Гиперборея. Исторические корни русского народа Как это было

был ли народ чудь

Вполне возможно, что во времена климатических катастроф и глобальных геофизических изменений часть существовавшего тогда населения планеты Земля предпринимала попытки спастись от смертоносного похолодания и очередного, ожидаемого потопа не путем миграции на Юг или переселения в горы, а в подземных убежищах. Для этого использовались в первую очередь естественные подземные пустоты, но не только они. Преданиями о подземных мирах и жителях перенасыщен фольклор самых разных стран и народов. Есть ли в этих легендах рациональное зерно? Скорее всего, есть! Дыма без огня не бывает.

Особенно распространены подобные сказания на территории Севера вообще и Российского Севера в частности. Среди русского населения, а также аборигенов Европейской и Азиатской частей России особенно популярны рассказы о «подземной чуди», обитающей глубоко под землей и ведущей особый образ жизни. «Чудь» в данном контексте - собирательное название для древних неведомых народов, некогда живших на поверхности земли, которые из-за неблагоприятных обстоятельств вынуждены были переселиться под землю или даже под воду.

Старинные рассказки по чудь

Детализация темы обнаруживается в преданиях российских саамов – древнейшей коренной народности Европейского Севера. О полярной легенде поведал Василий Иванович Немирович-Данченко (1845–1936) – некогда весьма популярный и плодовитый писатель, чье собрание сочинений насчитывало пятьдесят томов. Он еще в конце прошлого века пешком исходил чуть ли не всю Русскую Лапландию, написал об увиденном несколько сочувственных книг, одну даже детскую, «для народа и школ», с трогательным названием «Лопь белоглазая».

По саамской версии, древний народ, который раньше обитал на Севере, погрузился на дно океана и там продолжает жизнь. Под водою, как и наверху, те же горы, леса, бродят звери, летают птицы. «Чудь подземная» (точнее было бы сказать, «подводная») пасет под водой не только оленей, но и моржей, тюленей, разводит вместо коров дельфинов, отбиваясь от нападения акул с помощью огромных железных луков и каменных стрел. Своеобразная полярная версия легенды о невидимом граде Китеже, с той лишь разницей, что речь идет о целом народе, погрузившемся вместе со своими городами в пучину Ледовитого океана и продолжающего там прежнюю жизнь. Несомненная память о гиперборейских временах!

В дальнейшем эти сведения стали перекликаться и с легендами о другом таинственном городе Русского Севера – «Мангазеи златокипящей». Такой город действительно существовал в районе Обской и Тазовской губы до середины XVII в. Однако после недолгого и фантастического расцвета (когда через него ежегодно проходило до полумиллиона шкурок соболей – «мягкой рухляди» – по терминологии того времени) Мангазея неожиданно исчезла с лица земли. По официальной версии – сгорела дотла со всеми домами, складами, церквами и архивами. По народным преданиям – опустилась на дно океана.

Подземный народ в литературе

В исключительно содержательной книге путевых очерков «Страна холода» (1877) Немирович-Данченко излагает легенду о «подземной чуди» несколько иначе:

чудь белоглазая«Чудь «ушла в камень», в нем хоронится. По вечерам она внутри гор разговаривает. Перекликается тоже. Из пахты [скала. – В.Д.] в пахту. Против такой чуди есть заклятие – стать лицом к Северу и повторить до 12 раз: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа, чудь некрещеная, схоронись в камень, размечись по понизью не от меня грешного, а от креста Христова. Не я крещу – Господь крестит, не я гоню – Господь гонит. Молитвенники соловецкие Зосима и Савватий – наши заступники, а Трифон Печенгский – предстоятель и заступник наш, а Варлаам Кретский – надежда во веки веков. Аминь!»

В беллетризированной форме о том же самом рассказывает и А.В.Барченко. Он, как известно, не просто верил в правдивость древних легенд, но и пытался отыскать реальные следы мифологизированных событий в районе Русского Севера. Именно здесь и развертывается действие его романа «Доктор Черный». Собственно, действие развертывается по всему миру – и в Индии, и в Тибете, но завершается в глубоких и наполненных неразгаданными тайнами подземельях Русского Севера. Приключениям в многокилометровых северных пещерах, когда едва не погибает одна из героинь романа, предшествует ее разговор со стариком-плотником:

«Далеко, на том берегу вспыхнул огонь. Окунулся, исчез, замигал снова, и было похоже, будто в глубине озера, блеснув чешуей, поползла змейка. Тучи, подмазанные краской заката, падали в воду. И навстречу, со дна поднимались такие же тучи, и нельзя было разглядеть, где зажегся, мигает огонь. Обнажая небо, тучи уходили друг в друга, и не было туч, не было озера. Синие шапки сосен под обрывом, опрокинутый берег и жуткий маленький огненный глаз – все висело в мутной лиловой мгле и вместе с нею дрожало и колыхалось под глухими ударами колокола. А огонек все мигал. Притухал временами, передвигался. И особенно жутко почему-то становилось на душе, когда, шевеля тонким лучом, будто подтягивался к веранде, будто делался ближе...

– Что это за огонь мигает, Илья? Где это? Это рыбаки?

Старик повернулся к озеру, долго смотрел, даже рукою прикрылся, хотя давно погасла заря, пожевал неодобрительно губами.

– Никак нет, это не рыбаки. Это... в печорах.

– Где? – переспросила хозяйка.

– Так точно. В печорах. Там рыбаков не бывает. Каменья там, скалы, гранит. Глухое место... Это в печорах.

Хозяйка спросила с неудовольствием:

– Там пещеры?

– Так точно, печоры. К самой воде подходят, а потом в землю, в скалу, на Фильянскую сторону. Говорят, на большие тыщи верст под землей эти печоры самые, очень глухое место, прямо, можно сказать, темное.

– А огонь там откуда?

Старик плотник пожевал губами еще неодобрительнее. Покосился в сторону огонька, покрестился на звуки благовеста. Отозвался нехотя:

– Так то... Нечистота.

– Что такое? – Хозяйку, видимо, не на шутку заинтересовал жуткий огонек. – Что ты говоришь, Илья? Какая нечистота?

– Обыкновенно какая... – Плотник решился, махнул на огонь шапкой, заговорил скороговоркой:

– Вы, сударыня, себе этим не беспокойте, оставьте безо внимания. Не к добру это, не к ночи будет сказано – просто можно сказать, к несчастью. Тут, в этих местах, в старое время чудь жила. Очень обнакновенно, не извольте смеяться... Жила, стало быть, чудь, а потом чухны этой стороной завладели, так точно. Вот она, стало быть, и ушла под землю... Чудь эта самая. Живет себе никому невидимо. Ну, а как, стало быть, перед бедой, перед несчастьем каким, сейчас она повылазит. Огонь жжет, аукает, людей пужает... прямо, можно сказать, невежество. А изымать ее человеку никак невозможно. Подойдешь, а она в землю уходит».

Поиски в наши дни

Надо полагать, Барченко знал, что описывал. И именно это искал! Нашел ли? Экспедиция «Гиперборея-98», через 75 лет следуя по маршруту Барченко, обнаружила взорванный лаз под землю. Кто его взорвал? Когда? И почему? На эти вопросы еще предстоит ответить...

В мифологизированном сознании русского народа «подземная чудь» не обязательно локализовывалась на Севере. На Алтае среди староверов ходили столь же колоритные и подробные рассказы о подземных хранителях «ключей от счастья». Впрочем, старообрядцы пришли на Алтай после церковного раскола и гонений не ранее конца XVII в. А давно известные легенды просто спроецировали на «местные условия». Память о Золотом веке оказалась неискоренимой. И привязывалась она к вечной Стране счастья – Беловодью.

«Вот здесь и ушла Чудь под землю. Когда Белый Царь пришел на Алтай воевать и как зацвела Белая Береза в нашем краю, так и не захотела Чудь остаться под Белым Царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями, – сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время и придут люди из Беловодья и дадут всему народу Великую науку, тогда придет опять Чудь со всеми добытыми сокровищами».

чудь приуральскаяСказания о подземном царстве – излюбленный фольклорный сюжет разных народов мира. У мантии оно располагается в районе Ледовитого океана. Его властитель – бог Куль-отыр – один из сотворцов Вселенной – живет здесь в золотом дворце (мифологема Золотого века) в окружении свиты из подземных карликов. У русских особенно любима во все времена была сказка о трех подземных царствах – Медном, Серебряном и Золотом. Популярность ее не поддается сравнению. Только опубликованных различных версий ее известно около пятидесяти. Хотя главный стержень во всех известных вариантах остается неизменным. Да и сюжет – в общем-то достаточно незамысловатый – тоже.

Суть такая: главный герой – естественно, младший брат, всеми презираемый (имя и сословная принадлежность у него в разных сказках может не совпадать, и уж совсем не обязательно – Иван-царевич) попадает под землю, где попеременно попадает в Медное, Серебряное и Золотое царства. Надо полагать, царства располагаются друг над другом, но из контекста сие не следует. В каждом царстве живет распрекрасная девица-хозяйка – одна краше другой. Виктор Михайлович Васнецов посвятил им одну из лучших своих картин «Три царевны Подземного царства», которые существуют в двух далеко не тождественных вариантах (1881 – можно увидеть в Третьяковской галерее; другой – 1884 – в Киевском музее русского искусства). После ряда неизбежных в таких случаях приключений и преодоления смертельной опасности герой возвращается на родную землю, женится на самой ослепительной красавице – хозяйке Золотого царства, да еще и братьям своим по жене дарит.

Какими-либо уж очень уникальными подробностями сказки не блещут. Однако кое-что все-таки имеется.

  • Во-первых, попасть в подземные царства не так уж и сложно: нужно отворотить большой камень (конечно, заветный), а там – «дыра в землю»; дальше – главное: не теряться и не бояться.
  • Во-вторых, во всех трех царствах светло, как днем, – тоже немаловажно.
  • В-третьих, счастье там в изобилье: ешь – не хочу.

Одним словом, перед нами классическая мифологема «трех веков» (трех стадий первоначального развития человечества) – Медного, Серебряного и Золотого, облаченная в сказочную форму.

Любопытно, однако, почему этакая благодать оказалась под землей, а не наверху, не на поверхности земли-матушки. Впрочем, с точки зрения Матери Сырой Земли, все части ее «тела» прекрасны: внутри или, так сказать, во чреве даже теплей и уютней. Но неспроста ведь Страна счастья под землей оказалась? Пока что запомним это, а ответить на вопрос постараемся попозже.

Другая отличительная особенность русских сказок про подземное царство – возвращение главного героя домой. Если вниз он проник через довольно-таки узкое отверстие, то назад, возвращается, как правило, сидя верхом на могучей птице. Зоологическая принадлежность птицы в этом случае решительно никакой роли не играет, а вот летательный аспект путешествия на поверхность земли – вряд ли случаен. Мы уже видели, с чем он связан. Не гиперборейские ли опять отзвуки?

источник

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *