Кайнозойская эра Земли. От Палеогена до наших дней

Самое название кайнозойская означает «новая жизнь». Да, действительно Кайнозойская эра — это новая жизнь, со своего начала более похожая на современность. В предыдущую геологическую эпоху  — мезозойскую — различий было больше.

Кайнозойская эра началась более 60 миллионов лет назад и разделяется на два периода: более ранний — третичный и позднейший — четвертичный, в котором мы с вами и живём.

Кайнозойская эра идет сразу после мезозоя. Конкретно она берет начало на границе мела и палеогена, когда на Земле случилось второе по масштабности катастрофическое вымирание видов. Знаменательна данная эра развитием млекопитающих, пришедших на смену динозаврам и прочим рептилиям, почти стопроцентно вымершим на рубеже этих эпох. В процессе развития млекопитающих выделился род приматов, из которых в дальнейшем произошел человек.

Периоды Кайнозойской эры

  • Палеоген (древний). Длительность – 42 млн. лет. Эпохи — Палеоцен (66млнт — 56млн лет тому назад), Эоцен (56млн — 34млн лет тому назад), Олигоцен (34 млн — 23млн лет тому назад)
  • Неоген (новый). Длительность – 21 млн. лет. Эпохи — Миоцен (23 млн — 5 млн лет тому назад), Плиоцен (5 млн — 2,6млн лет тому назад)
  • Четвертичный (Антропогеновый). Длится и сейчас. Эпохи — Плейстоценовая (2,6млн — 12 тыс лет тому назад), Голоценовая (12 тыс лет назад и до сегодняшних времен).

За время кайнозойской эры географические очертания континентов приобрели тот вид, который существует ныне. Североамериканский континент все более отдалялся от оставшейся лавразийской, а ныне – евроазиатской части глобального северного материка, а южноамериканский сегмент все более отдалялся от африканского сегмента южной Гондваны. Все больше отходили к югу Австралия с Антарктидой, индийский же сегмент все больше «выдавливало» к северу, пока, наконец, он не примкнул к южноазиатской части будущей Евразии, вызвав при этом подъем кавказской материковой части, а также во многом поспособствовав подъему из воды и остальной нынешней части европейского континента.

Климат кайнозойской эры постоянно суровел. Похолодание не было абсолютно резким, но все же не все группы животных и растительных видов успели привыкнуть к нему. Именно в течение кайнозоя были сформированы верхние и южные ледовые шапки в районе полюсов, а климатическая карта земли приобрела ту поясность, которую мы имеем на сегодняшний день. Она представляет собой ярко выраженный экваториальный пояс по земному экватору, и далее в порядке удаления к полюсам – субэкваториальный, тропический, субтропический, умеренный, и за полярными кругами соответственно арктический и антарктический климатические пояса.

Рассмотрим подробнее периоды кайнозойской эры.

Палеоген

Палеоген берет свое начало с великого мелового вымирания, датированного 66 млн. л. н. и продолжавшегося 43 млн. лет до отметки в 23 млн. л. н. Именно на данный период приходится становление и рассвет млекопитающих, как главного наземного вида. На протяжении всего периода материки продолжали расходиться в стороны, сформировался молодой Атлантический океан, а завершило палеоген первое серьезное похолодание.

В соответствии с решением Международного союза геологических наук палеоген принято подразделять на три отдела – Палеоценовый (Датский, Зеландский и Танетский ярусы), Эоценовый (Ипрский, Лютетский, Бартонский и Приабонский ярусы) и Олигоценовый (Рюпельский и Хаттский ярусы).

Кайнозойская эра

В процессе палеогенового периода Гондвана и Лавразия продолжали распадаться на составляющие и если на начало палеогена кое-где животные еще могли мигрировать из одних будущих глобальных континентов на другие, то к концу палеогена это уже полностью стало невозможным. Южная Америка полностью отделилась от Африканского континента, Северная Америка отошла от европейской части будущей Евразии, а на севере Гондвана окончательно распалась на Австралию, Антарктиду и п-ов Индостан, стремительно направившийся к южноазиатской части Евразии. За 40 млн. лет преодолев расстояние более 8 тыс. км, он благополучно достиг верхнего материка и воссоединился с ним. Северо- и южноамериканские и континенты расходились с Европой и Африкой со скоростью от 2 до 6 см в год, и к окончанию палеогена ширина атлантического океана уже составляла от 1 тыс. до 2,5 тыс. км.

На протяжении почти всего палеогенового периода кайнозойской эры климат держался теплый и влажный, хотя постоянная тенденция к похолоданию прослеживалась на всем его протяжении. Средние температуры в районе Северного моря держалась в пределах 22-26°C. Но к концу палеогена стало холодать все резче, и на рубеже с неогеном уже были сформированы северные и южные ледовые шапки. И если в случае северного моря это были отдельные области попеременно образовывающихся и тающих блуждающих льдов, то в случае с Антарктидой тут начал образовываться стойкий ледниковый щит, существующий и поныне. Средняя годовая температура в районе нынешних полярных кругов опустилась до 5°C.

Животные палеогена

С начала палеогена животный мир (рис. 1), в котором исчезли основные господствующие виды мелового периода, стал широко заселяться новыми видами. На смену вымершим аммонитам, белемнитам, рудистам, иноцерамам, ихтиозаврам, плезиозаврам, динозаврам и прочим группам мезозойских пресмыкающихся пришли млекопитающие, получившие с началом палеогена огромный толчок в развитии.

В морях развились новые разновидности брюхоногих и двустворчатых моллюсков, продвинулись в своем развитии и костистые рыбы. Особенно распространены были ниммулиты. Именно из известняков этих одноклеточных фораминифер были сложены древние египетские пирамиды. Наряду с ними были широко распространены и такие известковые одноклеточные водоросли, как кокколитофориды. Также значимая роль была отведена радиоляриям, диатомным водорослям и микроскопическим кремниевым жгутиковым.

Дно океанов и морей покрылось новыми губками. Их спикулы в некоторых местах скапливались и образовывали довольно масштабные по площади заросли, впоследствии развившиеся в своеобразные породы – спонголиты. Многочисленны были и кораллы, в основном относящиеся к склерактиниям. Имели место как мелководные, так и глубоководные их разновидности. Почти все рифовые коралловые массивы нынешнего тропического пояса зародились в середине палеогена – эоцене.

Наряду с такими костистыми рыбами, как скаты и акулы, в океанических глубинах палеогенового периода возникли и первые разновидности китовых, сирен и дельфиноподобных. Они стали первыми млекопитающими, решившими освоить океаническую и морскую водную среду.

От земноводных после мелового катаклизма остались лишь лягушки, жабы и немногочисленные гигантские саламандры. Пережили меловое потрясение и некоторые разновидности рептилий, такие как черепахи, змеи, крокодилы и ящерицы.

Кайнозойская эра

Рис. 1 – Животные палеогена

Основное разнообразие млекопитающих палеогена имело мелкие размеры, и было тесно связано с озерно-болотной и лесной растительностью. Ближе к середине палеоцена начало происходить ярко выраженное разделение основной массы разновидностей млекопитающих на такие систематизированные группы, как хищные, хоботные, копытные, насекомоядные, приматоподобные, грызуны и пр. Но ввиду того, что в большинстве своем они не спешили с развитием и так и остались довольно примитивными, многие из них вымрут уже в будущем неогене.

Расхождение материков привело к образованию на континентах своей специфической фауны. Так, к примеру, в Австралии и по сей день сохранились виды древних сумчатых млекопитающих, которые вымерли на остальных континентах еще в пору конца палеогена начала неогена. Довольно долго, на протяжении всего палеогена, сумчатые, как и неполнозубые и первые приматы существовали на южноамериканском континенте.

В тропических лесах ближе к миоцену развились гигантские млекопитающие носороги индрикотерии, и на смену бронтотериевой фауне пришла фауна индрикотериевая. Бронтотериевой фауну назвали из-за того, что ее составляли в основном представители разнообразных травоядных непарнокопытных бронтотериев, широко распространенных в середине палеогена по всем материкам и географическим зонам. В основном они питались сочной болотной растительностью и подолгу могли оставаться в воде.

Также бронтотериевая экологическая группировка состояла из древних носорогов аминодонтов, крупных свиноподобных эптелодонтов, примитивных парнокопытных антракотерий, тапирообразных и пр. Ареалом данных животных были влажные болотистые места, речные заиленные поймы, бессточные мелководные озера и влажные низины. Индрикотериевая экологическая группировка, получившая свое название от входившего в нее древнего гигантского носорога индрикотерия, имела большее количество видов и разновидностей. В нее вошли все обитатели саванн, заболоченных лесов и прочих болотистых ландшафтов.

Саванны в то время заселяли уже упомянутые 8-метровые индрикотерии и всевозможные мелкие грызуны. Наряду с ними редколесья обживали и пресноводные черепахи. Более влажные и заболоченные места были полны представителями бронтотериевой фауны – эптелодонтами, аминодонтами и антракотериями – свинообразными животными, отдаленно напоминавшими гиппопотамов. Древние болотные носороги аминодонты плодились в заиленных и заболоченных поймах рек, а древние свиноподобные эптелодонты неплохо чувствовали себя в различных прибрежных чащобах.

Начинали появляться такие новые формы, как хищные креодонты и первые предки лошадей, некрупные животные, имеющие на концах конечностей пальцеходящие копыта.

Разнообразен был и птичий мир. Множество птиц в эту пору осело на земле и стало вести наземный образ жизни. Таким образом, появились первые страусоподобные виды. В то время как в небе господствовали разновидности беззубых веерохвостых птиц, на суше расплодились крупные бегающие, отдаленно напоминающие страусов, хищные птицы диатримы.

С дальнейшим развитием цветковых растений все больше развивались и цветковые насекомые. В разы стало больше клещей, предков комаров и прочих кровососущих насекомых. Процветали бабочки и пластичатокрылые летающие насекомые, жуки, и всевозможные земляные виды членистоногих.

Растения палеогена

С изменением климатических условий менялись и растения палеогена (рис. 2). В палеогеновом периоде подавляющее количество растительных форм стало покрытосеменными. В зоне экватора на территориях материков произрастали влаголюбивые леса дождевой и муссонной направленности, во многом схожие с современными центральноамериканскими, западноафриканскими и индийскими джунглями. Основу данных лесов составляли пальмовые, фикусовые и сандаловые древесные разновидности. Далее к центральным областям эти леса сменяли саванны и редколесья. На территориях аридных поясов росли растения, характерные для саванн, в основном это были ксерофиты. На рубежах аридных поясов климат становился влажнее, что способствовало разрастанию растительности смешанных типов. По берегам водоемов раскинулись чащи дубовых узколистных лесов, под сенью которых произрастали лавровые. Кое-где такие леса часто перемежались с миртовыми и хвойными.

Рис. 2 – Растения палеогена

Для тропических широт в то время были свойственны вечнозеленые влаголюбивые формы лесной растительности, но кое-где имели место и растения умеренных поясов. Такая евразийская флора называется полтавской и наибольшее распространение она получила в южных и центрально-европейских областях, областях Кавказа, южного Урала, Казахстана. На протяжении почти всего палеогена тут доминировали вечнозеленые леса, имеющие сходство с лесами нынешнего Малайского архипелага. Состояли они преимущественно из пальмовых, банановых, сандаловых, драконовых и хлебных деревьев, то и дело перемежающихся с зарослями древовидных папоротников.

Ближе к полюсам в лесах начинали преобладать вечнозеленые дубы, миртовые, каштановые и кипарисовые деревья. Преобладали в них также секвойи, туя, араукарии, различные таксодиевые и лавровые. В некоторых местах еще сохранялись отдельные заросли цикадофитовых и гинкговых.

Поскольку в северных и южных широтах в то время вплоть до второй половины олигоцена все еще царил субтропический климат, здесь сформировалась флора, которую принято называть тургайской. В нижних частях нынешнего умеренного пояса попадались примеси тропических растений, но в основном до самых окраин Северного океана и на всей территории Антарктиды произрастали хвойно-широколиственные листопадные леса. Лишь в местах, где климат был чрезвычайно влажен, а дожди шли слишком часто (Шпицберген, Новосибирские острова, Канадский арктический архипелаг) хвойно-широколиственные листопадные леса сменялись зарослями секвой, таксодиума, тиса, сосновыми, кедровыми и пихтовыми лесами, каштановыми, кленовыми, платановыми и всевозможными ореховыми рощами. Но нередко между ними можно было повстречать и вкрапления пальмовых, миртовых, лавровых и магнолиевых.

Листопадные леса заполярных районов сбрасывали листву не с наступлением холодов, поскольку температурный режим зимних периодов в ту пору еще был выше нулевой отметки, а с наступлением полярной ночи. Вегетация на этом этапе прекращалась и голые растения, пережив долгую ночь, вновь начинали расцветать и обзаводиться листвой лишь с первым полярным рассветом. Установившийся во времена палеоцена и эоцена теплый климат вполне способствовал процветанию лесов на всей территории Антарктиды плоть до самого южного полюса. Ниже северного и выше южного полярных кругов резкий контраст между временами года вовсе отсутствовал, и поскольку на то время минусовых температур не существовало это способствовало распространению лесных массивов по всем континентальным территориям.

Но ближе к концу палеогена прогрессивно развилось повсеместное похолодание, что обусловило значительное смещение климатических зон ближе к экватору. Состав полтавской и тургайской флор стал скуден, поскольку с наступлением холодов исчезли все тропические и субтропические вечнозеленые растения. Усилилось влияние бореальных хвойных, возникли новые разновидности покрытосеменных. К началу неогена огромные массивы крайне южных и северных широт заросли березовыми, тополиными, ивовыми и ольховыми лесами. А в связи с расширением областей аридизации климата впервые к концу палеогена в зонах нынешнего умеренного климата возникли лесостепи и савано-степи.

Неоген

Неоген берет свое начало 23,3 млн. л. н., длится 20 млн. лет, и заканчивается на рубеже текущего четвертичного периода 2,5 млн. л. н. Во время неогенового периода навсегда перестал существовать древний океан Тетис.

Подразделы неогенового периода, его география и климатические особенности

В соответствии с решением Международного союза геологических наук от 2016 г принято подразделять неоген на два отдела – Миоцен, включающий в себя Аквитанский, Бурдигальский, Лангский, Серравальский, Тортонский и Мессинский ярусы, и Плиоцен, подразделяющийся на Занклский и Пьяченцский ярусы.

Кайнозойская эра

В течение неогена американские материки еще дальше отошли от формирующегося евразийского континента, в северо-восточной части Африки произошел ряд разломов, в результате чего появились Красное море и Аравийский полуостров. Образовались и приняли современные очертания такие горные цепи и массивы, как Альпийско-Гималайские, Кордильеры и Анды. Двигавшийся все дальше по направлению к нынешней Европе африканский материк стал причиной появления пиренейских, альпийских, крымских и карпатских горных массивов, горных систем Ирана и Турции. Соединившийся еще в Палеогене с ближневосточной частью будущего Евроазиатского материка дрейфующий континент Индостан продолжал двигаться в северном направлении, в связи с чем обусловил рост Гималайской горной цепи.

Продолжавший все дальше отдаляться от Африканского континента южноамериканский материк, наконец, в неогене натолкнулся на древнюю океаническую тихоокеанскую плиту Наска, что стало причиной образования нынешней горной цепи Анд. В связи с этим горнопреобразовательные процессы в данных регионах продолжаются и по сей день. Также поныне продолжаются начавшиеся в неогене тектонические процессы в зоне восточноазиатского пояса. Здесь идет попеременное поднятие, опускание и изменение островных дуг, сопровождающееся сильной сейсмической активностью и извержениями вулканов. Идет ускоренный процесс накопления толщ обломочных материалов. Именно в эпоху неогена был сформирован и Байкальский грабен, продолжением изгиба которого является нынешнее озеро Байкал.

В результате дальнейшего продвижения Африканского континента на север древнейший океан Тетис разделился на два огромных морских бассейна. И, если южный бассейн, располагавшийся на территории современного Ближнего Востока, имел связь с основным Мировым океаном, то северный (его принято называть Паратетисом) находился в полной изоляции, вследствие чего соленость его с течением времени все больше повышалась. К концу неогенового периода, в результате начавшихся глобальных горообразовательных процессов, Паратетис распался на ряд еще более мелких бассейнов, в результате которых и образовались будущие Черное и Каспийское моря, а также Средиземное море.

В результате того, что основной котлован Средиземного моря был изолирован от внешних океанов, вследствие отсутствия водных притоков около 5 млн. л. н. данный бассейн бывшего Паратетиса почти полностью испарился. Таким образом, на месте нынешнего Средиземного моря во время неогена существовала пересыхающая гигантская «ванна», то есть низменность, заполненная водой лишь частично, и опускающаяся на многие сотни метров относительно уровня Мирового океана.

В какой-то промежуток времени в одном из мест Гибралтарский хребет, соединяющий Африку с Европой и отделяющий воды Атлантики от Средиземноморской впадины, был нарушен, вследствие чего средиземноморский бассейн вновь начал заполняться водой и через несколько десятилетий воды Средиземноморья и Атлантики полностью сравнялись.

Климат

На начальном этапе неогена климат все еще оставался сравнительно теплым, но медленная тенденция к похолоданию все же сохранилась. Ледовые нагромождения северных морей стали таять все медленнее, пока не начал свое формирование и верхний северный щит. Климат в связи с похолоданием начал приобретать все более ярко выраженный континентальный окрас. Именно в этот период кайнозойской эры материки стали наиболее похожи на современные. Южная Америка соединилась с Северной, и как раз на данную пору климатическая зональность обрела схожие с современными признаками. К концу неогена в плиоцене на земной шар обрушилась вторая волна резкого похолодания.

Животные неогена

В морях и океанах неогена процветали простейшие фораминиферы и различные радиолярии. Многочисленны были двустворчатые и брюхоногие моллюски, необычайно размножились различные ракообразные, такие, к примеру, как остракоды. Разнообразны были всевозможные мшанки и иглокожие. В крайних северных и южных территориях в связи с похолоданием исчезли, а в центральных областях еще более и по-новому расцвели кораллы, наибольшая часть которых принадлежала к шестилучевым. Все более множились разновидности хордовых – костистых и хрящевых рыб, а также все более росло количество морских китоподобных, дельфиноподобных и тюленеподобных млекопитающих.

Чрезвычайно разнообразна была фауна наземных млекопитающих неогенового периода. В миоцене, когда местами еще сохранялась структура ландшафта палеогена, на большинстве континентов получила развитие анхитериевая фауна. Характерным представителем данной фауны был анхитерий, небольшое млекопитающее по размерам и строению наиболее близкое к нынешним пони. Это и был древний предок современных лошадей. Животные неогена (рис. 1) имели трехпалые конечности, а разнообразие видов анхитериевой фауны поражало. В нее входили предки, как уже было сказано, лошадей, медведей, носорогов, свиней, антилоп, оленей, грызунов, черепах, приматов и пр. Это были как представители лесной фауны, так и жители степей, саванн и редколесий. Они были экологически неоднородны в соответствии с климатическими условиями, в которых вынуждены были обитать, так, к примеру, для более жарких климатических зон более характерными были обезьяны, газели, антилопы, мастодонты и др. Когда в более суровых северных широтах более распространены были разновидности, успевшие обзавестись обильным шерстяным покровом.

Ближе к середине неогена на обширных территориях евроазиатского материка, Северной Америки и африканского континента стала отчетливо выделяться быстропрогрессирующая гиппарионовая фауна. Состояла она из первых древних лошадей, носорогов, хоботных, грызунов, бегемотов, жирафов, оленей, черепах, верблюдов, саблезубых тигров, гиен, первых человекоподобных обезьян и прочих хищников.

Главными представителями той фауны по праву считаются гиппарионы, лошади небольшого размера, все еще имеющие трехпалые конечности, пришедшие на смену анхитериям, и обитающие на открытых степных и саванных просторах. В силу строения своих конечностей данные животные неогена превосходно передвигались как в высоких степных травах, так и по болотным кочкам.

Кайнозойская эра

Рис. 1 – Животные и растения неогена

Преобладающими в гиппарионовой фауне были разновидности, обитающие именно на территориях степных, лесостепных и прочих открытых ландшафтов. К концу неогена гиппарионовая фауна почти повсеместно заменила анхитериевую. Состав ее еще больше расширился за счет увеличения численности поголовья таких разновидностей саванно-редколесных древних животных, как антилопы, различные страусиные, верблюдоподобные, жирафы, однопалые лошади.

Поскольку еще в палеогене связь между различными материками нарушилась, в связи с чем представители фауны более не могли мигрировать с континента на континент. Это стало причиной проявления разнородных провинциальных различий. К примеру, южноамериканский континент обильно был заселен различными копытными, грызунами и плосконосыми приматами сумчатого типа. Данная эндемичная фауна была характерна и для австралийского континента.

Растительность

В связи с похолоданием и тем, что климат начал приобретать все более континентальный окрас, ширились участки древних степей, саванн и редколесий, где в больших количествах паслись предки современных бизоньих, жирафоподобных, оленеподобных, свиней и прочих млекопитающих, на которых вели беспрестанную охоту древние кайнозойские хищники. Именно в конце неогена в лесах начали появляться первые предки человекоподобных приматов.

Не смотря на зимы полярных широт, в экваториальном поясе земли все еще буйствовала тропическая растительность. Наибольшим разнообразием выделялись широколиственные древесные растения. Состоящие из них, как правило, вечнозеленые леса перемежались и граничили с саванными и кустарниками прочих редколесий, впоследствии именно они дали разнообразие современной среднеземноморской флоре, а именно оливе, платанам, грецким орехам, самшиту, южной сосне и кедровым.

Разнообразны были и северные леса. Вечнозеленых растений тут уже не было, но в большинстве разрослись и прижились каштановые, секвойные и прочие хвойно-широколиственные и листопадные. Позднее в связи со вторым резким похолоданием на севере образовались обширные области тундры и лесостепей. Тундры заполонили все зоны с нынешним умеренным климатом, а места, где еще недавно буйно произрастали тропические леса, превратились в пустыни и полупустыни.

Антропоген (четвертичный период)

Четвертичный период (антропоген) берет свое начало 2,6 млн. л. н. и длится по сей день. За время, которое длится данный временной отрезок, случились три главные вещи:

  • планета вступила в новую ледниковую эпоху, в ходе которого резкие похолодания чередовались с потеплениями;
  • материки приняли свои окончательные нынешние очертания, сформировался современный рельеф;
  • на планете появился человек разумный.

Подразделы антропогена, геологические изменения, климат

Почти всю протяженность антропогена занимает отдел Плейстоцен, который по международным меркам стратиграфии принято делить на Гелазский, Калабрийский, Средний и Верхний ярусы, и Голоцен, берущий свое начало чуть больше 11 тыс. л. н. и длящийся и по сей день.Кайнозойская эра

В основе своей материки в нынешнем обличье сложились уже задолго до начала четвертичного периода, но именно в данный промежуток времени многие молодые горные цепи обрели нынешний вид. Береговая линия материков приняла нынешние очертания, а за счет попеременно наступавших и отступавших ледников сформировались крайние северные континентальные архипелаги, такие как канадский, о-ва Шпицберген, Исландия, Новая земля и пр. В ходе попеременных оледенений в некоторые промежутки времени уровень Мирового океана понижался до 100 метров.

Отступая, гигантские ледники антропогена оставляли за собой след из глубоких морен. В периоды самых максимальных оледенений общая площадь ледников превышала нынешние более чем втрое. Таким образом, можно сказать, что большие части Северной Америки, Европы и нынешней России была погребена под ледовыми толщами.

Стоит сказать, что нынешняя ледниковая эра в истории земли не первая. На протяжении нескольких миллиардов лет длилась первая историческая ледниковая эпоха, бравшая начало 1,5 млрд. л. н. в раннем протерозое. После продолжительного тепла на планету вновь обрушилось 270-миллионолетнее похолодание. Случилось это 900 млн. л. н. в позднем протерозое. Далее имело место еще одно значительное обледенение, длившееся на протяжении 230 млн. л. н. в палеозое (460 – 230 млн. л. н.). И вот теперь планета переживает очередное похолодание, начало которого принято относить к 65 млн. л н. Оно постепенно набирало силу и еще не известно, пережила ли кайнозойская глобальная ледниковая эпоха свой апогей низких температур.

Рис. 1 – Антропоген (четвертичный период)

За время текущей ледниковой эпохи случилось великое множество потеплений и похолоданий, и как утверждают ученые, на данном промежутке времени Земля переживает стадию потепления. По их подсчетам последнее похолодание сменилось потеплением от 15 до 10 тыс. л н. Во времена сильнейших оледенений плейстоцена линия ледников опускалась от 1500 до 1700 км южнее нынешней черты.

Климат антропогена был подвержен многократным колебаниям. В те времена, когда ледники наступали, климатические зоны сужались и отступали ближе к экватору, и, наоборот, в периоды потеплений и массового таяния ледников, умеренный пояс распространялся до самых северных континентальных окраин и, как следствие, ширились и остальные климатические пояса.

Климат

В антропогеновом периоде неожиданные потепления чередовались со столь же резкими похолоданиями. Границы ледниковой зоны антропогена порой доходили до 40° северных широт. Под северной ледниковой шапкой находились Северная Америка, Европа вплоть до Альп, скандинавский полуостров, Северный Урал, Восточная Сибирь. Также в связи с оледенением и таянием ледовых шапок происходило то спад, то вновь наступления моря на сушу. Периоды между оледенениями сопровождались морской регрессией и мягким климатом. На данный момент имеет место один из таких промежутков, который должен смениться не позднее чем через ближайшую 1000 лет следующим этапом обледенения. Оно будет длиться приблизительно 20 тыс. лет, пока вновь не сменится очередным периодом потепления. Здесь стоит отметить, что чередования промежутков может произойти и гораздо быстрее, а может и вовсе нарушиться ввиду вмешательства в земные природные процессы человека. Вполне вероятно, что кайнозойскую эру может завершить глобальная экологическая катастрофа сродни той, что вызвала гибель множества видов в пермском и меловом периодах.

Животные четвертичного периода

Среди беспозвоночных в плейстоцене четвертичного периода необычайно развились всевозможные улитки и прочие сухопутные моллюски. Подводный же мир был во многом схож с предыдущим неогеном. Начинал приобретать схожесть с настоящим и мир насекомых, но самым интересным метаморфозам был подвержен мир млекопитающих.

С начала антропогена широкое распространение получили разновидности слоноподобных. В начале плейстоцена они заселяли огромные территории Евразийского континента. Некоторые их виды в высоту достигали 4 м в холке. Все чаще в северных частях континентов стали появляться виды слонов, покрытых длинной шерстью. К середине плейстоцена мамонтовые были уже самыми обычными и наиболее распространенными представителями северных тундровых широт. Мигрировав по льдам Берингового пролива в один из очередных отрезков похолодания на Аляску, мамонты расплодились и на всей части североамериканского континента. Как считается, мамонты произошли от трогонтериевых слонов, на границе неогена и плейстоцена, широко распространенных в степных широтах.

В южных широтах, как Северной Америки, так и Евразии широко были распространены другие виды слоновых. Среди прочих особо выделялись гигантские мастодонты. Что характерно, эти представители слоновьих на территории евразийского материка полностью вымерли к концу плейстоцена, в то время, как на американском континенте они благополучно пережили все этапы оледенения Земли.

Среди прочих гигантов четвертичного периода также выделялись носороги. Их шерстистые разновидности заселяли тундростепи раннего и среднего антропогена наряду с мамонтами.

Многочисленны были животные четвертичного периода из разряда лошадиных. Что характерно, древний потомок лошадей был родом из североамериканской части Пангеи. После раскола материка и прекращения миграции животных между американским и евроазиатским сегментами лошадиные полностью вымерли на североамериканском материке, и эволюционировали лишь те их виды, которые успели мигрировать на евроазиатский континент. Впоследствии они вновь появились в Америке лишь благодаря человеку.

Наряду с лошадиными, в больших количествах населявшими европейско-азиатские саванны, в периоды потеплений антропогена активность проявляли и гиппопотамы. В больших количествах их останки были найдены на островах Великобритании. Многочисленны были и различные парнокопытные разновидности оленей, самым распространенным из которых был ирландский большерогий. В размахе его рога порой достигали до 3 метров.

В четвертичном периоде появились первые козлиные, среди которых наиболее многочисленными были горные разновидности. Появились первые туры, прародители домашних быков. На степных просторах паслись огромные пастбища всевозможных косуль, зубров, овцебыков, южнее появились первые разновидности верблюжьих.

Также, наряду с травоядными, развивался и отряд хищников. К примеру, разнообразных медвежьих можно было встретить как на заснеженных участках северных широт, так и в тундровых лесах. Многие из них обитали и южнее, спускаясь до степной полосы умеренных широт. Множество из них, населявших пещеры ледникового плейстоцена, не смогли выжить в холодных условиях Арктики того времени, но, так или иначе, многие их разновидности благополучно дожили и до сегодняшних дней.

Многочисленны были в северных районах такие смертоносные хищники антропогена (рис. 2), как саблезубые тигры, и пещерные львы, которые были значительно массивнее и крупнее и опаснее своих современных сородичей. Нередко эти опасные хищники становились темами творчества древних наскальных художников.

Рис. 2 – Хищники четвертичного периода

Также в числе прочих фауну четвертичного периода представляли и прочие разнообразные виды, такие как гиены, волки, лисы, еноты, росомахи и пр. Имело место и большое количество грызунов в лице леммингов, сусликов, бобров различных разновидностей, вплоть до гигантских Trognotherium cuvieri.

Большим разнообразием отличалось и царство пернатых, среди которых выделялись как летающие, так и нелетающие разновидности.

К концу плейстоцена вымерло множество разновидностей млекопитающих, ранее населявших тундростепи. К таким млекопитающим четвертичного периода можно отнести:

  • на территории Южной Америки – броненосца тетикуруса, гигантскую саблезубую кошку смилодон, копытных макраухений, ленивцев мегатерий и пр.;
  • на территории Северной Америки – последних представителей птиц-тиранов или фороракосов – титанисов Уоллера, многих представителей копытных, таких как американские лошади, верблюды, степные пека́ри, олени, быки и вилорогие антилопы;
  • на территории тундростепей Евразии, Аляски и Канады – мамонтов, шерстистых носорогов, большерогих оленей, пещерных львов и медведей.

В голоцене вымерли такие птичьи нелетающие разновидности, как дронты, эпиорнисы, исчезла из морских глубин гигантское тюленеподобное стелларова корова.

Животные кайнозойской эры в период антропогена вместе с растительностью были оттеснены к югу попеременно наступающими с севера льдами. Основная роль по-прежнему принадлежала млекопитающим, проявившим поистине чудеса приспосабливаемости. С наступлением холодов появились массивные поросшие шерстью животные, такие как мамонты, мегалоцеросы, носороги и пр. Также сильно расплодились всевозможные медведи, волки, олени, рыси. В связи с чередующими волнами похолоданий и потеплений животные были вынуждены постоянно мигрировать. Вымерло огромное количество видов, так и не успевших приспособиться к наступившему похолоданию.

На фоне данных процессов кайнозойской эры развивались и человекоподобные приматы. Они все больше совершенствовали свои навыки во владении всевозможными полезными предметами и орудиями труда. В какой-то момент они стали использовать данные орудия в целях охоты, т. е. впервые орудия труда обрели статус именно оружия. И с данных пор над различными видами животных нависла настоящая угроза истребления. А многие животные, такие как мамонты, гигантские ленивцы, североамериканские лошади, считавшиеся первобытными людьми промысловыми, были полностью уничтожены.

Растения антропогена

Климат плейстоцена с постоянными чередованиями ледниковых и межледниковых промежутков оказывал неблагоприятное воздействие на растения антропогена, произраставшие в северных континентальных широтах. Климатический жизненный барьер с наступлением похолоданий порой был вынужден смещаться до черты 40° с. ш., а местами и еще ниже. На протяжении последних двух с лишним миллионов лет растительность вынуждена попеременно то отступать до вышеозначенных широт, то вновь разрастаться вплоть до берегов Северного Ледовитого океана. В результате похолодания многие теплолюбивые растения, которые вели свой род еще со времен триаса, были обречены на вымирание. С исчезновением многих разновидностей трав, кустарников и прочих растений связано и вымирание многих видов животных антропогена. Поэтому не стоит всю вину за исчезновение таких видов, как тот же мамонт, возлагать целиком и полностью на плечи древних людей.

В ледниковые эпохи четвертичного периода южнее оконечности ледников обретали существование три полосы растительности – тундровая, степная и таежная. Тундра была покрыта мхами и лишайниками, южнее начинали расти карликовые березы, полярные ивы, альпийские серебрянки. Для тундры также типичны были азалии, камнеломы, ясколки и пр. Степная зона была полна всевозможными травами и низкими кустарниковыми. Но ближе к югу кое-где встречались и пролески, состоящие из ивовых и березняка. Таежные леса антропогена составляли в основном из сосен и елей, которые ближе к югу смешивались с березами, осинами и другими листопадными лиственными.

В межледниковые эпохи состав флоры четвертичного периода значительно менялся. Оттесненные южнее ледниками, на свои места возвращались заросли таких цветковых и кустарниковых, как лилии, рододендроны и розы. Но понемногу к приближению голоцена межледниковая растительность все более скудела за счет постоянных вынужденных миграций. Редки ныне стали многие ореховые и тисовые, раннее образовывавшие огромные лесные массивы. В самые теплые промежутки межледниковий центрально-европейскую территорию сплошь покрывали широколиственные леса, состоящие из дуба, буков, лип, кленов, граба, ясеня, боярышника и некоторых ореховых.

В местах, где межледниковые миграции растений не были затруднены горными хребтами и морями все же сохранились и образчики древней растительности триасового периода. Например, на территории Северной Америки, где миграции не были затруднены как в случае с горными массивами Европы, а также Средиземным морем, до сих пор в некоторых районах произрастают магнолии, лилиодендроны, таксодиумы и сосны веймутова (Pinus strobus).

Намного южнее растительность не претерпела определенных различий с предыдущим неогеновым периодом.

Кайнозойская эра нашего времени

В настоящий момент кайнозойской эры повсеместно на планете царит человек. Он беспорядочно вмешивается во всевозможные земные и природные процессы. За прошлый век в земную атмосферу было выброшено огромное количество веществ, способствующих образованию парникового эффекта и, как следствие, – более быстрому потеплению.

Стоит обратить внимание, что более быстрое таяние льдов и подъем уровня мирового океана способствует нарушению всеобщей картины климатического развития земли. Вследствие грядущих изменений могут нарушиться подводные течения, а, как следствие, и общий всепланетный внутриатмосферный теплообмен, что может повлечь за собой еще более масштабное обледенение планеты вслед за начавшимся на данный момент потеплением.

Становится все более понятно, что то, какой по продолжительности будет кайнозойская эра, и чем она в итоге завершится, будет зависеть теперь не от природных и прочих естественных сил, а именно от глубины и бесцеремонности вмешательства человека в глобальные природные процессы.

Похожие публикации

Гигантское Китай Озеро, пропавшие в России в 17-м веке... Цель создания этой видео-статьи, познакомить как можно более обширный круг зрителей с новыми находками исследователей, которые помогут нам лучше восст...
Что обнаружил немецкий ученый Гумбольдт в России в 19-м веке... Александр фон Гумбольдт - ученый весьма известный. За широту научных интересов современники прозвали его Аристотелем XIX века. Он считается создателем...
Мезозойская эра Мезозойская эра — это эра средней жизни. Мезозой является переходным этапом между палеозойской и кайнозойской. В мезозойскую эру постепенно формируютс...
География на службе у истории. Древние тайны Русского Севера... Русский Север - его просторы не топтали орды завоевателей, его свободный и гордый народ в большинстве своем не познал крепостного гнета, и именно здес...
Поделиться этой записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.