История Руси кратко. Выдержки из Велесовой книги Как это было

история руси кратко

Один из первых исследователей деревянных дощечек, названных Велесовой книгой, является Сергей Лесной. Вообще  это псевдоним, настоящее имя ­ Сергей Яковлевич Парамонов (1898 – 1968 гг.). Русский эмигрант, историк и писатель. Профессор в Институте по исследованиям индустриальным и научным в городе Канберра, в Австралии. В нем и поныне находится архив ученого. Родился он в 1898 году в Харькове.

Окончил Киевский университет в 1917 году. Дипломированный биолог (энтомолог), доктор наук. До 1941 года занимал пост директора Зоологического музея АН Украины. В 1941 г. не эвакуировался, подобно его коллегам при наступлении фашистских войск, решив спасти коллекцию Зоологического музея. При приходе фашистов его вместе с музеем отправили в Германию. С.Лесной был вынужден, по существу находясь под арестом, сопровождать коллекции Зоологического музея в Польше и Германии, и там он пытался уберечь их от разграбления.

Новое понимание истории Руси С.Лесным изложено в его работе «Откуда ты, Русь?», в которой автор много внимания уделил анализу материалов, относящихся к так называемой «Велесовой книге» – летописи Древней Руси. Ученый выстроил концепцию истинно славянской государственности и культуры Древней Руси, обосновывал несостоятельность норманнской и других теорий.

С.Лесной полагал, что в языческой религии наших предков огромную роль играло почитание дедов и пращуров, в связи с этим Велесова книга и рассказывает об их деяниях. Изложение самих исторических событий в Велесовой книге отрывочно, фрагментарно. К одному и тому же событию возвращаются не раз, и часто освещение их или подробности не совсем совпадают с тем, что сказано в другом месте. Это, вероятно, объясняется еще и тем, что в писании Велесовой книги принимало участие несколько лиц, разделенных значительно во времени.

Исходя из имеющихся возможностей, С.Лесной попытался дать только самый краткий схематический очерк исторических вех, отмечая, конечно, что многое уточнится в будущем, когда будет опубликован весь текст, а также расшифрованы многие темные места. Итак, он резюмировал следующее.

1. «Имя русского «Адама» неизвестно. В 16­-й дощечке лишь сказано, что – во «время оно был муж доблестен, который назывался отцом в Руси». У него была жена и две дочери. Жил он в степях, имел много скота – коров и овец. Он выдал дочерей замуж, за кого не выяснено (обратная сторона дощечки, по­-видимому, не была переписана)». По мнению С.Лесного, в этом сообщении интересны два пункта:

  • не названо ни одного имени,
  • неизвестный праотец жил в степях и имел много скота.

Неупоминание имени праотца он считал очень характерным и говорящим в пользу аутентичности летописи: в этом сказалась отличительная черта русского народа – нелюбовь к фантазиям. Имя праотца забыто. Указание о степях и скоте чрезвычайно важно и интересно, в особенности, если принять во внимание дальнейшее содержание дощечек, где упоминание о скоте, траве, степях буквально не сходит с уст рассказчиков. Авторы ВК рисуют древних русов как типичных скотоводов. Если они и занимались земледелием, то это был подсобный промысел.

Такой образ жизни называется отгонным скотоводством. До сих пор ни один исторический источник не сообщал о существовании племен славян­скотоводов. Здесь С.Лесной частично прав, источников может быть и нет, но историк 19 века И.Забелин четко делил Русь-Сарматию на земледельческую ­ западную и скотоводческую – восточную, исходя из мест обитания племен.  Скотоводческий образ жизни русов делает понятным и большой территориальный охват ВК: от Карпат до Волги, затем постоянные указания о передвижениях, смене места жительства – для скотоводов это явление совершенно нормальное, даже неотъемлемое. Поэтому упоминание то Сурожа (Крым), то рек Калки Большой и Малой, то Дуная и Дона, то Волги и Придунавья – реалистические подробности этих странствий.

С этим становится понятным и преимущественное упоминание гуннов («енгушти») и готов («годь»), которые были постоянными соперниками в обладании причерноморскими степями. В одном месте прямо сказано, что с готами пришлось бороться 600 лет. Эта замечательная подробность открывает нам целый особый раздел истории Руси: период кочевой, или, вернее, полукочевой, господствовавший, по­ видимому, в первых столетиях нашей эры.

2. Таким же скотоводом изображен и второй легендарный герой – Богумир, жена которого звалась Славуня,история руси с древнейших времен до наших дней дочери – Древа, Скрева и Полева, а сыновья – Сева и Рус (младший). Легенда рассказывает, что Богумир не имел мужей для своих дочерей. По совету жены он отправился на поиски женихов. К вечеру он стал в поле у дуба и разложил костер. Затем он увидел трех всадников, устремившихся к нему. Богумир рассказал им о своей нужде. Те отвечали, что они в поисках жен. Богумир вернулся в свои степи, ведя трех мужей своим дочерям. Затем сказано, что отсюда произошли три славных рода – древляне, кривичи и поляне. От сыновей же Богумира произошли северяне и русы.

В другой дощечке, 15а, имеются некоторые подробности древнейшего пребывания русов. «Самым древним местопребыванием русов был край семи рек. Они вышли от райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в область Двуречья… и попали в землю «сipштie» (Сирия), там стали, подождали и пошли большими горами, снегами, льдами и попали в степь… и пошли к Карпатской горе». Как видим отсутствие понимания текста и правильность перевода играет существенную роль в работе со сведениями ВК.

«Так как Германарих умер в 375 г., а жил будто бы более 100 лет, С.Лесной принял условно его время – 300 г. н.э. (правильнее бы 350 г.). Значит, русы жили в области семи рек за 1000 лет до н.э. у какой­то райской горы, а затем пошли в Двуречье, потом, после долгих переходов через снежные горы, очутились в степи, а оттуда пошли к Карпатам».

3. «Имеется дощечка 5а, которая содержит как бы схему основных этапов жизни русов. Она говорит: «за 1500 лет до Дира пошли наши предки к Карпатской горе и там осели, живучи богато». Если принять время история руси до крещения узнай правдуДира условно – 850 г., приход русов в Карпаты относился, стало быть, приблизительно к 650 г. до н.э. До этого они пребывали в области семи рек и других местах с 1000 г. до н.э.». Исследователь полагал правильным не стремиться к уточнению, а старался прежде всего установить основные вехи. «Далее сказано, что проживши в Карпатах 500 лет, предки пошли на восход солнца к Днепру, та река течет в море, и сели на ней к северу на так званой Непре Припути, т.е. Припяти, и там сидели 500 лет».

С.Лесной полагал, что Днепр в летописи назывался всюду Непра. Он подчеркнул при этом, что Боплан на своих картах отметил, что Днепр народом также назывался Непра. «Кто был руководителем всех этих передвижений – не сказано. Праотец Орий, по­видимому, принадлежал к эпохе послекарпатской и даже последнепровской. Из сказанного видно, что приход руссов к Днепру относится примерно к 150 г. до н.э. Он состоялся в направлении, уже совершенно точно определенном: от Карпат на восток к Днепру»

4. «Интересной вехой является первая встреча с готами, рассказанная в 9­-й дощечке. Время этой встречи не выяснено. Приблизительный перевод таков: «…Пришли из Зеленого края к Готскому морю и там наткнулись на готов, которые преградили путь. И так бились за ту землю, за жизнь нашу. До того времени были отцы наши у берегов моря на Ра реке (очевидно, Волге) и с великими трудностями переправили через нее своих людей и скот на тот берег, идучи к Дону (“идьща дону”), и там увидели готов. Шедши далее на юг, увидели Готское море и готов, вооружившихся против нас, и так принуждены были биться за жизнь свою и добро».

Содержание исключительно интересно из­за указаний на географические пункты, которые можно узнать немедленно. «Зеленый рай» – это степи к востоку от нижней Волги вдоль Каспийского моря. Река Pa – бесспорно Волга, как это выясняется и из других источников – текстов «Велесовой книги», а также потому, что многие авторы древности называли ее так. «Готское море» – Азовское, безусловно. Речь идет о переселении руссов с востока из­за Волги к Дону и далее на юг к Азовскому морю, где они встретились с сопротивлением готов, которых увидели впервые. Любопытна реалистическая подробность: переправа людей и скота через Волгу сопровождалась большими трудностями. И здесь опять подчеркивается значение скота». О прочих деталях С.Лесной на тот момент не считал нужным говорить.

5. «Очень интересен отрывок дощечки 26в. Здесь мы имеем вариант известного сказания о Кие, руководившем Русью, Щеке, с его щеками (сородичами), и о Хореве, предводителе хорватов. В отрывке упомянут момент, когда хорваты и щеки (не чехи ли?) отошли от русов снова на запад к Карпатам, но пребывание их там было недолгим: враги вынудили их вновь бежать до Киева и Голуни и, очевидно, уже окончательно поселиться там. Всплывает тут упоминаемый не раз город Голунь, или Голынь, о котором наша история ничего не ведает. Название невольно наводит на мысль, что употребляемый также много раз термин «колунь» является одним и тем же. И, возможно, выражение «Русколунь» объясняется как Русь Колуни. А это, в свою очередь, совпадает с измененным иностранцами словом «Роксолань». С.Лесной при этом считал расшифровку этого понятия преждевременной.

6. «Об Аскольде и Дире имеется несколько глухих и прямых указаний на разных дощечках. Например, отрывок на дощечке 6 четко указывает, что Аскольд и Дир были чужими, притом варягами. Аскольд разгромил силы местного князя и стал «непрошен князь», т.е. стал править силой. В каких отношениях были Аскольд и Дир, и здесь неясно. Но вернее всего, что Аскольд был лишь воеводой Дира. Последний появился и сел в Киеве уже после победы Аскольда над местным русским князем. Восточные источники вообще Аскольда не знают, а только Дира. Оба, по­видимому, были окрещены греками». В нашем анализе дощечек читатель узнает про эти события на Руси немного больше.

«В дощечке 7г находим прилагательное «злый» по отношению к Аскольду и указание, что народ «согнулся», показывает недоброжелательное отношение летописца к Аскольду, явившемуся непрошеным и силой покорившему киевлян. Очень важно указание, что Аскольд появился в Киеве после 1300 лет от исхода русов с Карпат. Так как появление Аскольда можно условно приурочить к 850 г. н.э. (вероятно, несколько позже), то исход с Карпат припадает приблизительно на 450 г. до н.э. Округленность цифры (1300) показывает на ее приблизительность. Но точность ее до столетия весьма вероятна».

По мнению С.Лесного, разрозненность дощечек, их поврежденность, непонятные места и т.д. не дают возможности иметь общую картину Руси по ВК во всех подробностями. Он посчитал необходимым отметить лишь основные вехи ее (см. выше). Однако множество отрывков, хотя и вне связи с предыдущим и последующим, представляли для него сами по себе все же большую ценность.

1. Итак (дощ. 6, серия их): «от праотца Ория обитали наши предки с борусами от реки Ра (Волги) до Днепра». «Здесь наблюдается интересная связь области обитания со временем определенного исторического лица. Область Волги до Днепра огромна даже для кочующего племени. Из этого следует, что племена были велики и распространялись дальше на восток, чем обычно думают. Предки летописца не принадлежали к племени «борусов». Они лишь были родственны им. Имя борусов упомянуто во ВК много раз. И нет никакого сомнения, что «боруски» других исторических источников – то же самое. К тому же данные ВК устанавливают принадлежность борусов к славянам».

С.Лесной обратил внимание на то, что греки в древности называли Днепр Борисфеном. Борисфен протекал по области борусков. Страна, согласно ВК, называлась «Борускень». «Сходство названий и совпадение местоположения заставляет принять к сведению, что оба названия – реки и племени, которое на ней обитало, – находятся друг с другом в связи». Кроме того, он отметил, что слово Борисфен не греческое. «Надо полагать, что в древности, еще до прибытия туда славян, Днепр назывался Борисфеном или очень близким по звучанию именем. Славянское племя, севшее на его берегах, приняло на себя название, как это мы наблюдали на множестве примеров: полочане, дунайцы, гаволяне, запеняне и т.д. Так как о Борисфене писал уже Геродот, то существование славян на Днепре можно считать уже доказанным к V в. до н.э.».

2. «Там же сказано, что «прилетела божья птица и сказала им отойти на полночь», они (т.е. предки) отошли и стали «стаунами по реце Роми». Не есть ли это указание на область той реки, у которой стоит современный город Ромны, или это относится к области города Римова, упомянутого в «Слове о полку Игореве» и находящегося где­то близко в этой же области?»

3. «Там же: «берендеи имели князя Саху, который был премудр и всегда друг наш». Указание имени князя может быть полезно при расшифровке и других источников. Кроме того, сообщено о помощи берендеям, которая была оказана русами против ягов. Дружественные отношения с Сахом это оправдывают.»

4. «Там же упоминается неоднократно Русколунь – название загадочное (ясно лишь, что это было государственное объединение русов). Думается, что это имя дало основание для исторического, но в устах иностранцев искаженного имени «Роксолании». Произошла, как это часто бывает, инверсия букв». Хотя словопроизводство «Русколуни» автору было неведомо, но «наличие в ВК слова «Грецколунь» показывает, что существовало слово колунь, означавшее, вероятно, какое­то пространство. Встречается оно и в ином словесном окружении». Но значения его С.Лесному выяснить не удалось.

5. «Там же: «Были Кимрами (киммерийцами) отцы наши, и те потрясали Рим (вероятно, намек на Одоакра и т.д.), а греков разметали, как испуганных поросят». Ценное сведение, устанавливающее родство русов с киммерийцами, или Кимрами. Одновременно показывается и размах деятельности русов: от Рима до греков. Очень образно сравнение бегства греков с движением испуганных поросят».

6. «Там же, рядом: «Разбита была Русь греками и римлянами, и пошли (очевидно, русы) по берегу Сурожа и там сотворили Сурожский край, так как он был солнечен». Видимо, край был назван русами в честь солнца, носившего имя также Сура. Сурож – современный Судак в Крыму. В ВК есть много сведений о Сурожской Руси. В районе Сурожа жили русы, большей частью подчиненные грекам и на них работавшие. Многие были огречены и приняли христианскую веру, о чем с негодованием и рассказывается. Однако не раз русы сбрасывали иго и, как сказано, «давали дыхенть» грекам. Вековая борьба велась, конечно, с переменным успехом. О каком поражении идет речь, и были ли римляне объединены с греками, сказать определенно нельзя».

7. «Дощ. 7: «То ведь римляне (греки) нам завидовали и замыслили зло на нас – пришли со своими возами и железными бронями и ударили на нас, а поэтому долго отбивались от них и отбросили их от земли нашей; а римляне, видя, что мы крепко защищаем свою жизнь, оставили нас». Трудно установить место или область, где происходила борьба, но скорее всего на Дунае, так как другие отрывки о столкновении с римлянами определенно относятся к Дунаю, и он даже прямо назван».

8. «Там же: «Греки также хотели взять нас в рабство около Корсуня (Херсонеса в Крыму), но мы боролись… великая борьба продолжалась 30 лет и прекратилась…» Здесь ясное указание на то, что русы жили в Крыму недалеко от Херсонеса. Вероятно, Неаполис («Новгород» князя Бравлина) был их городом. Длительная тридцатилетняя борьба свидетельствует о том, что дело идет не о каком­то набеге греков на русов, а о борьбе двух соседних народов. Русы, очевидно, одно время сидели очень крепко в Крыму. Есть дощечка, призывающая «соколами налететь на Корсунь» и отомстить за обиды».

9. «Там же: «И не дали нашу землю (грекам), как не дали землю Трояна римлянам и да не встанет обида Даждьбоговым внукам…». Этот замечательный отрывок связывает ВК со «Словом о полку Игореве», в котором встречаются выражения «земля Трояна» (Траяна), «встала обида в силах Даждьбогова внука». Нами допускается заимствование. «Слово» было написано в 1187 г., ВК – незадолго до 890 г., т.е. между ними было около 300 лет. Нет ничего удивительного, что автор «Слова», явно недалеко ушедший от язычества, употреблял выражения древних времен – ходячие обороты». С.Лесной отмечал также, что имеются несколько слов, сближающих оба источника. «Например, встречаются выражение «изстягну ум» и слово «харалужный». Очевидно, от ВК шла какая­то традиция. «Слово» не могло возникнуть на голом месте. Оно, несомненно, опиралось на века письменной культуры. Опять же здесь упоминается земля Трояна в связи с римлянами. Вероятно, действие происходит где­то на западе в районах Дуная».

10. «Там же: «имеем принудить корсунян заплатить за слезы наших дочерей, за сынов, взятых в рабство; плата эта не серебром, не золотом, а только отсечь головы их, растрощить на щепки». Дальше идет длинный призыв к походу».

11. «Там же: «Даждьбог родил нас через кровавую (непонятное) и стали кровные родственники: скифы, анты, русь, борусень и суренжцы». Очень интересное место, указывающее на родственность племен славян. Подобных мест есть несколько, но точный смысл их расшифровать нельзя».

12. «Там же: «и говорит та птица о храбрецах­борусках, павших в борьбе с римлянами около Дуная, возле Троянова вала». Здесь место борьбы с римлянами – у Дуная, у Троянова вала – указано совершенно точно. Троянов вал, несомненно, именно тот, который защищал римлян от нападения «варваров» с севера. Почему Троянов вал назван Трояновым валом – не выяснено. Название связано не только с императором Трояном. Ведь Трояновы валы были и недалеко от Киева. Весьма возможно, что Траян и Троян вовсе не синонимы. Замечательна фонетика слова «птыця» – оно совершенно точно передает современную форму украинского языка. Вообще язык «Влескниги» – странная комбинация польских, чешских, русских и украинских слов, но в весьма своеобразных сочетаниях».

13. «Там же: «Хорват (племя хорватов) взял своих сынов тогда, ища иную часть (землю), поселился с Русью… и с ними утворил Руськолань, которые осели у Киева». Исключительно содержательный отрывок, к сожалению, не совсем ясный. Далее идет отрывок с запутанным смыслом, но из него все же ясно, что «иной земли искать не будем, а будем с Русью», потому что та «есть мать наша, а мы дети ее» и будем, дескать, до конца с ней. Здесь летописец, признавая Русь своей матерью, в то же время отмечает, что он рус не в узком понимании, а в широком. Очевидно, он принадлежал к какому­-то племени, происшедшему от Руси, но имевшему и иное имя. Вполне возможно, что он принадлежал к хорватам, о которых и сказано, что они, соединившись с Русью, образовали Русколунь. Верно ли такое понимание – покажут другие отрывки».

14. «Дощ. 8: «…при отце Орие был един славный народ (но можно понимать и славянский – слово, далее встречающееся), а после отца (Ория) трое его сыновей разделились на три части, и так образовалась Русколань, и венцы, которые разделились на две части… так что скоро получилось десять частей». Текст во многом не ясен. Но есть надежда его уточнить. В отношении слова «Русколунь» следует заметить, что есть и вариант «Русколань». Если последний вариант более правильный, то можно понять слово иначе: «руск(ая) лань». Лань – поле. Все выражение: «Русское поле». Какой из вариантов верен, пока сказать нельзя».

15. «Любопытно сообщение, повторяющееся дважды (дощ. 4 и 6) и дающее новую хронологическую дату. Речь идет о времени князя Светояра (Свентояре), когда Боляр разбил готов и скотцев (неизвестное племя, имя которого упоминается несколько раз). Если читать буквально, получаем десять раз по сто, т.е. тысячу и третий год. Такая цифра не может быть принята, ибо такой точности (1003 г.) просто не могло быть в то время. Да и всюду употребляется слово «тысяча», а не «десять сто». Очевидно, цифру надо читать на иной лад». По С.Лесному, это следует понимать 310, т.е. говорили десять и три ста. «В этом случае срок оказывается более чем в три раза меньше и такой величины, что народная память могла его и удержать. В другой дощечке о том же сказано: «…десенте ста трешетяго одо карпенске исходу». Здесь указано начало отсчета – отход с Карпат. А далее сказано, что боляр Сегеня убил сына Германареха. Этим устанавливается приблизительно момент битвы. Так как Германарих имел уже взрослого сына, то условно и предварительно можно принять, что битва случилась в 350 г., и, следовательно, исход с Карпат был в начале нашей эры».

16. «Неоднократно упоминается о Воронзенце (не Воронеж ли?). По­-видимому, это был важный пункт, но уничтоженный во время борьбы с годью. Речь идет о борьбе с готами, в результате которой Воронзенц был сожжен в прах и пепел и место оставлено русами, но землю ту русскую не следует забывать, ибо там лилась кровь отцов наших».

17. «Там же отрывок, указывающий, что во времена князя Мезенмира русы были «антами». На обратной стороне той же дощечки – вновь отрывок, подтверждающий сказанное: «…русы, живущие в области, называвшейся Русколань, именовались антами, издревле были русами… анты Мезенмира одерживали победы над готами». Это сообщение очень важно. Не знаем почему, но часть русов называлась антами. Это устанавливается теперь прямым указанием ВК. Кроме того, очевидно, что имя «анты» впоследствии было утеряно, но народная память сохранила его, хотя первоначальное имя русы и было восстановлено. В связке дощечек 24 есть еще весьма темный отрывок, говорящий о временах антов: «…лакоже вiедiехомь само отызе cтapia нашiа споленства антiева…».

18. «Тут же сказано ­ Волынь называется ядром (первыще) рода. Вообще Волынь, Мезенмир и анты образуют какой-­то комплект, значение которого, по-­видимому, удастся расшифровать позже».

19. «На дощ. 26 – длинное изложение попытки во времена праотца Ория соединить его племя с племенем, впоследствии называемым Кия. Попытка объединения не удалась. Орий ушел отдельно и построил город Голынь».

20. «Очень важно географическое указание (та же дощечка): «готы уселись на Малой Калке и до берега моря и таким образом получили землю до Дона­реки, и Калка Великая является нашей границей». К какому столетию относится это указание, неясно, но упоминание обоих Калок, моря (очевидно, Азовского), Дона показывает достаточно четко границы, занимаемые тогда готами».

Резюмируя изложение отдельных частей текста, С.Лесной отмечал, что «такого интересного материала гораздо больше в ВК, чем приведено. И еще больше такого, где смысл темен». Автор надеялся вернуться к ВК в особом труде, в котором будут, по его замыслу, «полностью приведены все известные автору тексты, расшифрованы многие темные места, сопоставлены разные отрывки, проанализированы всесторонне все данные». Но при этом он был уверен, что и приведенное выше дает достаточно для понимания того, с каким материалом имеет дело исследователь, изучая ВК. Материал огромен, и его хватит не для одного только исследователя.

Из книги "История Русичей по Велесовой книге"

Нажми и лайкни

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦ.СЕТЯХ:

Ближайшее по времени публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *