Вопросы королевской крови. Русский след Немного обо всём

потомки Ярослава

Великий князь Киевский Ярослав, прозванный Мудрым, сын крестившего Русь князя Владимира, породнился чуть ли не со всеми европейскими правящими династиями той поры.

Сыновей он женил на иноземных принцессах, да и дочек своих повыдавал за европейских монархов. Так что впрыснул премудрый князь кровь Рюриковичей в пол-Европы!

Ярослав Мудрый

Помните, как в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» Коровьев, встречая Маргариту перед балом у Воланда, говорит ей: «Ах, королева, вопросы крови — самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек, и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы, уважаемая Маргарита Николаевна. Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами».

Семья Ярослава Мудрого

Ярослав Владимирович, по всему видно, рожден был, чтобы стать великим князем Киевским: характер у него был решительный, ум — острый и гибкий.

Отнюдь не старший сын знаменитого Владимира Красное Солнышко из правящей на Руси династии Рюриковичей обошел всех своих братьев и занял-таки великокняжеский престол. Желаемого он достиг благодаря поддержке варяжских наемников — конунга Эймунда с его дружиной.

Видимо, скандинавы вообще импонировали Ярославу Владимировичу. Так, первой женой его была дочка норвежского конунга. Но ее вместе с сестрами Ярослава увез в полон из Киева тесть его старшего брата Святополка (свергнутого Ярославом с киевского престола), польский король Болеслав Храбрый. Болеслав, помогая Святополку против Ярослава, сам желал воцариться в Киеве, да не смог удержаться там и в отместку увез княжон и княгинь.

Ярослав не сделал ничего, чтобы их вернуть. А ведь Болеслав увез не только жену Ярослава (допустим, она уже надоела ему), но и любимую сестру Предславу, которая во всем поддерживала Ярослава в противостоянии со Святополком, упреждая брата письмами и предоставляя важную информацию. Когда-то Болеслав сватался за Предславу, да та не пошла за него. Но настырный поляк добился-таки своего — не получил Предславу в жены, так сделал наложницей.

Ингигерда-Ирина

В Русской Православной Церкви Ингигерда-Ирина почитается как Анна Новгородская

После того как сгинула первая жена, Ярослав Владимирович взял в жены Ингигерду, дочь короля Швеции Олафа Шетконунга. Причем увел невесту из-под носа у норвежского короля Олафа II, которому Ингигерда поначалу была обещана — брак был призван укрепить шведско-норвежские отношения.

Кстати, по сведениям хронистов, Олаф и Ингигерда испытывали друг к другу взаимную склонность, так что этот союз был не только по расчету, но и по любви. Свадьба должна была состояться осенью на границе двух государств.

Но когда Олаф II приехал на границу для свидания с невестой, то прождал напрасно. Оказалось, что к Олафу Шетконунгу прибыли сваты от новгородского «конунга Ярицлейва», и шведский король почему-то выдал свою дочь за него.

Делать нечего — Олаф II женился на другой дочери Шетконунга, Астрид. Но, как выяснилось впоследствии, не разлюбили друг друга Олаф и Ингигерда, крещеная на Руси Ириной. Когда в 1027 году Олаф II был разбит в войне с Данией, укрылся он не где-нибудь, а в Киеве, под защитой Ярослава Мудрого и жены его Ингигерды. И хронисты писали, будто бы была у Олафа с княгиней в те времена «тайная любовная связь».

Что подтвердили и генетики: при исследованиях современных Рюриковичей выяснилось, что у потомков Владимира Мономаха, внука Ярослава Мудрого от сына Всеволода Ярославича, гаплогруппа «северная» — N1c1, а у потомков другого внука, Олега Святославича от сына Святослава Ярославича, «славянская» — R1a.

Это значит, что Всеволод Ярославич, рожденный Ингигердой после визита Олафа, — сын вовсе не великого князя Киевского Ярослава, а норвежского короля!

Рюриковичи в Европе

Ингигерда родила Ярославу шестерых сыновей и вроде бы трех или четырех дочерей — этих идентифицировать можно только по зарубежным хроникам, так как отечественные летописцы писали о деяниях князей, а княжнами не интересовались. И если бы Ярослав, всегда тяготевший к связям с Европой, не повыдавал дочек за европейских монархов, канули бы они в историческую Лету в безвестности.

По сведениям западных хронистов, по крайней мере три Ярославны стали королевами в европейских землях. Первая, которую норвежские саги именуют Эллисив (Елизавета в русской традиции), вышла за норвежского короля — конунга Харольда III, единоутробного младшего брата Олафа II, бывшего жениха и любовника матери ее, Ингигерды. Анастасия (имя условно, так как в русских летописях о ней нет ни строчки, а в венгерских она упоминается как «дочь князя Руси») стала женой венгерского короля Андраша I.

Самым интересным оказался брак третьей княжны, во французских хрониках именуемой Анной. Ее выдали замуж за французского короля Генриха I из династии Капетингов. После смерти Генриха королем становится их с Анной первенец Филипп. Анна же вторично вышла замуж — за графа Рауля де Крепи. Филиппа на французском троне сменил его сын — Людовик VI, того — Людовик VII и так далее...

В общей сложности потомки Анны Киевской просидели на французском престоле более пяти веков — с XI по XVI век (когда Генриха III, последнего короля из династии Валуа — побочной ветви Капетингов, сменил Генрих IV Бурбон).

Не менее интересна история и некой загадочной киевской княжны Агаты (так ее называют в западных хрониках), ставшей женой Эдуарда Изгнанника, сына английского короля Эдмунда Железнобокого.

Эдуард женился на Агате в Киеве, когда жил там у князя Ярослава, пока англосаксы бились за английский престол с датчанами и норманнами. Отцовского трона Эдуард так и не дождался: власть в Англии в конце концов захватил норманнский герцог Вильгельм Завоеватель.

Эдмунд, сын Эдуарда и Агаты Киевской, следующий легитимный наследник английского трона, тоже на него допущен не был.

Он умер бездетным. Зато его сестра, Маргарита Святая (канонизирована), стала королевой Шотландии, выйдя за короля Малькольма III. А на дочери Маргариты и Малькольма Матильде женился сын Вильгельма Завоевателя, король Англии Генрих Боклерк — дабы легитимировать свою династию.

Ведь в жилах Матильды, через деда Эдуарда, текла кровь Уэссекской династии, правившей Англией до вторжения Вильгельма (а если Агата и впрямь была дочерью Ярослава Мудрого, то и кровь Рюриковичей тоже).

Генрих II, сын королевы Мод (дочери Генриха Боклерка и Матильды), стал основателем новой английской королевской династии — Плантагенетов, представители которой правили Англией вплоть до XV века, пока их не сменили Тюдоры. Тюдоры же, через Екатерину Валуа, были сродни французским королям.

Стало быть, потомки Рюриковичей сидели несколько веков не только на французском престоле, но и на английском. Это учитывая только законных наследников. А сколько за эти века наплодилось побочных детей — и не сосчитать. Вот вам, как говаривал демон Коровьев, и вопросы крови!

Георгий ТИХОНОВ

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *