные искатели приключений вряд ли смогли бы сочинить рассказ, так точно подтверждаемый обнаруженными ныне остатками циклопических строений, ставших известными всему миру.

Повсюду виднелись руины, но было много и уцелевших домов с крышами, сложенными из больших каменных плит, еще державшихся на месте. Те из пришельцев, которые осмелились войти внутрь и попробовали подать голос, тут же выскочили обратно, напуганные многоголосным эхо, отражавшимся от стен и сводчатых потолков. Трудно сказать, сохранились ли тут какиенибудь остатки домашнего убранства, так как в большинстве случаев внутренние стены обрушились, покрыв пол обломками, а помет летучих мышей, накапливавшийся столетиями, образовал толстый ковер под ногами. Город выглядел настолько древним, что такие недолговечные предметы как обстановка и произведения ткацкого искусства, должны были давным-давно истлеть.

Сгрудившись, словно стадо испуганных овец, люди направились дальше во улице и дошли до широкой площади. Здесь в центре возвышалась огромная колонна из черного камня, а на ней отлично сохранившаяся статуя человека; одна его рука покоилась на бедре, другая, вытянутая вперед, указывала на север. Величавость монумента глубоко поразила португальцев, и они благоговейно перекрестились. Покрытые резьбой и частично обрушенные обелиски из того же черного камня стояли по углам площади, а одну ее сторону занимало строение, столь прекрасное по форме и отделке, что оно могло быть только дворцом, его стены и кровля во многих местах обрушилась, но большие квадратные колонны были целы. Широкая каменная лестница с выщербленными ступенями вела в обширный зал, где на стенах и резных украшениях все еще сохранялись следы росписи. Несметное количество летучих мышей кружило в тускло освещенных комнатах, едкий запах их помета перехватывал дыхание.

Португальцы были рады выбраться на чистый воздух. Над главным входом они заметили резное изображение юноши. У него было безбородое лицо, голый торс, лента через плече, в руки щит. Голова была увенчана чем-то вроде лаврового венка, наподобие тех, что они видели на греческих статуях в Португалии. Внизу была надпись из букв, удивительно походивших на древнегреческие. Рапозо переписал их на дощечку и воспроизвел в своем повествовании.

Напротив дворца находились руины другого огромного здания, очевидно храма. Уцелевшие каменные стены были покрыты стершийся от времени резьбой, изображающей людей, животных и птиц, а сверху портала опять была надпись, которую, насколько мог точно, скопировал Рапозо или кто-то другой из его отряда.

Кроме площади и главной улицы город был совершенно разрушен. В некоторых местах обломки зданий оказались прямотаки погребенными под целыми холмами земли, на которых, однако, не росло ни травинки. То тут то там путникам встречались зияющие расщелины, и когда они бросали в них камни, звука падения на дно не было слышно. Не оставалось сомнений в том, что разрушило этот город. Португальцы знали, что такое землятресение и какие оно может принести разрушения. Вот здесь, на этом месте, ряд зданий был поглощен целиком, осталось только насколько резных каменных блоков как указание на то, где они стояли. Нетрудно было представить себе картину бедствия, постигшего великолепный город: падающие колонны и каменные плита весом от 50 и более тонн, за несколько минут уничтожившие результату упорного тысячелетнего труда.

С одной стороны площадь упиралась в берег реки, ярдов в 30 шириной, спокойно текущей в прямом направлении с северозапада и исчезавшей в отдаленном лесу. Когда-то берег реки окаймляла набережная, но теперь ее каменная кладка была разбита и по большей части обрушилась в воду. По другую сторону реки лежали некогда обрабатываемые поля, ныне густо поросшие грубой травой и цветами. На мелких болотах вокруг буйно рос рис[считается, что рис появился а Америке в 17 веке] и кишмя кишели утки.

Рапозо и его спутники переправились вброд через речку, пересекли болота и направились к одиноко стоящему примерно в четверти мили от реки здании, причем утки едва давали себе труд сдвинуться с места, чтобы уступить им дорогу. Дом стоял на возвышении, и к нему вела каменная лестница с разноцветными ступенями. Фасад дома простирался в длину не менее чем на 250 шагов. Внушительный вход за прямоугольной каменной плитой, на которой были вырезаны письмена, вел в просторный зал, где резьба и украшения на редкость хорошо сохранились, вопреки разрушительному действию времени. Из зала открывался доступ в 15 комнат, в каждой из которых находилась скульптура вылеченная из камня змеиная голова, изо рта которой струилась вода, падающая в открытую пасть другой змеиной головы, расположенной ниже. Должно быть, этот дом был школой жрецов.

Хотя город был необитаем и разрушен, на окрестных полях можно было найти гораздо больше пищи, чем в девственном лесу, поэтому не удивительно, что никто из путников не желал покидать это место, хотя оно внушало всем ужас. Надежда обрести здесь вожделенные сокровища пересиливала страх, и она еще более окрепла, когда Жоан Антонио, единственный член отряда, чье имя упоминается в документе, нашел среди битого камня небольшую золотую монету. На одной ее стороне был изображен коленепреклонный юноша, на другой — лук, корона и какой-то музыкальный инструмент.

Здесь должно быть полная золота, сказали они сами себе; когда жители бежали, они, конечно, взяли с собой лишь самое необходимое.

В документе есть намек о находке сокровищ, но никаких подробностей не сообщается. Очень может быть, что гнетущая атмосфера несчастья слишком сильно сказалась на нервах и без того чрезвычайно суевериях путников. Возможно, им помешали миллионы летучих мышей. Во всяком случае мало вероятно, чтобы они забрали с собой много золота и драгоценностей. Ведь если они хотели снова увидать цивилизованный мир, им предстоял исключительно тяжелый путь, и ни один из них не горел желанием наваливать на себя что-либо сверх того снаряжения, которое у него уже было.

Собирать рис в болотах и охотиться на уток, если только это можно назвать охотой, было опасным занятием. Анаконды, достаточно крупные, чтобы удушить человека встречались здесь на каждом лагу; повсюду было полно ядовитых змей, привлекаемых обильным кормом — птицами и тушканчиками, «прыгающими, словно блохи, крысами» [тушканчиков в Америке нет, скорее всего имеются в виду мешетчатые крысы], как описывает их повествователь. Равнина была наводнена дикими собаками крупными серыми животными величиной с волка, и тем не менее ни один человек не захотел спать в черте города. Лагерь разбили перед воротами, через которые они поначалу вошли; отсюда при заходе солнца они наблюдали, как легионы летучих мышей появлялись из разрушенных зданий и растворялись в сумерках, издавая крыльями сухой шелест, напоминающий первый вздох надвигающегося шторма. Днем небо буквально чернело от ласточек, охотившихся за насекомыми.

Франциско Рапозо не знал, где они находятся. В конце концов он решил идти вдоль реки через лес в надежде, что индейцы будут помнить ориентиры на местности, если он вернется с надлежаще экипированной экспедицией, чтобы забрать богатства, погребенные под развалинами. Пройдя пятьдесят миль вниз по реке, они наткнулись на большой водопад и в прилегающей к нему скале заметили отчетливые следы горных разработок. Здесь португальцы пробыли довольно долго. Дичи было сколько угодно.

Несколько человек свалились в лихорадке, индейцы нервничали, предполагая в окрестностях наличие враждебных племен. Ниже водопада река становилась более широкой и разбивалась на несколько болотистых рукавов, как это обычно для южноамериканских рек.

Разведка показала, что исследовать отверстия в скалах, которые они приняли за шахты, им не под силу. Однако вокруг было разбросано некоторое количество богатой серебром руды. Тут и там встречались пещеры, высеченные в скалах рукой человека, некоторые из них были завалены громадными каменными плитами с высеченными на них странными иероглифами. Возможно, эти пещеры являлись гробницами строителей города и высших жрецов. Попытки отодвинуть их с места не увенчались успехом.

Португальцы уже вообразили себя богатыми людьми и решили не говорить о своем открытии никому, кроме вице-короля, у которого Рапозо был в величайшем долгу. Они вернуться сюда как можно скорее, вступят во владение копями и заберут все сокровища города. Тем временем группа разведчиков отправилась исследовать район вниз по течению реки. После девятидневных скитаний по протокам и заводям смельчаки увидели лодку, в которой сидели двое «белых людей» с длинными черными волосами, одетых в какую-то странную одежду Чтобы привлечь внимание, /.`bc# +lfk выстрелили, но лодка стала быстро удаляться и скоро скрылась из виду. Измотанные длительными обходами болот, боясь продолжать разведку еще ниже по реке с таким небольшим отрядом, они вернулись назад к водопаду.

Теперь, когда он и его спутники были так близки к обладании сокровищами, Рапозо чувствовал особую необходимость быть осторожным. Желая избежать встречи с воинственно настроенными индейцами, он двинулся на восток. После нескольких месяцев тяжелого пути они вышли к реке Сан Франциску, пересекли ее по направлению к Парагуасу и достигли Баии. Отсюда Рапозо послал вице-королю дону Луис-Перегрину-деКарвалхо-Менезес-де-Атаиде документ, откуда и взят этот рассказ.

Вице-король ничего не стал предпринимать, и неизвестно, вернулся ли Рапозо к месту своего открытия. Во всяком случае о нем больше ничего не было слышно. Около ста лет документ пылился в архивах Рио-де-Жанейро, пока тогдашнее правительство не обратило на него внимания и не поручило одному молодому священнику провести расследование Однако расследование велось без знания дела и ни к чему ни привело. Трудно было чиновникам, слепо приверженным догматам всемогущей католической церкви, хоть отчасти поверить в идею существования древней цивилизации. Египет в те дни еще был загадкой, а религиозное рвение, с которым преднамеренно уничтожались бесценные рукописи Перу и Мексики было в порядке вещей.

Мне известно, что древний город, найденный Рапозо, не единственный в своем роде.

В 1913 году покойный британский консул в Рио-де-Жанейро был приведем в подобный же город одним полукровным индейцем. Этот город, более доступный, располагался в негористой местности и был глубоко схоронен в лесах. Его отличительным признаком также была статуя на большом черном пьедестале посередине площади. К несчастью, налетевший ливень буквально смыл их вьючное животное, и им пришлось немедленно вернуться во избежание голодной смерти.

Помимо этих двух есть и другие затерянные города; существует еще один осколок древней цивилизации. Народ, ее создавший, деградировал, но все еще хранит реликвии забытого прошлого в виде мумий, пергаментов и гравированных металлических пластин. Это город, подобный выше описанному, но гораздо меньше разрушенный землетрясениями и не такой доступный. Иезуиты знали о нем, знал о нем и один француз, который в нашем столетии сделал несколько безуспешных попыток добраться до него. Его примеру последовал некий англичанин, много путешествующий по внутренним областям страны и узнавшей о существовании этого города из некоего старого документа, находящегося на хранении у иезуитов. У него был быстро прогрессировавший рак, и он то ли умер от этого недуга, то ли пропал без вести…

Сообщаемые мной подробности за пределами южной Америки неизвестны. Более того, об этой загадке мало знают даже в тех странах, которые она затрагивает самым непосредственным образом. Однако и местные, и работающие в Бразилии ученые широкой эрудиции сходятся во мнении, что, лишь признав существование древней забытой цивилизации, можно найти ключ к разгадке тайн замечательной керамики и надписей, которые недавно были обнаружены. Ученым известны легенды, имевшие хождение во времена конкисты и они отдают себе отчет в том, каком огромные лесные массивы еще не исследованы.

Один выдающийся бразильский ученый пишет, что в результате своих исследований, он пришел к такому убеждению: «…В отдаленнейшие века коренное население Америки жило в стадии цивилизации, значительно отличающейся от существующей ныне. В следствие множества причин эта цивилизация выродилась и исчезла, и Бразилия является страной, где еще можно искать ее следы. Не исключено, — добавляет он, — что в наших пока что малоисследованных лесах могут существовать развалины древних городов.

Основатель Института истории в Рио-де-Жанейро генерал Куна Маттос решительно поддержал эту точку зрения?»

Так писал П.Г.Фосетт. Долгие годы он исследовал дебри южноамериканского материка. Ему рассказывали о пещере поблизости от Вильяррика в верховьях Параны, где можно увидеть удивительные рисунки и надписи на неведомом языке. В то время Фосетту еще не было известно о бразильском документа 175З года, ничего не было известно об удивительном горном городе Мачу-Пикчу, позже открытом Хайрамом Бингэмом на реке Урубамба к северо-западу от Куско. Многими годами позже полковник Эрменежилду Гальвао рассказал Фосетту, будто вождь племени нахуква, обитающего между реками Шингу и Табатинга, знает про «город», где жили индейцы, у которых были храмы и обряды крещения. Тамошние индейцы рассказывали о домах с «освещавшими их звездами, которые никогда не угасали». Это был первый, но не последний раз, когда исследователь встретился с рассказами о неугасимых огнях, которые время от времени обнаруживают в древних домах, построенных во времена забытой цивилизации прошлого. Известны нам некоторые индейские племена в Эквадоре, которые по ночам освещают свои хижины светящимися растениями, но Фосетт был убежден, что это совершенно разные вещи. Он думал, что древним был знаком принципиально иной источник освещения, базирующийся на неизвестной энергии.

Время шло. В Гонгужи были открыты надписи на скалах; в лесах по берегам реки Прегиса обнаружили прекрасную глиняную посуду и нашли серебряную рукоять старинного меча. Около Конкисты один старик, возвращаясь из Ильеуса, потерял ночью быка; он пошел по тропе через лес и вдруг оказался на площади древнего города. Пройдя под арками, он попал на мощенные камнем улицы, а в середине площади увидел статую человека. Испугавшись, он убежал из руин.

Все это, особенно рассказы о городе и о рукоятке меча наводили Фосетта на мысль, что старик, возможно, попал в город, открытый Рапозо в 1753 году хотя его близость к населенным местам не вяжется с описанием того долгого пути, который Рапозо проделал, возвращаясь в Баню. По расчетам Фосетта город Рапозо должен был бы находиться где-то около точки с координатами 11 градусов 30 минут южной широты и 42 градуса 30 минут западной долготы.

Поговаривали также о какой-то старой крепости, расположенной неподалеку от Риу-ди-Кобре. Считали, что она относится к инкскому периоду и в ней когда-то были статуи, теперь сильно поврежденные искателями кладов.

Некий метис с Риу-ди-Пейши переправился через Гонгужи неподалеку от Боа-Нова и заблудился в лесах Серра-Жерал, расположенных на востоке. Взобравшись на какой-то холм, чтобы как-то сориентироваться, он увидел недалеко на равнине древний город с арочными воротами. Он был так близко от города, что смог разглядеть на улицах и за городскими стенами индейцев, поэтому тотчас же благоразумно удалился. Фосетт считал, что это был тот самый город, который открыл человек, названный им Pапозо.

В 1924 году Фосетт, вернувшись из предпоследней своей экспедиции написал следующие строки:

«…Я познал горечь неудач, но дело постоянно продвигались вперед… случались у меня и разочарования. После экспедиции в Гонгужи я некоторое время сомневался в существовании древних городов, но затем увидел руины, свидетельствующие об истинности хотя бы части рассказов. Все еще представляется возможным, что моя цель «Z» с остатками исконного населения не что иное, как город в лесу, обнаруженный Рапозо в 1753 году. Он находится не на реке Шингу и не в Манту-Гроссу. Если нам суждено когда-нибудь достичь «Z», мы, вероятно, задержимся там на значительное время, ведь только безуспешные путешествия кончаются быстро. Наш нынешний маршрут начнется от Лагеря мертвой лошади (11 гр. 43 мин. ю. ш. и 5 гр. 35 мин. з. д.), где в 1921 году погибла моя лошадь, и пройдет примерно в северо-восточном направлении, к реке Шингу. По пути мы обследуем древнюю каменную башню, наводящую ужас на живущих окрест индейцев, так как ночью ее двери и окна освещены. Пересекши Шингу, мы войдем в лес где-то на полпути между этой рекой и Арагуайей. потом возьмем севернее по водоразделу до 9-10 гр. ю. ш. Затем направимся к Санта-Марияду-Арагуайя и оттуда по тропе пойдем к реке Токантинс у ПортуНасионал или Педру-Афонсу. Наш путь проляжет между 10 гр. 30 мин. и 11 гр. ю. ш. до высокогорья между штатами Гояс и Баия к совершенно неисследованному и, если верить слухам, густо заселенному дикарями району, где я рассчитываю найти следы обитаемых городов. Горы там довольно высоки. Затем мы пройдем горами между штатами Баня и Пиауи к реке Сан Франциску, пересечем ее где-то около Шики-Шики, и, если хватит сил, посетим старый покинутый город 1753 года, который лежит примерно на 11 гр. 30 мин. ю. ш. и 42 гр. 30 мин. з. д. На этом наша экспедиция закончится, и, выйдя к железной дороге, мы поездом поедем до Бани.

…Бывший британский консул в Рио полковник О’Салливан Бэр, в чьей добропорядочности я нисколько на сомневаюсь, указал мне — насколько точно позволяли никуда не годные карты района — местоположение развалин города, к которому в 1913 году его проводил Кабоколо. Ему не приходилось пересекать реку Сан Франциску — его город был расположен гораздо восточнее ее, в 12 днях пути от Баии. Сан Франциску веками ассоциировали с легендами о белых индейцах, и вполне возможно, что авангард Рапозо видел двоих в белых одеждах где-то между устьем РиуГранди и Шики-Шики. С тех пор вторгнувшаяся сюда цивилизация могла удерживать индейцев в долине, за безводным поясом. Там, между реками Шингу и Арагуайя должны быть удивительные вещи…»

В то время Фосетт имел беседу с одним французом, который несколько лет искал легендарные серебряные рудники Мурибеки. Он утверждал, что исходил весь этот район вдоль и поперек, что эта местность населена цивилизованными поселенцами повсюду, где есть вода, что настоящих лесов там нет и никаких развалин не может быть. По его словам, он обнаружил лишь выветрившуюся, причудливых форм, формацию песчаника, которую можно было принять на расстоянии за развалины, и был уверен, что именно ее группа Рапозо приняла за город и выдумала все остальное. Пьяница-француз не внушил Фосетту доверия. Кроме того, о французе говорили, что он никогда на выходил больше чем на 2 3 недели зараз, что явно мало для основательного исследования, но младший сын Фосетта утверждает, что исследуя потом этот ` ).-, он много слышал об исследованиях этого француза и согласен с ним в оценке местности.

Последняя экспедиция Фосетта состояла из трех человек: самого Фосетта, его старшего сына Джека и друга Джека Рэли Раймела. Вот выдержка из письма от 14 апреля 1925 года: «после обычных задержек, свойственных этой стране, мы наконец готовы оправиться через несколько дней. Мы выходим, глубоко веря в успех… Один мой знакомый со скотоводческого ранчо рассказал, что, будучи мальчиком, он сидел как-то со своими родителями на веранде дома, находящегося в шести днях пути отсюда, и время от времени слышал странные шумы, доносившиеся из леса на севере. Он говорит, что это было что-то вроде свиста, как от ракеты или большого снаряда, а затем падающего в лес с этаким «бум-м-буумм» Он не знает, что это такое, и мне думается, что речь идет о каком-то метеорологическом феномене, связанном с высокогорными вулканическими областями, подобном тому, какой имел место в Дарджилинге; там между порывами муссона слышались звуки, которые принимались жителями за артиллерийскую канонаду. В других местах этого возвышенного района также слышались звуки «бум-бум» и какие-то всхрапы, наводящие ужас на тех, кто слышит их.

Мой знакомый говорит, что неподалеку от ранчо, на реке Паранатинге, есть длинная прямоугольная скала, в которой проделаны три сквозных отверстия, причем среднее закрыто и вроде как замуровано с обеих сторон. За скалой можно увидеть тщательно скрытую надпись из 14 странного вида иероглифов. Мой знакомый обещает провести нас туда, чтобы сфотографировать надпись. Индеец с ранчо знает другую скалу, покрытую такими же знаками, и мы собираемся обследовать и эту скалу. Другой человек, живущий чападе — высоком плато, расположенном прямо на север отсюда и являющемся когда-то побережьем древнего острова, сказал мне, что видел скелеты крупных животных и окаменелые деревья. Он знает о надписях и даже о фундаментах доисторических построек, находящихся на этой же чападе. Несомненно, мы на краю той области, которую ищем. В самом центре одной из обширных каменистых равнин поблизости отсюда возвышается большой камень в виде гриба — какой-то таинственный, непонятный монумент. Те древнее сооружение, которое стоит между «Z» и пунктом, где мы покинем цивилизованный мир, по описаниям индейцев, представляет собой нечто вроде толстой каменной башни. Они ее очень боятся, потому что, по их словам, видят по ночам свет, льющийся из ее дверей и окон! Я предполагал, что это и есть тот самый свет, который никогда не гаснет. Другим основанием страха служит то, что башня находится на территории троглодитов морсего народа, живущего в ямах, пещерах, иногда в густой листве деревьев.

Не так давно, когда я впервые привлек внимание к МантуГросу своей деятельностью, образованному бразильцу, жителю этого города, совместно с армейским офицером было поручено нанести на карту одну из рек. Работавшие у них индейцы рассказывали, что на севере существует какой-то город, и вызвались провести их туда, если они не бояться встречи с ужасными дикарями. Город, как рассказывали индейцы, состоит из низких каминных зданий, имеет много улиц, пересекающихся под прямым углом; там будто бы есть даже несколько крупных зданий и огромный храм, в котором находится большой диск, высеченный из горного хрусталя.

На реке, которая протекает через лес, расположенный у самого города, есть большой водопад, и грохот его разносится — много лиг вокруг; ниже водопада река расширяется и образует огромное озеро, воды которого стекают неизвестно куда. Среди спокойных вод ниже водопада видна фигура человека, высеченная из белого камня (может быть кварца или горного хрусталя), которая ходит взад-вперед на месте под действием течения.

Это похоже на город 1753 года, но место, указываемое индейцами, совершенно не совпадает с моими расчетами. Мы сможем посетить его по пути, или, если позволят обстоятельства, пока будем находиться в «Z». Мой знакомый, хозяин ранчо, рассказал мне, что однажды он привез из Куябу индейца одного отдаленного и своенравного племени и стал водить его по большим церквам, думая, что они произведут на него впечатление. «Это пустяки! — сказал индеец. Неподалеку от мест, где я живу, есть здания куда больше, выше и красивее этих. У них тоже широкие двери и окна а посредине стоит высокий столб с большим кристаллом, который освещает светом все внутри и ослепляет глаза!..»

Экспедиция между тем уходила все дальше, 17 мая индейцы племени мехинаку подтвердили, что в трех неделях пути оттуда находится водопад, возле которого есть защищенная от воды вертикальная скала, разрисованная изображениями людей и лошадей. Они говорили о сторожевой башне, якобы расположенной на полпути к городу. Индейцы говорили, что все это построили их предки, хотя сам Фосетт связывает постройку городов не с людьми типа племени мехинаку — смуглого, по его словам полинезийского типа, а со светлым или краснокожим типом.

Последнее письмо Фосетта датировано 29 мая 1925 года. Он писал, что Джек в отличной форме, что у Рэли основательно побаливает нога, но он и не думает о возвращении. Письмо кончается словами «Тебе нечего опасаться неудачи».

Экспедиция Фосетта растворилась в лесу бесследно. Различные источники по-разному описывали гибель Фосетта и его спутников. Сам он не оставил точного маршрута экспедиции. «Если нам не удастся вернуться, говорил он, я не хочу, чтобы из-за нас рисковали спасательные партии. Это слишком опасно, если при всей моей опытности мы ничего не добьемся, едва ли другим посчастливится больше нас. Вот одна из причин, почему я не указываю точно, куда мы идем. Пробьемся ли мы, возвратимся назад или ляжем там костьми, несомненно одно: ключ к древней тайне Южной Америки и, возможно, доисторического мира, будет найден тогда, когда эти старые города будут разысканы и открыты для научного исследования. Что эти города существуют я знаю…»

Как пишет Л.А.Файнберг в комментариях к книге Фосетта «Неоконченное путешествие»:

«…среди книг, прочитанных Фосеттом были и такие авторы которых не стояли на уровне науки своего времени и приобрели известность лишь как создатели «диких» теорий о затонувших материках и тайнах исчезнувших племен. Как… отмечает… американский археолог и этнограф Р.Уокоп, авторы… не были преднамеренными лжецами, это скорее были мистики, одержимые навязчивыми идеями… «Профессионалы считают этих людей опасными лишь по тому, что их бредовые книги кружат головы многим читателям и внушают превратное представление о самом процессе научного исследования? (см. Р.Уокоп. Затонувшие материки и тайны исчезнувших племен». М., 1966, стр. 136.).

На основании этого Фосетт сформулировал свои собственные взгляды на древнюю историю Американского континента. К сожаление приходится констатировать что с течением времени они не подтверждаются, и, несмотря на то, что неплохо объясняют ,-.#(% загадки, вступают в серьезное противоречие с наблюдениями.

Так, Фосетт считал, что уже в эпоху существования в Америке человека ее физика — географический облик совершенно отличался от современного: она состояла из нескольких островов, одним из которых была восточная, или, точнее, северовосточная Бразилия. Одни из населяющих эти острова народов имели белый цвет кожи, другие были по своему антропологическому типу негроидами. Древний белый народ, условно называемый Фосеттом тольтеки, создал древние цивилизации не только в Мексике, но и в Андах. По этим же представлениям, индейцы языковой семьи тупи происходят из Полинезии и когда-то имели белый цвет кожи; кечуа говорят на языке, настолько родственном языку китайцев, что понимают последних. Эти и подобные им утверждения отвергались большинством археологов и этнографов уже в начале XX в., а отчасти и еще раньше — в конце XIX века…. Правда, в интересах истины надо признать, что некоторые гипотезы Фосетта были отвергнуты наукой лишь во второй половине двадцатого века. Но ведь загадки-то остались, и никто не пытается их объяснить!

С Южной Америкой связано и несколько совершенно бредовых историй, осветить которые, видимо, все-таки необходимо, так как в свое время они были весьма известны. Возможно читателям знакомо имя Эриха фон Дэникена. В своей книге «Посев и космос» рассказывается, как автор посетил в Эквадоре построенные пришельцами из космоса подземные туннели, как ему удалось увидеть огромный подземный зал со столом и стульями, золотыми статуями различных животных и библиотекой из золотых листов с выдавленными на них таинственными знаками. Дэникена якобы привел в эти пещеры их первооткрыватель, некий Хуан Морич. Изложено и представление Дэникена о том, как возникли пещеры с сокровищами. В доисторические времена А космосе произошла битва двух могущественных цивилизаций. Побежденные укрылись на Земле, построили систему убежищ, заодно методом генной инженерии создали из обезьяны человека и оставили нам в наследство свод своих знаний на золотых листах.

Как говорил сам Морич, экспедиция в пещеры на востоке Эквадора продлилась бы не менее двух недель. Но так как Дэникен был в Эквадоре всего неделю, Морич подвез его только к одному боковому входу в так называемый «подземный мир».

«Пусть Дэникен лжет сколько угодно, говорил Морич, k