Писатели-садоводы. Любовь к живому, как творческий процесс

Садоводство многогранно. Для одних это выращивание плодов, культур и цветов на дачных участках, садоводческие эксперименты, а для кого-то это уникальное взаимодействие и сотрудничество с другими живыми организмами.

Иногда кажется, что в этом нет ничего сложного, но это предмет для серьезного разговора и познания интересных историй прошлого.

История богата увлекательными писателями-садоводами, которые оставили после себя и литературное наследие и имели интересное хобби.

Агата Кристи

Известная британская королева детектива, драматург Агата Кристи выращивала эвкалипты, камелии и рододендроны.

Писатели-садоводы. Любовь к живому, как творческий процесс 1

Ее любовь к паркам, усадьбам и садам двигала ей всю жизнь. В 1938 году Агата приобрела Усадьбу Гринуэй (Greenway) в Девоне, которая стала ее любимой летней резиденцией. Это было место мечтаний, творчества и именно здесь родились такие известные персонажи как Эркюль Пуаро и Джейн Марпл.

Больше всего Агата любила выращивать кустарники и редкие цветы. В саду росли мимоза, 50 видов эвкалиптов и рододендроны.

Свою огромную любовь к камелиям она никогда не скрывала и более 200 видов украшали усадьбу.

В 2000 году дочь Агаты Кристи передала Гринвей в управление фонда по охране культурных памятников National Trust. Дух английского детектива живет и по сей день в любимом месте королевы детектива.

Л. Рон Хаббард

Вероятно, имя Л. Рона Хаббарда больше всего ассоциируется с Золотым веком научной фантастики. Его литературные произведения-романы «Поле-битвы-Земля», «Миссия «Земля»», «Последнее затмение» и «Страх»- продолжают вызывать неувядающий интерес у любителей фантастики и сейчас.

Писатели-садоводы. Любовь к живому, как творческий процесс 2
L. Ron Hubbard (1911 — 1986), writer of science fiction and founder of the Church of Scientology, in the greenhouse of his Sussex mansion, Saint Hill Manor, December 1959. He is using orchids to develop his theory that plants experience the same sensations and emotions as humans. (Photo by Chris Ware/Keystone Features/Getty Images)

Рона Хаббарда увлекала жизнь во всех ее проявлениях. Отсюда и огромная тяга ко всему живому и уникальные эксперименты в садоводстве, о которых кричали заголовки журналов.

Местом исследований стала оранжерея усадьбы Сент-Хилл в Ист-Гринстеде, графство Сассекс, где он проживал.

Им были разработаны рекомендации по профилактике болезней, регулированию температуры, удобрению почвы, орошению, подготовке почвы и освещения и уходу за растениями в оранжерее.

Усадьба в Сент-Хилле была окружена парком площадью более 20 гектар с клумбами и деревьями. На территории рос особо любимый Ливанский кедр 1710 года, за которым Рон Хаббард тщательно ухаживал. Сильный интерес к жизни растений побудил его разработать метод пересадки деревьев, который мог регулярно обеспечивать корни дождевой водой.

А его эксперименты, которые позволили выявить умонастороения растений и подтвердить, что растения могут чувствовать боль и «беспокоиться» подобно человеку, породили множество статей на эту тему в 1959 году.

«Я обнаружил, что нам необходимо лучше общаться с растениями, если мы хотим начать когда-нибудь понимать их и использовать с максимальной пользой для человечества»- писал Рон Хаббард после своих исследований.

Лев Толстой

Великий русский писатель и мыслитель очень любил березы и яблони. Яблоки играли большую роль в нескольких поколениях семьи Толстых.

Писатели-садоводы. Любовь к живому, как творческий процесс 3

Знаменитые яблоневые сады сегодня являются важными составляющими историко-культурного заповедника «Ясная Поляна».

В первые годы после женитьбы Лев Николаевич решил расширить сад и увеличил его с 10 гектаров до 40, посадив несколько тысяч яблонь.

В своих дневниках он писал: «Я часто ходил в огород или сад есть те овощи или фрукты, которые поспевали. И это занятие доставляло мне одно из главных удовольствий. Забьешься, бывало, в яблоневый сад, в самую середину высокой заросшей, густой малины. Над головой — яркое горячее небо, кругом — бледно-зеленая колючая зелень кустов малины, перемешанных с сорной зарослью».

Сегодня в яблоневых садах Ясной поляны произрастают знаменитые антоновки с необыкновенным ароматом, летние желтые аркады, сорта Коричный полосатый и ранетка, из которых получается самое духовитое варенье, крупный кроваво-красный апорт и зеленовато-желтые грушовки, желтые с ярким румянцем титовки, налив мускатный, леденец, лимонное, плодоносящий лишь на десятый год сорт Бабушкино и еще двадцать очень редких сортов.

Еще одно наследие и творение писателя — березовый «Прешпект». Он появился ещё во времена деда писателя-князя Н.С. Волконского на границе XVIII и XIX веков. Эта берёзовая аллея существует уже более 100 лет, и долгие годы утро писателя начиналось прогулкой по прешпекту. Его Лев Николаевич неоднократно упоминал в своих дневниках и произведении «Война и мир».

«..Утром опять игра света и тени от больших, густо одевшихся берез прешпекта по высокой уж, темно-зеленой траве, и незабудки, и глухая крапива, и всё – главное, маханье берез прешпекта такое же, как было, когда я 60 лет тому назад в первый раз заметил и полюбил красоту эту».

На гонорар от «Войны и мир» Толстой купил саженцы берез и засадил ими более 100 гектар земли.

Уникальные эксперименты и наследие писателей-садоводов живет и сейчас. Туристы посещают музеи, исследователи делают новые открытия и вся эта грандиозная работа ведется для всеобщего выживания. Выживания всего живого.

Автор: Елизавета Шаламова

Поделиться этой записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.